Содержание

Шилоподъязычный синдром (синдром Игла- Стерлинга)

Шилоподъязычный синдром или синдром Игла- Стерлинга включает в себя ряд симптомов связанных с удлинением шиловидного отростка височной кости, его измененной анатомией и окостинением шилоподъязычной связки. Чаще всего шилоподъязычный синдром односторонний.

Жалобы пациента могут быть на боль в глотке справа или слева, усиливающаяся при глотании, повороте головы, ощущение инородного тела в глотке. Боль может отдавать в ухо, висок.

В каких случаях выполняется операция?

Операция выполняется тем пациентам, которым поставлен диагноз: «шилоподъязычный синдром» на основе жалоб пациента и данных компьютерной томографии.

В чем заключается суть лечения?

Консервативное лечение мало эффективно и облегчает болевой синдром лишь временно.

Хирургическое лечение шилоподъязычного синдрома заключается в удалении шиловидного отростка в условиях стационара под наркозом.  В зависимости от анатомического положения измененного шиловидного отростка удаление производится наружным или внутриротовым доступом.

Выбор доступа осуществляет оперирующий хирург.

Специалисты:

Назарян Давид Назаретович

Описание:

Пациент обратился с жалобами на боль в горле при глотании справа и слева, усиление боли при поворотах головы. По данным компьютерной томографии и клиническим проявлениям, пациенту поставлен диагноз: «шилоподъязычный синдром справа и слева».

В условиях стационара под наркозом пациенту проведено удаление шиловидных отростков справа и слева. Через сутки после операции пациент отметил исчезновение болевой симптоматики.

Галерея работ

Клинический случай

Пациент обратился с жалобами на боль в горле при глотании справа и слева, усиление боли при поворотах головы. По данным компьютерной томографии и клиническим проявлениям, пациенту поставлен диагноз: «шилоподъязычный.

..

Процесс лечения

В условиях стационара под наркозом пациенту проведено удаление шиловидных отростков справа и слева. Через сутки после операции пациент отметил исчезновение болевой симптоматики.

Успешное лечение синдрома Eagle

Шилоподъязычный синдром, или синдром Eagle, — это общепринятое название для набора клинических симптомов, связанных с аномалиями размеров и положения шиловидного отростка височной кости [2]. Основой патогенеза шилоподъязычного синдрома является не только удлинение отростка, но и патологическое его отклонение в медиально-заднем направлении в сочетании с утолщением и искривлением [3]. По данным ряда авторов, длина шиловидного отростка может колебаться от полного отсутствия (с одной или обеих сторон) до сращения его верхушки с малым рожком подъязычной кости [1].

Пациентка Г., 24 года, поступила в отоларингологическое отделение городской больницы № 2 г. Белгорода с жалобами на боли в правой половине глотки, усиливающиеся при глотании, иррадиирующие в правую половину шеи, правое ухо, а также чувство инородного тела в глотке.Рисунок 1. СКТ височных костей, шеи (сагиттальная проекция). Стрелкой обозначен правый шиловидный отросток.Рисунок 2. СКТ височных костей, шеи (коронарная проекция). Стрелкой обозначен правый шиловидный отросток. Страдает в течение 1 года. Неоднократно обращалась к поликлиническим отоларингологам, которые, выставляя диагноз «обострение хронического катарального фарингита», назначали местное лечение, не приводящее к изменению состояния. Пациентка консультирована в отоларингологическом отделении городской больницы № 2 г. Белгорода — заподозрен шилоподъязычный синдром. В анамнезе (за 2 года до появления указанных жалоб) двухсторонняя тонзиллэктомия.

Пациентке выполнена спиральная компьютерная томография шеи, височных костей.

На серии полученных нативных томограмм отмечается удлиненный (по сравнению с левым) на 12 мм (общая длина 50 мм) и отклоненный внутрь правый шиловидный отросток. Большой рог правой подъязычной кости справа несколько удлинен. Обызвествления шило-подъязычной связки не выявлено. Соотношение и взаиморасположение сонных артерий и правого шиловидного отростка нормальное, не изменено по сравнению с контралатеральной стороной. Срединные структуры шеи не смещены. Мышцы шеи симметричные, не утолщены. Лимфоузлы не увеличены. Дополнительных образований не выявлено. Ось шейного отдела позвоночника отклонена вправо. Шейный лордоз сглажен.

Статус при поступлении в стационар: при риноскопии, в том числе задней, ларингоскопии, отоскопии органической патологии не обнаружено. При фарингоскопии слизистая оболочка преддверия полости рта розовая, гладкая, влажная, зубы санированы. Слизистая оболочка мягкого неба, язычка, передних и задних небных дужек розовая, гладкая, влажная. Небные миндалины отсутствуют.

Миндаликовые ниши свободные. При пальпации правой миндаликовой ниши определяется дистальный конец шиловидного отростка. Пальпация правой миндаликовой ниши болезненна. Слизистая оболочка задней стенки глотки розовая, гладкая, влажная. Подчелюстные лимфоузлы не увеличены, кожа над ними не изменена, при пальпации безболезненны.

Пациентке поставлен диагноз: шилоподъязычный синдром справа, шиловидно-глоточная форма.

Под эндотрахеальным наркозом выполнена операция — резекция правого шиловидного отростка трансоральным доступом, в ходе которой удален фрагмент правого сосцевидного отростка размером 14 мм.Рисунок 3. Резецированный фрагмент правого шиловидного отростка.

Послеоперационный период протекал без осложнений. Пациентка выписана из стационара в удовлетворительном состоянии на 5-е сут после вмешательства. Во время контрольного осмотра через 1 мес (а также через 6 мес) после выписки у пациентки полностью отсутствовали какие-либо жалобы. Пальпация правой миндаликовой ниши безболезненна, костные разрастания не определяются.

Практикующие врачи часто не распознают данный синдром, в связи с чем пациенты безуспешно пытаются лечиться орошением горла антисептиками, закапыванием в ухо различных капель и многократно обращаются к разным специалистам. Врачам разных специальностей необходимо помнить о данном синдроме, включая его в дифференциально-диагностический ряд заболеваний глотки, уха и нервной системы.

Шилоподъязычный синдром (топографо-анатомические основы, клиника, диагностика, принципы лечения)

На правах рукописи

ЛЕБЕДЯНЦЕВ Виктор Васильевич

ШИЛОПОДЪЯЗЫЧНЫЙ СИНДРОМ (ТОПОГРАФО-АНАТОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ, КЛИНИКА, ДИАГНОСТИКА, ПРИНЦИПЫ ЛЕЧЕНИЯ)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук

14.00.21 -Стоматология 14.00.02 -Анатомия человека

Москва — 2004

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего

профессионального обучения «Оренбургская государственная медицинская

академия» МЗ РФ.

Научные консультанты:

Заслуженный деятель науки РФ,

Член-корреспондент РАМН,

д.м.н., профессор Безруков Владимир Максимович,

Заслуженный деятель науки РФ,

д.м.н., профессор Каган Илья Иосифович.

Официальные оппоненты:

д.м.н, профессор Балин Виктор Николаевич,

д.м.н., профессор Тер-Асатуров Геннадий Парисович,

д.м.н., профессор Колесников Лев Львович.

Ведущая организация: Тверская государственная медицинская академия.

Защита состоится 15 декабря 2004 года в 10 часов на заседании Диссертационного совета (Д.208.111.01) Центрального научно-исследовательского института стоматологии МЗ РФ по адресу: 119992, г. Москва, ГСП-2, ул. Тимура Фрунзе, 16 (конференц-зал).

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Центрального научно-исследовательского института стоматологии МЗ РФ (ул. Тимура Фрунзе,

16).

Автореферат разослан 15 ноября 2004 года.

Ученый секретарь Диссертационного совета,

к

м

н

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы. Шилоподъязычный синдром — заболевание, причиной которого является раздражение шиловидным отростком височной кости окружающих его нервных, сосудистых и мышечных структур. Он проявляется хронической болью в глубоком отделе боковой области лица, иррадиирующей в корень языка, глотку, ухо, дисфагией, симптомами дисциркуляторных нарушений кровообращения головного мозга.

Шилоподъязычный синдром, именуемый также синдромом Игла, остается мало известным и недостаточно изученным заболеванием. В отечественной литературе он упоминается в некоторых справочниках (А.Г. Лихачев, 1971, Б.В. Шеврыгин, Г.П. Мчелидзе 1998), отдельных монографиях (В.А. Карлов, 1991, Н.М. Жулев, Ю.Д. Бадзгарадзе, С.Н. Жулев, 2001), случаи наблюдений больных приведены в небольшом количестве журнальных статей (А.Г. Шантуров 1963, П.Ф. Калитеевский, Б.З. Карасий, 1967, Л.

ты лечения

БИБЛИОТЕКА 1

синдрома обусловлены недостатком систематизированных и научно обоснованных сведений о его этиологии, патогенезе и клинических проявлениях. В литературе существует мнение, что синдром возникает вследствие удлинения шиловидного отростка височной кости или оссификации шилоподъязычной связки, которые раздражают окружающие их анатомические структуры (L. Montalbetti, D. Ferrandi, P. Pergami, F. Savoldi, 1995). Однако удлинённые отростки и оссифицированные связки часто обнаруживаются у здоровых людей, а заболевание развивается примерно у 4% лиц, имеющих эту аномалию (W.W. Eagle 1958, 1962). Следовательно, кроме удлинения отростка и оссификации связки необходимы какие-то другие факторы для возникновения синдрома. Поэтому для выяснения структурных основ патогенеза синдрома особую значимость приобретает изучение особенностей топографических взаимоотношений отростка с сосудами, нервами, мышцами шеи и боковой стенкой глотки при различных вариантах его длины, формы и положения.

Детальное исследование клинической анатомии зоны расположения элементов шиловидного комплекса необходимо не только для установления механизмов развития синдрома, но и для разработки приемов мануального обследования больных, обоснования оперативного доступа к отростку.

Рентгеноанатомическое изучение параметров длины, положения, формы отростков у здоровых людей и больных синдромом позволит уточнить роль каждого из этих факторов для развития заболевания.

Крайне мало сведений о патофизиологических механизмах развития синдрома, определяющих его клиническую картину и состояние больного.

Синдром проявляется разнообразными симптомами, им чаще страдают женщины, он возникает у лиц старше 35-40 лет (E.Grossman, G.Paiano, 1998). Однако нет целостной концепции патогенеза заболевания, объединяющей эти факты в единую систему причинно-следственных отношений.

Для совершенствования диагностики синдрома необходимо обоснование генеза его симптомов, выделение комплекса наиболее

характерных жалоб, выявление специфических признаков, разработка критериев для дифференциального диагноза. Требуется разработка способа прицельной рентгенографии отростка, который позволил бы гарантировано получать его качественное изображение на снимках. Удлинение отростка, определяемое на рентгенограммах, в литературе считается признаком синдрома (W.W. Eagle, 1962), однако оно встречается не только у больных, но и у здоровых людей. Необходим поиск дополнительных рентгенологических симптомов заболевания и разработка методики их выявления.

Существующая методика резекции шиловидного отростка с оперативным доступом из полости рта для лечения синдрома применим только у части больных, у которых значительно удлиненный отросток удается нащупать перед операцией через толщу небной миндалины. Она не обеспечивает достаточного зрительного контроля за манипуляциями в ране, что исключает возможность резекции отростка на оптимальном уровне, сопровождается высоким риском повреждения элементов сосудисто-нервного пучка шеи (D.S.Chas, A.Zarmen, W.C. Digelow, J.M. McCoy, 1986; V. Miyar, D. Morais, J. Santos, 1997).). Разработка оперативного доступа, обеспечивающего хороший обзор в ране как самого отростка, так и расположенных вблизи его сосудов и нервов является насущной задачей.

У многих больных клиническая картина синдрома зависит не столько от степени удлинения отростка, сколько от характера реакций окружающих отросток тканей, индивидуальных особенностей патофизиологических и психоэмоциональных нарушений при этом заболевании (S. Suzuki, 1984, S. Yetiser, M. Gerek, Y. Ozkaptan, 1997).

Обоснование принципов и разработка методик консервативного лечения синдрома на основе выясненных механизмов его патогенеза будут способствовать улучшению медицинской помощи больным.

Цель исследования. Совершенствование диагностики и лечения шилоподъязычного синдрома на основе разработки концепции его патогенеза и принципов патогенетической терапии.

Задачи исследования:

1. Изучить клиническую анатомию зоны расположения шиловидного отростка височной кости, выяснить условия, при которых он оказывает давление на окружающие анатомические структуры шеи.

2. Определить на рентгенограммах варианты формы, размеров, пространственного положения шиловидных отростков височной кости у здоровых людей и больных шилоподъязычным синдромом, выявить зависимость этих параметров от возраста и пола.

3. Выяснить роль раздражения мышц, нервных стволов шеи, периартериальных симпатических и окологлоточного нервных сплетений в патогенезе шилоподъязычного синдрома.

4. Систематизировать обнаруженные у больных клинические и рентгенологические симптомы, обосновать их генез, выделить среди них наиболее значимые в качестве критериев для дифференциального диагноза.

5. Разработать концепцию патогенеза синдрома на основе результатов морфологических, рентгенологических, функциональных и клинических исследований.

6. Выработать патогенетически обоснованные подходы к консервативному и хирургическому лечению больных шилоподъязычным синдромом, разработать технику введения лекарственных растворов в зону расположения шиловидного отростка височной кости и способ его резекции с оперативным доступом из поднижнечелюстного треугольника.

Научная новизна. Получены новые сведения о топографической и хирургической анатомии зоны расположения шиловидного отростка височной кости, обнаружена широкая вариабельность его размеров, формы и вариантов пространственного положения.

Впервые установлено, что структурной основой патогенеза шилоподъязычного синдрома является патологическое отклонение отростка в медиально-заднем направлении в определенных сочетаниях с удлинением и искривлением, и это приводит к его давлению на окружающие мышцы,

языкоглоточный нерв, симпатическое сплетение внутренней сонной артерии, боковую стенку глотки. Значение угла отклонения, при котором верхушечная часть отростка соприкасается с этими анатомическими образованиями, находится в обратной зависимости от его длины и выраженности искривления.

Выявлены причины и механизмы формирования удлиненных отростков и их чрезмерного отклонения от вертикали.

Установлено, что величины углов медиального отклонения отростков находятся в обратной нелинейной зависимости от величин их диаметров. Выяснено, что отросток, прикрепляющиеся к нему мышцы и связки, образуют динамичную анатомо-функциональную систему.’Смещению тела отростка от действия мышечной тяги, направленной в медиально-заднем направлении к его продольной оси, в норме препятствуют силы упругости костной ткани и удерживающее действие связок. Величины углов отклонения отростков у здоровых людей в течение жизни остаются постоянными, лишь в пожилом возрасте появляется тенденция к их увеличению.

Показано, что чрезмерное отклонение отростка в медиально-заднем направлении у больных происходит от действия тяги мышц при нарушении механизмов стабилизации его пространственного положения. Эти нарушения могут быть обусловлены возникающими в отростке структурными изменениями (остеопороз, остеосклероз, перелом) или снижением упругости фиксирующих его связок.

Впервые обнаружено, что частота встречаемости длинных отростков увеличивается с возрастом обследованных лиц. Установлено, что формирование удлиненных отростков обусловлено длительным сохранением в них и прилежащих участках шилоподъязычных связок остатков эмбрионального хряща. Хрящевая ткань сохранят способность к пролиферации, в ней продолжаются процессы эндо — и перихондрального новообразования костной ткани. Рост отростка в длину происходит как за

счет увеличения в нём массы хрящевой и костной тканей, так и за счет срастания с его верхушкой оссифицированных участков шилоподъязычных связок.

Показано, что патофизиологической основой патогенеза шилоподъязычного синдрома является формирование хронического очага раздражения тканей в зоне расположения отростка. Выяснен характер патологических реакций, обуславливающих функциональные нарушения в организме больного и клинические проявления заболевания.

Впервые дано обоснование структурных и патофизиологических механизмов возникновения симптомов шилоподъязычного синдрома, разработана их патогенетическая классификация.

Обнаружены новые клинические признаки этого заболевания, на основе которых предложены методики проведения дифференциальной диагностики синдрома.

Разработан способ рентгенографии шиловидного отростка височной кости (Патент на изобретение № 2187963 от 27. 08. 2002 г.), позволяющий получать его изображение вне теней других костей черепа.

На основе проведенных исследований разработаны и обоснованы концепция и схема патогенеза шилоподъязычного синдрома.

Выработаны патогенетические подходы к лечению шилоподъязычного синдрома, включающие медикаментозную блокаду патологической импульсации из очага раздражения тканей или его устранение путем резекции отростка.

Разработана методика введения лекарственных растворов в передний отдел окологлоточного пространства к зоне расположения раздражаемых отростком тканей и схема консервативного лечения больных, существенно облегчающая их состояние.

Разработан способ резекции шиловидного отростка с доступом из поднижнечелюстного треугольника (Патент на изобретение «Способ резекции шиловидного отростка височной кости» № 2149590 от 27 мая 2000

года).

Практическая значимость. Выделенный комплекс характерных жалоб больных, клинических и рентгенологических признаков шилоподъязычного синдрома, разработка приемов их обнаружения совершенствует диагностику этого заболевания.

Новый способ рентгенографии шиловидного отростка височной кости расширяет возможности рентгенологического метода обследования больных в диагностике синдрома.

Предложенные методики проведения его дифференциальной диагностики синдрома с заболеваниями, имеющими сходные с ним симптомы, способствуют обоснованию его диагноза.

Обоснованная схема консервативного лечения, включающая введение в окологлоточное пространство растворов анестетиков с гидрокортизоном -ацетатом, существенно улучшает состояние большинства больных синдромом.

Разработанный для лечения синдрома способ резекции шиловидного отростка височной кости с оперативным доступом из поднижнечелюстного треугольника позволяет резецировать его на оптимальном уровне с минимальном риском повреждения крупных сосудов и нервов.

Научные положения, выносимые на защиту:

1. Топографо-анатомической основой шилоподъязычного синдрома служит патологическое отклонение в медиально-заднем направлении удлиненного шиловидного отростка, приводящее к давлению его верхушки на языкоглоточный нерв, мышцы, симпатическое сплетение внутренней сонной артерии, боковую стенку глотки.

2. Патофизиологические механизмы шилоподъязычного синдрома включают формирование очага раздражения тканей в зоне давления отростка, вызывающего хроническую боль, дисфункцию мышц,

гиперсимпатикотоническую реактивность и патологические сосудистые реакции в бассейне внутренней сонной артерии.

3. Установление диагноза и проведение дифференциальной диагностики синдрома основаны на обнаружении выделенного комплекса типичных жалоб больных, характерных клинических и рентгенологических признаков заболевания.

4. Патогенетические подходы к лечению шилоподъязычного синдрома включают прерывание патологической импульсации из очага раздражения тканей с помощью лечебных медикаментозных блокад окологлоточного пространства или резекцию шиловидного отростка с оперативным доступом из поднижнечелюстного треугольника.

Апробация диссертации. Основные положения диссертации представлены и обсуждены на областных научно — практических конференциях стоматологов (Оренбург, 1998), оториноларингологов (Оренбург, 1998, 2000), практических врачей (Бугуруслан, 1999), 4-ом Международном симпозиуме по тонзиллитам и аденоидам (Ghent, Belgium, 1999), научно-практической конференции «Спорные вопросы в оториноларингологии» (Москва, 1999), научно-практических конференциях врачей Приволжского военного округа (Оренбург, 2000, 2002), научно-практической конференции Областного клинического онкологического диспансера (Оренбург, 2000), 4-ом Европейском конгрессе по оториноларингологии и хирургии головы и шеи (Berlin, Germany, 2000), 8-ой Международной конференции и дискуссионном научном клубе «Новые информационные технологии в медицине и экологии» (Гурзуф, Украина, 2000), 7-ой Международной конференции «Современное состояние методов неинвазивной диагностики в медицине» (Сочи, 2000), 9-ом съезде оториноларингологов Украины (Киев, 2000), 16-ом съезде оториноларингологов России (Сочи, 2000), Итоговой научной сессии Центрального научно-исследовательского института

стоматологии Минздрава России (Москва, 2001), 19-ом Конгрессе европейского общества ринологов (Ulm, Germany, 2002), 6-ом конгрессе международной ассоциации морфологов (Уфа, 2002), Всероссийской научно-практической конференции «Современные проблемы оториноларингологии» (Москва, 2002), областной научно-практической конференции кардиологов и врачей функциональной диагностики (Оренбург, 2003), Всероссийской научно-практической конференции «Проблемы реабилитации в оториноларингологии» (Самара, 2003), Всероссийской научной конференции «Реактивность и пластичность гистологических структур в нормальных, экспериментальных и патологических условиях (Оренбург, 2003), 3-ей Всероссийской конференции с международным участием «Актуальные вопросы клинической анатомии и оперативной хирургии» (Санкт-Петербург, 2003).

Внедрение результатов в практику. Полученные данные о диагностике и лечении шилоподъязычного синдрома внедрены в клиническую практику отделения челюстно-лицевой хирургии Муниципальной городской больницы скорой помощи №1, стоматологической поликлиники Муниципальной клинической больницы №5 г. Оренбурга, стоматологического отделения Оренбургского гарнизонного военного госпиталя.

Материалы диссертации используются в учебном процессе на кафедре оперативной хирургии и клинической анатомии, кафедре стоматологии и челюстно-лицевой хирургии, кафедре оториноларингологии ГОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия».

Публикации. По теме диссертации опубликовано 30 печатных работ, получены 2 патента РФ на изобретения.

Структура и объем диссертации. Текст диссертации изложен на 239 страницах машинописи, содержит введение, 8 глав, заключение, выводы, практические рекомендации, указатель литературы, включающий 73

отечественных и 173 иностранных источников. Иллюстрации представлены 2 выписками из историй болезни, 44 фотографиями, 14 рисунками, 31 таблицей.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Материал и методы исследования

Выполнен комплекс клинических, функциональных, топографо-анатомических, экспериментальных, гистологических и

рентгеноанатомических исследований. Их характер и объем представлен в таблице 1.

Таблица 1.

Характер и объём выполненных исследований

Характер исследования Число исследований

Клиническое обследование больных 232

Функциональные исследования больных 356

Изучение клинической анатомии зоны расположения шиловидного отростка височной кости 40

Проведение опытов на трупах 30

Изучение гистологического строения шиловидных отростков височной кости 30

Изучение анатомических особенностей шиловидных отростков на рентгенограммах 745

Клинический раздел основан на результатах обследования 232 больных, включающих как заболевших синдромом (75 человек), так и страдающих другими, сходными с ним по клиническим проявлениям заболеваниями органов головы и шеи (157 человек). Результаты клинического и рентгенологического обследования последней группы больных использованы для разработки методик проведения

дифференциального диагностики шилоподъязычного синдрома.

Среди больных синдромом были 55 женщин и 20 мужчин. Абсолютное число заболевших (96%) имели возраст от 37 до 69 лет, только 3 — от 29 до 32 лет. Клинические проявления синдрома у всех больных выявлены на одной стороне. Длительность заболевания у них составляла от 6 месяцев до 13 лет. До обращения в клинику больные неоднократно обследовались стоматологами, оториноларингологами, невропатологами, онкологами, нейрохирургами, но диагноз синдрома не был установлен. Все они получали симптоматическое лечение анальгетиками, различные физиотерапевтические процедуры без существенного улучшения своего состояния.

Для диагностики синдрома использовали имеющиеся в литературе сведения о характерных субъективных и объективных признаках этого заболевания (W.W. Eagle, 1958, 1962). Учитывали следующие жалобы больных: наличие боли в глубоких отделах боковой области лица, в боковом отделе глотки с иррадиацией в ухо, болезненное глотание, чувство инородного тела в глотке. Патогномоничным признаком синдрома считали пальпаторное обнаружение верхушки шиловидного отростка через миндаликовую ямку и появление боли с характерной иррадиацией при надавливании на неё. Подтверждением диагноза служило обнаружение на рентгенограммах удлинения отростка свыше 3 см. Для уточнения диагноза синдрома использовали разработанную нами методику введения растворов анестетиков в зону расположения шиловидного отростка, что приводило при этом заболевании к исчезновению или значительному уменьшению боли у всех заболевших.

Произведен анализ характера боли, её первичной локализации и зон иррадиации, других жалоб больных синдромом. Выявлены новые симптомы заболевания. Обнаруженные клинические признаки синдрома систематизированы по признаку частоты встречаемости у больных.

Рентгенологическое обследование больных включало выполнение ортопантомографии лицевого скелета на ортопантомографе 230 EUR-4

фирмы VISSA SISTTMI MEDICALI / ITALY и прицельной рентгенографии шиловидного отростка височной кости по разработанной нами способу на аппарате РУМ — 20.

Функциональные методы обследования больных включали ультразвуковое исследование сонных и позвоночных артерий, реоэнцефалографию, электороэнцефалографию, кардиоинтервалографию, исследование вызванного кожного симпатического потенциала, электромиографию шилоподъязычных мышц. Всего выполнено 356 исследований.

Ультразвуковую допплерографию сонных и позвоночных артерий с обеих сторон проводили с помощью прибора SONOVIT SV фирмы SCHILLER, их сканирование аппаратом марки VINGMED-500 фирмы DIASONIC SONOTRON. Анализ допплерограмм включал оценку кровотока в сосудах по параметрам его линейной скорости, уровню периферического сопротивления (Б.В. Гайдар и соавт., 1991). Ангиосканирование проводили при обнаружении нарушения перфузии крови для уточнения характера изменения сосудистой стенки и причины стеноза.

Реоэнцефалографию производили реографом BIOSET-8000 (Германия), использовали лобно-сосцевидные и затылочно-сосцевидные отведения. Реограммы регистрировали с обеих сторон черепа в покое и при выполнении ортостатической пробы и повороте головы. Их анализ включал визуальную оценку формы, определение систолического и диастолического индексов, индекса периферического сопротивления, пульсового кровенаполнения, коэффициента межполушарной ассиметрии (Л.Р. Зенков, М.А. Ронкин, 1982). Кардиоинтервалографию выполняли на электрокардиографе АТ-6 фирмы SCHILLER, записывали 100 последовательных кардиоциклов во втором стандартном отведении в положении лежа и стоя, сразу же после перехода в вертикальное положение. Согласно методическим рекомендациям (М.Б. Кубергер и соавт., 1989; ЕА Березной, A.M. Рубин, 1996) рассчитывали индексы напряжения в покое

(ИН-1) и при выполнении ортопробы (ИН-2). По величине ИН-1 оценивали вегетативный тонус, определяя его как эйтония, ваготония, симпатикотония и гиперсимпатикотония. Вегетативную реактивность оценивали по величине отношения ИН-2/ИН-1 и характеризовали как нормальную, гиперсимпатикотоническую и асимпатикотоническую.

Вызванный кожный симпатический потенциал, отражающий функциональное состояние постганглионарных симпатических аксонов (Б. М. Гехт и соавт., 1997), определяли с помощью прибора КЕиКЗСЯШ фирмы TOENNIES с программой компьютерной обработкой результатов исследования. Кожный симпатический потенциал вызывали электрической стимуляцией кожи лица в области зачелюстной ямки в проекции шиловидного отростка импульсами тока длительностью 0,2 сек. и силой 15-30 мА. Его регистрацию проводили стандартными электродами с кожи щеки. При анализе нейрограмм оценивали их форму, учитывали латентный период и амплитуду усредненного ответа. Результаты оценивали путем сравнения показателей на здоровой стороне и стороне локализации проявлений синдрома.

Поверхностную стимуляционную миографию шилоподъязычных мышц выполняли миографом Мв-440 (Венгрия). Непрямую стимуляцию проводили прямоугольным электрическим током длительностью 0,2 сек. и силой 30-50 мА. Стимулирующие электроды накладывали на кожу впереди основания сосцевидного отростка (проекция ствола лицевого нерва), отводящие помещали под углом нижней челюсти, в проекции исследуемой мышцы. Миограммы оценивали визуально с учетом рекомендаций Ю.С. Юсевич (1972), определяли продолжительность латентного периода и величину амплитуд М-волн. Оценку результатов проводили путем сравнения данных, полученных на здоровой и противоположной сторонах.

Рентгеноанатомические особенности 595 шиловидных отростков височной кости здоровых людей изучены на 253 ортопантомограммах лицевого отдела черепа, 101 его обзорном снимке в прямой задней проекции и на 52 боковых рентгенограммах. Снимки выбраны методом случайного отбора. Исследовано 386 отростков у мужчин и 209 у женщин в возрастных

группах: 16-19, 20-29, 30-39, 40-49, 50-59, 60-75 лет. У больных шилоподъязычным синдромом на рентгенограммах исследовано 150 отростков, всего проведено 745 рентгеноанатомических наблюдений. На рентгенограммах определена форма отростков, измерены длина, диаметры и углы их отклонения в медиальном направлении от вертикали, проведенной через точку прикрепления к основанию черепа. Одновременно выявлялись участки оссификации шилоподъязычной связки. В каждой возрастной группе определены процентные соотношения коротких, средних и длинных отростков, малых, средних и больших углов их отклонения, определены среднестатистические значения этих параметров. Изучена зависимость между величинами длины, диаметров и углов отклонения отростков.

Топографо-анатомическое исследование зоны расположения шиловидного отростка проведено на 20 фиксированных трупах взрослых мужчин и женщин с обеих сторон (всего 40 исследований). Для изучения клинической анатомии этой зоны резецировали нижнюю челюсть, послойно препарировали анатомические образования глубокой области лица, поднижнечелюстного и сонного треугольников, переднего и заднего отделов окологлоточного пространства. Определяли форму, длину, диаметр, подвижность тела шиловидного отростка и величину угла его медиального отклонения от вертикали. Выясняли топографические взаимоотношения и расстояния между отростком и языкоглоточным, подъязычным, добавочным нервами, внутренней и наружной сонными артериями, внутренней яремной веной, боковой стенкой глотки при различных вариантах его длины и пространственного положения. Уточняли места и ширину зон прикрепления мышц на отростке, направления их тяги по отношению к его продольной оси.

На 15 трупах с обеих сторон были смоделированы нарушения формы, длины и пространственного положения тела отростка, которые приводят к его давлению на окружающие анатомические образования. С этой целью прямые и искривленные муляжи длиной от 3 до 6 см помещали на место удаленных отростков. Для каждой длины выясняли величины углов медиального и заднего отклонения от вертикали, при которых верхушка

муляжа оказывала давление на элементы сосудисто-нервного пучка шеи или боковую стенку глотки.

Изучены варианты наиболее безопасного оперативного доступа к отростку. На 10 фиксированных и 5 нефиксированных трупах разработан способ резекции шиловидного отростка с доступом из поднижнечелюстного треугольника. На трупах, проводя иглу со стороны полости рта, определили место вкола, направление и глубину её продвижения, необходимые для проникновения в окологлоточное пространство вне проекции крупных сосудов. Целью этого этапа исследования служила разработка методики введения лекарственных растворов в зону расположения шиловидного отростка.

Выполнено гистологическое исследование 30 шиловидных отростков лиц зрелого возраста (46 -61 год) для выяснения особенностей их строения. Среди отростков 8 имели длину от 1,5 до 2,5 см (короткие), 16 были длиной от 2,6 до 3,4 см (средней длины), 6 — от 3,5 до 5,3 см (длинные). Отростки декальцинировали, заливали в парафин, изготовленные срезы окрашивали гематоксилином Майера и эозином.

В процессе проведения исследований проводили зарисовки и фотографирование изучаемых структур на трупах и гистологических микропрепаратов. При анализе результатов исследования применены методы их статистической обработки. Расчеты проводили с помощью статистической компьютерной программы SPSS. 10.

Результаты собственных исследований и их обсуждение

Анатомическое исследование показало наличие двух типов шиловидных отростков височной кости, различающихся особенностями строения: костные и костно-хрящевые. Отростки, имеющие костно-хрящевое строение, отличаются от костных гибкостью и подвижностью своих дистальных отделов. Из 40 исследованных отростков 36 (90%) имели костную структуру, 4 (10%) — костно-хрящевую. Их длина у разных трупов

изменялась от 1,5 до 5,3 см, диаметры на середине — от 2 до 3 мм. Отростки имеют направление сверху вниз и отклоняются от вертикали в медиальном направлении под углами от 15 до 32 градусов.

Основное назначение шиловидного отростка состоит в том, что он служит неподвижным пунктом прикрепления трех мышц. Однако шиловидный отросток — сравнительно тонкое и длинное костное или костно-хрящевое образование, он имеет одну точку фиксации в месте прикрепления к пирамиде височной кости и свободное («висящее») положение тела и верхушки. По нашим наблюдениям тяга шилоязычной и шилоглоточной мышц направлена в медиальном, а тяга шилоподъязычной мышцы — в заднем направлении от отростка. Общий вектор тяги прикрепляющихся мышц направлен в медиально-заднем направлении под углом к продольной оси отростка. С позиций биомеханики он представляет собой одноплечий рычаг второго рода, у которого точки приложения силы мышц (тело) и точка, подлежащая перемещению (верхушка), располагаются по одну сторону от точки опоры (основание). Очевидно, что необходимы механизмы, препятствующие отклонению нефиксированной нижней части отростка под действием мышечной тяги. Из особенностей анатомического строения следует, что такими механизмами могут являться механические свойства отростка (упругость), определяемые его костной структурой и толщиной. Дополнительно фиксируют отросток шилоподъязычная связка, натянутая между его верхушкой и подъязычной костью, и шилочелюстная, направленная латерально от отростка, то есть в направлении, противоположном тяге мышц.

Результаты исследований позволили сформулировать положение, согласно которому шиловидный отросток с прикрепляющимися к нему мышцами и связками образуют единую динамичную анатомо-функциональную систему со своими механизмами взаимодействия, обеспечивающими устойчивость отростка к действию мышечной тяги и стабильность его пространственного положения. Отросток может чрезмерно

отклониться в медиальном или заднем направлении от действия мышц при нарушении равновесия между силами его упругости, фиксирующего действия связок и силой мышечной тяги.

Гистологические исследования обнаружили, что шиловидный отросток построен из компактной костной ткани с преимущественно продольным расположением гаверсовых систем, имеет костно-мозговой канал и костный мозг, хорошо выраженную надкостницу. Цилиндрическая форма и особенности гистологического строения позволяют отнести шиловидные отростки височной кости в группу коротких трубчатых костей по классификации М.Г. Привеса.

Специфической особенностью строения отростков является наличие в них остатков эмбрионального хряща, сохраняющегося у лиц зрелого возраста. Он обнаружен в 16 отростках средней длины и удлиненных. В некоторых из них объем хрящевой ткани был значителен, и она занимала почти всю толщину отростка. В отростках средней длины большая часть хрящевой ткани была кальцифицирована, хондроциты и межклеточное вещество слабо окрашивались красителями. Отмеченные особенности свидетельствуют о низкой функциональной активности хряща и отсутствии признаков его пролиферации.

В длинных отростках хрящевая ткань интенсивно окрашивалась. Выраженная базофилия свидетельствовала об активной секреции хондроцитами сульфатированных гликозамингликанов. В центральной части отростка хондроциты имеют признаки своей зрелости, у его верхушки хрящевые клетки представлены молодыми хондроцитами, характеризующимися малыми размерами, разнообразием формы, образованием многочисленных изогенных групп. Наличие молодых форм хондроцитов свидетельствует о пролиферации хрящевой ткани в верхушечной части отростка, что обуславливает его рост в длину.

Наряду с пролиферацией хряща в длинных отростках людей зрелого возраста продолжаются процессы остеогенеза. Как внутри, так и на

поверхности хряща вокруг врастающих сосудов обнаруживается остеобласты и новообразованная костная ткань различной степени зрелости. Завершается остеогенез образованием зрелой костной ткани с одновременным формированием костномозгового канала. Увеличение объема костной ткани за счет её аппозиционного роста служит следующей причиной удлинения отростка у взрослых людей.

В участках шилоподъязычных связок, примыкающих к верхушкам отростков, в 8 случаях обнаружены включения хряща и костной ткани.

У одного трупа мужчины вместо шилоподъязычной связки обнаружено продолжение шиловидного отростка, верхушка которого достигала подъязычной кости и соединялась с ней подобием сустава. Это наблюдение подтверждает, что оссификация шилоподъязычной связки может служить одной из причин удлинения шиловидного отростка.

Причинами формирования длинных отростков у лиц зрелого возраста являются длительное сохранение эмбрионального хряща, его пролиферация, пери- и эндохондральное новообразование костной ткани в отростках и шилоподъязычных связках.

Рентгеноанатомические исследования показали, что шиловидные отростки височной кости имеют выраженные индивидуальные различия формы и особенностей строения. Большинство отростков (62,4%) имеют конусовидную форму, 37,6% — цилиндрическую. Почти половина отростков (41,7%) искривлены, 9% -фрагментированы, в 13,8% случаях из всех наблюдений обнаружена частичная оссификация шилоподъязычных связок.

Длина отростков у здоровых людей изменяется от 7 до 70 мм. На гистограмме вариационного ряда значений длины в общей выборке выделяются три группы отростков: коротких с длиной 7-19 мм (12,9%), со средней длиной от 29 до 39 мм (78%) и длинных — от 40 до 70 мм (9,1%).

У женщин короткие отростки встречаются в 3 раза чаще, чем у мужчин (7,5% и 23% соответственно). Длинные отростки у женщин по сравнению с мужчинами обнаруживаются почти в 2 раза реже (6,2% и

10,6%), среди женщин также меньше отростков средней длины (70,8% и 81,9% соответственно).

Значение средней длины шиловидных отростков у здоровых людей в совокупной выборке равно 27,4 ± 0,34 мм, у мужчин (28,5 ± 0,42 мм) она достоверно (Р<0,01) больше, чем у женщин (25,3 ± 0,56 мм).

Обнаружены и возрастные различия длины шиловидных отростков (табл. 2)

Таблица 2

Возрастные различия частоты встречаемости шиловидных отростков

различной длины

Все наблюдения В том числе

Возрастные

Короткие Средние отростки Длинные отростки

группы Абс % отростки(7-19) (20-39 мм) (40-70 мм)

Абс % Абс % Абс %

16-19 лет 36 100 13 36,1 22 61,1 1 2,8

20-29 лет 175 100 47 26,9 122 69,7 6 3,4

30-39 лег 140 100 13 9,3 115 82,1 12 8,6

40-49 лет 109 100 3 2,8 91 83,5 15 13,8

50-59 лет 68 100 1 1,5 58 85,3 9 13,2

60-75 лет 67 100 0 0,0 56 83,6 11 16,4

Всего 595 100 77 12,9 464 78,0 54 9,1

С увеличением возраста обследованных среди них происходит относительное уменьшение доли коротких отростков и возрастает частота обнаружения отростков средней длины и удлиненных.

Значения средних длины отростков с нарастанием возраста увеличиваются у мужчин и женщин, а также в их совокупной выборке. Так средняя длины в возрастной группе 20-29 лет равна 23±0,52 мм, у лиц в возрасте 40-49 лет она увеличена до 30 ±0,86 мм (различия достоверны, Р<0,01).

Эти наблюдения показывают, что у части людей длина отростков продолжает увеличиваться в зрелом возрасте, достигая максимальных значений к 40-49-летнему периоду жизни.

Таким образом, длина шиловидных отростков височной кости

характеризуется выраженными индивидуальными и возрастными различиями. По обобщенным показателям у женщин отростки короче, чем у мужчин.

Углы медиального отклонения от вертикали отростков у здоровых лиц изменяются от 8° до 32 градусов. Статистический анализ выявил наличие трех групп отростков: с малыми углами отклонения — от 8 до 19° (32,8%), с средними — от 20 до 29°(56%), с большими — 30-32 градуса (11,2%).

Среди женщин значительно больше отростков с большими (17,5%) и средними углами (58%) отклонения по сравнению с мужчинами (8% и 54% соответственно) и меньше отростков с малыми углами (24,5% у женщин, 37,1% у мужчин).

Значение средней величин углов отклонения в общей выборке мужчин и женщин равно 21,8+0,25 °, у женщин — 23, 6 ± 0,42 °, у мужчин -20, 8 ± 0,32 градуса, половое различие статистически достоверно (Р < 0,01). Средние значения величин углов отклонения с нарастанием возраста существенно не изменяются,

Таким образом, величины углов отклонения характеризуются выраженными индивидуальными различиями, они не зависят от возраста, в целом углы отклонения у женщин больше, чем у мужчин.

Диаметры шиловидных отростков, измеренные на их серединах, имеют индивидуальные колебания, изменяясь от 2 до 6 мм.

У женщин доля отростков с диаметрами 2 мм составляет 21,3% , а у мужчин — 7,4%, с диаметрами 3 мм — соответственно 49,5% и 37,9%. Отростки с диаметрами 4 и 5 мм вместе составляют 29,2% у женщин и 51,9% у мужчин. Отростки с диаметром 6 мм у женщин не обнаружены.

Значение средней величин диаметров в общей выборке мужчин и женщин равно 3,5 + 0,04 мм, у женщин средняя равняется 3,1 + 0,05 мм, у мужчин — 3,7 ± 0,05 мм, различие средних у женщин и мужчин статистически достоверно (Р < 0,05). Возрастные различия диаметров отростков

статистически не существенны.

Таким образом, диаметры шиловидных отростков имеют выраженные индивидуальные различия, в целом у женщин отростки тоньше, чем у мужчин.

Значительное варьирование длины, диаметров и углов медиального отклонения побудило к исследованию наличия взаимосвязей между этими параметрами шиловидных отростков. Для установления корреляционных связей применены метод группировок и корреляционно-регрессивный анализ. В таблице 3 приведено распределение частот малых, средних и больших углов отклонения среди отростков с разными диаметрами.

Таблица 3

Частота встречаемости малых, средних и больших углов отклонения

среди отростков разных диаметров

Частота встречаемости углов отклонения отростков (в процентах)

Диаметр все наблюдения малые углы (8 средние углы (20- большие углы (30-

(мм) Абс % -19°) 29е) 32°)

Абс % Абс % Абс %

2 67 100 5 7,5 36 53,7 26 38,8

3 231 100 78 33,8 129 55,8 24 10,4

4 177 100 69 39,0 100 56,5 8 4,5

5 67 100 25 37,3 38 56,7 4 6,0

6 10 100 4 40,0 6 60,0 0 0,0

Всего 552 100 181 32,8 309 56,0 62

Как видно на таблице 3, с увеличением диаметров от 2 до 6 мм значительно уменьшается частота встречаемости больших и почти в такой же пропорции увеличивается встречаемость малых углов. Частота обнаружения средних углов также увеличивается, но в меньшей степени. Среди отростков с диаметрами 2 мм доля больших углов составляет 38,9%, малых углов — 7,4%, средних — 53,7 процента. Среди отростков с диаметрами 3 мм доля больших углов уменьшается до 10,4%, малых — возрастает до 33,8%, содержание средних углов увеличивается до 55,8 процента. Увеличение диаметров отростков до 5 мм сопровождается уменьшением среди них частоты больших углов до 6%, частота малых углов возрастает до 37,3%, средних -до 56,7 процента. У отростков с диаметрами 6 мм

большие углы не обнаружены, а малые углы выявлены у 40% из них.

Результаты корреляционно-регрессивного анализа связи между величинами диаметров (факторный признак) и углов отклонения (результативный признак) приведены в таблице 4.

Таблица 4

Корреляционная зависимость между величинами диаметров и углов отклонения шиловидных отростков височной кости

Количество сравниваемых пар -319

Показатели корреляционной связи Значение показателя Существенность показателя Выраженность корреляционной

Критерий х2 264 Р<0,01 Значима

Коэффициент корреляционного -0,337 Р < 0,01 Средняя

Коэффициент Спирмена -0,316 Р<0,01 Средняя

Коэффициент Кэндэла -0,251 Р<0,05 Слабая

Коэффициент регрессии -0,337 Р<0,01 Средняя

Критерий Фишера 40,668 Р<0,05 Значима

Линейный коэффициент корреляции 0,262 Р<0,01 Слабая

Как параметрические, так и непараметрические показатели свидетельствуют о наличии достоверной зависимости величин углов отклонения отростков от величин их диаметров. Корреляционная связь между этими признаками имеет среднюю степень выраженности и является обратной. Она имеет нелинейный характер, поскольку линейный коэффициент корреляции (- 0,262) меньше коэффициента корреляционного отношения (- 0,337), который более точно отражает тесноту корреляционной связи.

Многообразие вариантов длины, формы и пространственного положения тел отростков обуславливают индивидуальные особенности их топографических взаимоотношений с ближайшими анатомическими структурами. Отросток нормальной длины (до 30 мм) и с обычным углом медиального отклонения (22°) расположен латерально на расстоянии 6-11 мм от боковой стенки глотки. Позади тела отростка, окруженного мышцами,

на расстоянии в 5-7 мм находятся внутренняя сонная артерия, языкоглоточный и подъязычный нервы, кнаружи от > которых проходит внутренняя ярёмная вена. В опытах на трупах установлено, что отросток своей верхушкой может оказывать давление на окружающие мышцы, языкоглоточный нерв, внутреннюю сонную артерию и периартериальное симпатическое сплетение, боковую стенку глотки. Причиной давления отростка на эти структуры является чрезмерное отклонение его тела в медиально-заднем направлении. Значение угла отклонения, при котором возникает соприкосновение верхушечной части отростка с этими анатомическими образованиями, не является постоянной и фиксированной величиной. Оно находится в обратной зависимости от длины и степени искривления отростка: чем он длиннее и чем больше искривлён, тем меньше угол отклонения необходим для его контакта с соседними анатомическими структурами (табл. 5).

Таблица 5.

Сочетания длины и углов отклонения шиловидного отростка височной _кости, при которых его верхушка соприкасается с глоткой

Длина

Углы

30 мм

35-40°

35 мм

30-32°

40 мм

28-30°

45 мм

26-28°

50 мм

22-26°

60 мм

20-22°

Верхушка отростка длиной 3 см соприкасается с боковой стенкой глотки при отклонении его тела под углами в 35-40 градусов. Отросток длиной 4 см при отклонении уже под углами 28-30° оказывает давление на шилоглоточную мышцу и выходящий из-под неё языкоглоточный нерв, а его верхушка достигает боковой стенки глотки на уровне середины небной миндалины. Изгиб отростка кзади обуславливает давление его верхушечной

части на внутреннюю сонную артерию, а в случае изгиба в медиальном направлении верхушка соприкасается с боковой стенкой глотки уже при величине угла отклонения в 24-25 градусов. Вместе с тем, даже значительно удлиненный отросток (6 см) располагается вдоль анатомических структур шеи и не соприкасается с ними, если угол его медиального отклонения не превышает 20-21 градуса. Увеличение угла отклонения только до 22- 24° приводит к внедрению верхушки столь длинного отростка в нижний отдел верхнего констриктора глотки.

Увеличенный угол медиально-заднего отклонения отростка, его удлинение и искривление по отдельности являются предрасполагающими факторами для возникновения контакта с соседними анатомическими структурами. Только при определенных («критических») вариантах сочетания этих признаков верхушка отростка принимает такое пространственное положение, при котором она оказывает давление на ближайшие анатомические образования.

У больных шилоподъязычным искривление отростков встречается почти в 2 раза чаще, чем у здоровых лиц (76% и 41,7% соответственно). Длина отростков у них существенно увеличена (табл. 6).

Таблица 6

Частота встречаемости коротких, средних и длинных отростков у

Наблюдаемые Все наблюдения В том числе

Абс % Короткие отростки 7-19 мм Средние отростки 20-39 мм Длинные отростки 40-70 мм

Абс % Абс % Абс %

Здоровые люди 595 100 77 12,9 464 78,0 54 9,1

Больные, непораженная сторона 75 100 2 2,7 64 853 9 12,0

Больные, сторона поражения 75 100 0 0,0 51 68,0 24 32,0

У больных на стороне поражения нет коротких отростков, тогда как у здоровых людей их насчитывается 12,9%. Доля длинных у заболевших

синдромом (32%) в 3,5 раза больше, чем в общей популяции (9,1%). Частота отростков средней длины (68%) соответственно меньше, чем у здоровых лиц (78%). У больных и на непораженной стороне по сравнению со здоровыми людьми реже встречаются короткие отростки (2,7%), но чаще средние (85,3%) и длинные (12%). На стороне поражения частота длинных отростков значимо превышает не только их частоту у здоровых людей, но и частоту на противоположной (непораженной) стороне.

Средняя длины отростков на стороне поражения равна 36,4+0,94 мм, она существенно (Р < 0,01) превышает значения средней на непораженной стороне (29,7+0,64 мм) и еще в большей степени у здоровых людей (27,4+0,34 мм).

У больных на стороне поражения шиловидные отростки тоньше, и значения средней их диаметров (3,04+0,08 мм) достоверно меньше, чем улиц, не страдающих синдромом (Р<0,01).

Величины углов отклонения у больных существенно превышают их значения у здоровых людей (табл. 7).

Таблица 7

Частота встречаемости малых, средних и больших углов отклонения шиловидных отростков у здоровых людей и больных шилоподъязычным

синдромом

Все наблюдения В том числе

Абс % Малые углы (8 -19°) Средние углы (20-29°) Большие углы (30-36°)

Абс % Абс % Абс %

Здоровые люди 552 100 181 32,8 309 56,0 62 11,2

Больные, непораженная 75 100 20 26,7 39 52,0 16 21,3

Больные, сторона поражения 75 100 0 0,0 44 58,7 31 41,3

У больных синдромом на стороне поражения не встречаются отростки с малыми углами отклонения, тогда как у здоровых они составляют 32,8%. Вместе с тем на стороне развития синдрома почти в 4 раза чаще (41,3%), чем у здоровых лиц (11,2%) обнаруживаются большие углы отклонения,

несколько чаще встречаются средние углы (58,7% и 56% соответственно). Частоты встречаемости больших и средних углов на стороне поражения значительно превышают частоты аналогичных углов не только среди здоровых людей, но и на непораженной стороне у больных.

Значение средней величин углов отклонения у больных на стороне развития синдрома равно 27,7 ± 0,5° , и оно существенно (Р < 0,01) превышает значение средней на противоположной стороне (23,8 ± 0,61°) и еще в большей степени её величину у здоровых людей (21,8 ± 0,25°, Р<0,001).

Таким образом, развитие шилоподъязычного синдрома связано с увеличением углов медиального отклонения отростков от вертикали и их удлинением и искривлением, дополнительными факторами развития заболевания служит их малая толщина, способствующая увеличению углов отклонения.

Функциональные методы обследования больных обнаружили признаки раздражения отростком симпатического сплетения внутренней сонной артерии и шилоподъязычной мышцы.

По результатам кардиоинтервалографии вегетативный тонус с сбалансированным состоянием обеих частей вегетативной нервной системы (эйтония) обнаружен у только 17,1% (12) больных (индекс напряжения -ИН равен 30-90 условным единицам). У большинства больных (68,6% — 48 человек) преобладал тонус симпатического отдела (симпатикотония и гиперсимпатикотония) со значением ИН от 90 до 172 условных единиц. У 14,3% (10) больных выявлена ваготония (ИН меньше 30 условных единиц).

У большинства больных (65,7%-46 человек) выявлена гиперсимпатикотоническая реактивность вегетативной нервной системы, у остальных -34,3% (24 человека) — реактивность была нормальной.

Вызванный кожный симпатический ответ в графической записи характеризовался позитивно-негативными колебаниями электропотенциала действия нерва и регистрировался в форме волны. Форма волн на здоровой и

стороне поражения различны. На стороне локализации синдрома восходящая часть волны более пологая, на ней имеются дополнительные волны, амплитуды основных позитивно — негативных колебаний потенциала уменьшены, латентный период удлинён. Асимметрия вызванного кожного симпатического ответа обнаружена у 46,4% больных.

По результатам реоэнцефалографи на стороне локализации синдрома у 72% больных снижены показатели реографического индекса, у 60% -уменьшено пульсовое кровенаполнение мозга, у 68% — обнаружено спастическое состояние артерий мозга, у 69,3% — реакция сосудов мозга на ортостатическую пробу была неадекватной.

При ультразвуковой допплерографии внутренних сонных артерий у 34,7% больных на стороне поражения увеличена линейная скорость крови и снижен пульсаторный индекс, что свидетельствует об уменьшении просвета сосудов. Наличие признаков сужения внутренних сонных артерий без органического изменения стенок свидетельствует о их спастическом состоянии на стороне локализации синдрома. В позвоночных артериях различие кровотока справа и слева обнаружено у 2 больных (2,9%).

Таким образом, у больных шилоподъязычным синдромом возникают дисциркуляторные нарушения в кровообращении головного мозга в бассейне внутренней сонной артерии на стороне поражения вследствие дезорганизация приспособительных механизмов его вегетативной регуляции. У трети больных имеется односторонний спазм внутренней сонной артерии на стороне локализации синдрома.

При миографии шилоподъязычных мышц на стороне поражения у 69,3% больных синдромом выявлено снижение амплитуды электропотенциалов на глобальных миограммах при рефлекторном сокращении мышц и у 70,7% — уменьшение амплитуды максимальной волны (М-ответа) при их электростимуляции. У отдельных больных величины электропотенциала различались в 2-3 раза. В этой группе средняя величин колебаний потенциала на здоровой стороне составила 1,97±0,1 мВ, на

стороне локализации синдрома -1,03±0,2 мВ. Почти двукратное уменьшение средней величин электропотенциалов на стороне поражения по сравнению со здоровой исключает случайный характер этого различия.

При использовании глобальной и стимуляционной миографии прежде всего асимметрия активности одноимённых мышц является патологическим признаком (Л.В. Китаева, 1991). Таким образом, у 70,7% больных шилоподъязычным синдромом имеются нарушения функционального состояния шилоподъязычной мышцы на стороне локализации синдрома.

Патофизиологические нарушения в организме больного синдромом клинически проявляются ирритативно-рефлекторными

симптомокомплексами: болевым, сосудистым, мышечно-тоническим.

Постоянным признаком синдрома является хроническая боль в глубоком отделе боковой области лица, иррадиирущая в ухо, глотку, корень языка, височную и заушно-затылочную области. По клиническим признакам боль является невропатической и связана с раздражением языкоглоточного нерва и симпатических сплетений. Она является главным фактором, нарушающим качество жизни больных. У 77,3% из них хроническая боль вызывала канцерофобию и различные признаки депрессии. Часто больные предъявляют жалобы на наличие явлений дисфагии и чувство инородного тела в глотке (у 65,3% обследованных), ограничение движений головой (у 38,7%), головную боль, периодические головокружения ощущали, различные парестезии в области головы ощущали 33,4% пациентов.

Диагноз синдрома подтверждает наличие у больного обнаруженных в процессе исследования новых специфических признаков этого заболевания. Они проявляются болезненностью при пальпации участков наружных покровов, в проекции которых элементы шилоподъязычного комплекса ближе всего расположены к коже шеи и слизистой оболочке полости рта или глотки и не отделены от них костными образованиями. У 92% больных синдромом обнаружена болезненность при пальпации области

позадинижнечелюстной ямки, у 84% — верхнего края большого рога подъязычной кости в местах прикреплении пилоподъязычных мышцы и связки. Часто отмечается болезненность в поднижнечелюстном треугольнике под углом нижней челюсти в проекции брюшка шилоподъязычной мышцы (в 48% наблюдений), реже по ходу сосудисто-нервного пучка шеи (у 18,7% больных).

В полости рта участки болезненности на небно-язычной дужке, соответствующие проекции верхушки удлиненного отростка, обнаружены у 90,7% обследованных, боковой поверхности корня языка (место вхождении шилоязычной мышцы) у 74% больных. У 25,3% заболевших лиц появляется болезненность внутренней и наружной крыловидных мышц при их внутриротовой пальпации. Патогномоничным признаком заболевания является пальпаторное обнаружение верхушки шиловидного отростка через внутреннюю поверхность стенки глотки, что возможно у 52% больных. Почти у всех страдающих синдромом исчезает или значительно уменьшается боль после введения раствора анестетика в передний отдел окологлоточного пространства (зону расположения шиловидного отростка) по разработанной методике, что подтверждает диагноз.

Удлинение отростка более 30 мм в различных сочетаниях с увеличением угла его медиального отклонения от вертикали свыше 22° и искривлением при наличии клинических проявлений служат рентгенологическими признаками синдрома. Разработанный способ рентгенографии шиловидного отростка височной кости позволяет получать изображение последнего на рентгенограммах вне теней других костей черепа с минимальными проекционными искажениями.

Результаты функциональных и клинических исследований свидетельствуют, что причиной возникновения клинических проявлений шилоподъязычного синдрома является раздражение телом и верхушкой шиловидного отростка височной кости окружающих его мышц, языкоглоточного нерва, симпатического сплетения внутренней сонной

артерии, боковой стенки глотки. Выяснение механизмов возникновения симптомов позволило разработать их патогенетическую классификацию (таб. 8).

Таблица 8

Патогенетическая классификация симптомов пшлоподъязычного

синдрома

Симптомы Патогенез симптомов

Патологоанатомические механизмы Патофизиологические механизмы

1. Боль, парестезии, чувство инородного тела в боковом отделе глотки, кашель, нарушение глотания 2. Боль в боковом отделе глотки, небной миндалине, корне языка, ухе Давление верхушки шиловидного отростка на глоточное сплетение и боковую стенку глотки Давление шиловидного отростка на языкогло-точный нерв Патологическое раздражение глоточного нервного сплетения, нарушение чувствительной и двигательной иннервации глотки, дисфункция глоточных мышц Раздражение языкоглоточного нерва, формирование невропатической боли в зонах его иннервации

3. Напряжение н болезненность при пальпации мышц шиловидного отростка, жевательных и шейных мышц, ограничение поворота головы Давление верхушки шиловидного отростка на прикрепляющиеся к нему мышцы Раздражение мышц, а также двигательных нервных волокон, повышение мышечного тонуса, формирование болевой мышечной дисфункции в мышцах отростка с рефлекторным распространением ев на жевательные и шейные мышцы.

4. Головная боль, головокружение, боль в проекции сосудисто-нервного пучка шеи Давление отростка на периартериальное симпатическое сплетение Патологическое раздражение симпатических волокон, формирование боли (симпаталгия), рефлекторное нарушение мозгового кровообращения

По полученным данным дифференциальная диагностики синдрома из-за общности ряда симптомов должна проводиться со следующими заболеваниями: хронический отит с атипичным течением, хронические тонзиллит и фарингит, инородные тела и опухоли глотки и окологлоточного пространства, болевая мышечно-суставная дисфункция височно-нижнечелюстного сустава, невралгии языкоглоточного, верхнего гортанного нервов, барабанного сплетения, невропатия ушно-височного нерва, ганглиопатии поднижнечелюстного и подъязычного вегетативных узлов, окклюзионные поражения внутренней сонной артерии, остеохондроз

шейного отдела позвоночника с клиническими проявлениями.

Проведение дифференциального диагноза основано на обнаружении и анализе выделенного комплекса его характерных признаков (таб. 9)

Таблица 9

Наиболее частые объективные признаки шилоподъязычного синдрома

Признак Обследовано больных Частота обнаружения признака

Абс %

1. Болезненность при пальпации в области зачелюстной ямки на стороне поражения 75 69 92

2. Болезненность при пальпации передней небной дужки на стороне поражения 75 68 90,7

3. Болезненность при пальпации верхней поверхности большого рога подъязычной кости на стороне поражения 75 63 84

4. Болезненность заднего отдела дна полости рта и боковой поверхности корня языка на стороне поражения 75 56 74,7

5. Пальпаторное обнаружение верхушки шиловидного отростка височной кости через переднюю небную дужку или боковую стенку 75 39 52

6. Болезненность при пальпации под-нижнечелюстного треугольника на стороне поражения 75 36 48

7. Болезненность при пальпации внутренней и наружной крыловидных мышц на стороне 75 19 25,3

8. Болезненность при пальпации сосудисто-нервного пучка шеи на стороне поражения 75 14 18,7

9. Уменьшение боли при подведении анестетика к верхушке шиловидного отростка 75 75 100

10. Удлинение в сочетании с увеличением угла медиального отклонения шиловидного отростка, его искривление, определяемые на 75 72 96

Анализ и сопоставление результатов комплекса топографо-анатомических, рентгеноанатомических, клинических и функциональных исследований позволили разработать концепцию и схему патогенеза шилоподъязычного синдрома.

Возможность развития синдрома обусловлена, прежде всего,

вариабельностью размеров, формы

прпгтрянггорнтуео положения

шиловидных отростков и их близким расположением к глотке, сосудам и нервам шеи. структурной основой патогенеза шилоподъязычного синдрома является патологическое отклонение отростка в медиально-заднем направлении в определенных сочетаниях с удлинением и искривлением, что и приводит его давлению на соседние анатомические структуры.

Чрезмерное отклонение отростка возникает из-за морфо-функциональных нарушений в элементах шилоподъязычного комплекса.

Возникающие структурные нарушения в отростке (остеопороз, остеосклероз, перелом) или связках (снижение упругости) нарушают динамическое равновесие в системе отросток — мышцы — связки, что постепенно приводит к чрезмерному отклонению отростка в медиально-заднем направлении под действием тяги мышц.

Шилоподъязычный синдром возникает, как правило, у людей старше 35 -40 лет. Это связано с тем, что у части взрослых людей продолжается удлинение отростков и появляется риск заболевания синдромом. Увеличение длины отростков в зрелом возрасте обусловлено нарушением их эмбрионального развития — длительным сохранением в них и прилежащих участках шилоподъязычных связок остатков эмбрионального хряща. Анатомические нарушения в элементах шилоподъязычного комплекса приводят к хронической травматизации отростком соседних нервных, сосудистых и мышечных образований, вызывая их раздражение. Формирование очага раздражения тканей в зоне расположения отростка является тем механизмом, посредством которого структурные нарушения вызывают функциональные изменения в организме больного и клинические проявления заболевания.

Синдром возникает от воздействия комплекса предрасполагающих факторов врожденного и приобретенного характера, которые при определенных сочетаниях друг с другом приобретают патогенные свойства и вызывают заболевание.

Патологические изменения в элементах шилоподъязычного комплекса у большинства больных не вызывают грубых нарушений в соседних

структурах в виде пережатия нерва, сужения просвета артерий или глотки. Эти изменения, приводя к формированию очага раздражения в тканях, нередко исполняют роль только пускового механизма для рефлекторных патофизиологических реакций, вызывающих клинические проявления синдрома. Патогенетические подходы к лечению этого заболевания включают медикаментозную блокаду патологической импульсации из очага раздражения или его устранение путем резекции отростка.

Для консервативного лечения синдрома разработана методика введения растворов анестетиков и гидрокортизона-ацетата в передний отдел окологлоточного пространства (зону расположения шиловидного отростка). После антисептической обработки полости рта больной максимально открывает рот, шприц с иглой длиной 5 см помещается под вторым премоляром верхней челюсти на противоположной от выполнения блокады стороне. Вкол иглы производится на середине небно-язычной дужки у её переднего края. Не изменяя направления иглы, выпускается небольшими порциями раствор для гидропрепаровки тканей и профилактики повреждения мелких сосудов, одновременно игла проводится на глубину 1,5 см. Её конец проникает в окологлоточное пространство, располагаясь на расстоянии 13-16 мм от наружной сонной артерии. Внутренняя сонная артерия и языкоглоточный нерв находятся на расстоянии 10-12 мм латеральнее и на 68 мм кзади от острия иглы. Восходящая глоточная артерия при такой технике выполнения блокады располагается на 7-8 мм кзади от иглы. Введение 1% растворов новокаина или лидокаина в количестве 5 мл повторяли через 2-3 суток, курс лечения включал 3-5 блокад.

Консервативное лечение больных синдромом с использованием разработанной методики приводит к исчезновению или значительному уменьшению боли, улучшению кровообращения в бассейне внутренней сонной артерии и электроактивности мышц. Дополнительное пероральное применение в стандартных дозировках антидепрессанта (ципрамил), транквилизатора (феназепам), нестероидного противовоспалительного

препарата (ксефокам) способствует купированию хронической боли при синдроме. Исчезновение или значительное уменьшение боли и других симптомов после курса консервативного лечения наступило у всех больных. Положительные результаты терапии сохранялись у 5,6% больных в течение 4-5 недель, у 78,8% — в течение 5 -6 месяцев, у 15,5% — около года. После указанных сроков боль возобновилась, но она стала менее интенсивной, купировалась приемом анальгетиков, поэтому улучшилось качество жизни больных. Показаниями к проведению консервативного лечения служат нерезкая выраженность симптомов заболевания у больного, отказ от оперативного вмешательства или наличие противопоказаний к его выполнению.

Хирургическое лечение синдрома показано у больных с выраженными клиническими проявлениями заболевания, которые в короткие сроки возобновляются после проведения курса консервативной терапии. Наиболее оптимальные условия для выполнения оперативного вмешательства обеспечивает разработанный способ резекции шиловидного отростка с доступом из поднижнечелюстного треугольника (Патент на изобретение «Способ резекции шиловидного отростка височной кости» №2149590 от 27 мя 2000 года). Способ позволяет резецировать отросток под контролем зрения с сохранением участка прикрепления к нему мышц, удалить резецированный фрагмент и оссифицированную шилоподъязычную связку с минимальным риском повреждения крупных сосудов и нервных стволов шеи. Его основными этапами являются выделение наружной сонной артерии ниже и выше шилоподъязычной мышцы, отведение её вместе с мышцами в латеральном направлении от отростка, его субфасциальное выделение, пересечение на расстоянии 1 см от основания и удаление.

В результате проведенной работы разработаны и обоснованы концепция патогенеза шилоподъязычного синдрома, клинические и рентгенологические основы его диагностики, тактика и методики консервативного и хирургического лечения больных.

ВЫВОДЫ

1. Шиловидные отростки височной кости у здоровых людей характеризуются значительными индивидуальными, половыми, возрастными различиями длины, диаметров, величин углов отклонения от вертикали. Их длина изменяется от 7 до 70 мм, углы медиального отклонения — от 8° до 32°, 41,7% отростков искривлены. По обобщенным данным у женщин отростки короче, тоньше, а углы их отклонения больше, чем у мужчин.

2. Особенностью топографии шиловидного отростка является его близкое расположение к языкоглоточному нерву, наружной и внутренней сонным артериям, боковой стенке глотки. Давление на эти структуры отросток оказывает при чрезмерном отклонении в медиально-заднем направлении в сочетании с его удлинением и искривлением.

3. Шиловидный отросток, прикрепляющиеся к нему мышцы и связки образуют динамичную анатомо-функциональную систему. Вектор тяги мышц направлен в медиально-заднем направлении от продольной оси отростка, а его устойчивость к действию мышечной тяги и стабилизацию пространственного положения обеспечивают механические свойства костной ткани и фиксирующее действие связок.

4. Чрезмерное отклонение отростка, приводящее к развитию синдрома, возникает под действием тяги прикрепленных к нему мышц при нарушении механизмов стабилизации его пространственного положения. Эти нарушения вызываются структурными изменениями в отростке (наличие включений хрящевой ткани, остеопороз, перелом), снижением упругости его связок (возрастные изменения, растяжение), повышением тонуса прикрепляющихся к нему мышц (мышечная дисфункция).

5. Формирование удлиненных отростков обусловлено длительным сохранением в них и прилежащих участках шилоподъязычных связок остатков эмбрионального хряща, в котором продолжаются процессы его пролиферации и новообразования костной ткани. Рост отростка в длину происходит как за счет увеличения в нем массы хрящевой и костной ткани, так и за счет срастания с его верхушкой оссифицированных участков

6. Шилоподъязычный синдром возникает при сочетанием воздействии комплекса врожденных и приобретенных факторов. Патологическое отклонение в медиально-заднем направлении удлиненного или искривленного шиловидного отростка вызывает хроническое раздражение соседних анатомических структур и цепь патофизиологических реакций, проявляющихся клиническими симптомами шилоподъязычного синдрома.

7. Выявленный комплекс характерных жалоб больных, патогномоничных и специфических признаков шилоподъязычного синдрома может служить основой для установления и обоснования его диагноза, проведения дифференциальной диагностики с заболеваниями, имеющими сходные с ним симптомы.

8. Принципы патогенетического лечения шилоподъязычного синдрома включают медикаментозную блокаду очага раздражения тканей в окологлоточном пространстве или его устранение путем резекции шиловидного отростка.

9. Консервативное лечение больных синдромом с использованием разработанной методики введения растворов анестетиков и гидрокортизона — ацетата в зону расположения шиловидного отростка в сочетании с приемом антидепрессантов, транквилизаторов, нестероидных противовоспалительных препаратов позволяет купировать или значительно уменьшить боль и другие симптомы заболевания на сроки от 1-го до 12 месяцев.

10. Хирургическое лечение больных синдромом показано при отсутствии стойкого эффекта от консервативной терапии. Разработанный способ резекции шиловидного отростка височной кости с оперативным доступом из поднижнечелюстного треугольника обеспечивает наиболее оптимальные условия для выполнения операции.

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

1. Врачу-клиницисту необходимо помнить, что среди пациентов, имеющих боль и функциональные нарушения в органах головы и шеи, значительную часть составляют больные шилоподъязычным синдромом.

2.Основанием для предположения о наличии синдрома служит несоответствие между выраженностью жалоб и незначительностью органических изменений в органах головы и шеи, обнаруживаемые при клиническом обследовании больных.

3. Наиболее характерными субъективными проявлениями синдрома являются постоянная боль в глубоком отделе боковой области лица, иррадиирущая в ухо, корень языка, глотку, зубы; дисфагия, чувство инородного тела в глотке; ограничение движений головы.

4. Диагностическими признаками синдрома служат пальпаторное обнаружение верхушки шиловидного отростка через миндаликовую ямку, наличие болезненности при пальпации в зонах проекции элементов шилоподъязычного комплекса на кожу и слизистую оболочку: позадинижнечелюстная ямка, поднижнечелюстной треугольник, большой рог подъязычной кости, задний отдел дна полости рта и боковая поверхность корня языка, передняя небная дужка.

5. Для уточнения диагноза синдрома целесообразно введение 1% растворов новокаина или лидокаина в передний отдел окологлоточного пространства через переднюю нёбную дужку по разработанной нами методике. Исчезновение или значительное уменьшение боли после инъекции подтверждают диагноз синдрома.

6. Рентгенографическое изображение отростка можно получить на обзорных снимках черепа в прямой задней проекции и ортопантомограммах лицевого скелета, однако на этих рентгенограммах тени отростков часто закрыты тенями других костей черепа. В этих случаях получение качественного изображения отростка вне теней других костных структур обеспечивает разработанный способ прицельной рентгенографии шиловидного отростка височной кости.

7. Для диагностики синдрома на рентгенограммах необходимо определять не только длину отростка, но и величину угла его медиального отклонения от вертикали, проведённой через место прикрепления к пирамиде височной кости. Рентгенологическими признаками заболевания служат увеличение угла отклонения тела отростка свыше 22° в сочетании с его удлинением более 30 мм и искривлением. При интерпретации полученных данных целесообразно использовать в качестве ориентира наши данные о величинах длины и углов отклонения, при сочетании которых верхушка отростка оказывает давление на боковую стенку глотки.

8. Выделенный комплекс характерных жалоб, клинических и рентгенологических признаков синдрома может использоваться для проведения дифференциальной диагностики его с другими заболеваниями органов головы и шеи, имеющими сходные симптомы.

9. Лечение больных синдромом должно быть индивидуальным и поэтапным. Вначале проводится консервативное лечение, и только при отсутствии эффекта устанавливаются показания к резекции отростка.

10. Для консервативного лечения синдрома целесообразно применение разработанной схемы терапии, включающей введение анестетика и гидрокортизона в передний отдел окологлоточного пространства с одновременным приемом антидепрессанта, транквилизатора, нестероидного противовоспалительного препарата.

11. Разработанный способ резекции шиловидного отростка с доступом из поднижнечелюстного треугольника обеспечивает достаточный обзор в ране отростка и соседних анатомических структур, что уменьшает риск случайного повреждения элементов сосудисто-нервного пучка шеи.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Анатомо-топографические варианты шиловидных отростков и их значение для развития болевого синдрома в глотке //11-я научно-практическая конференция оториноларингологов Оренбургской области. -Оренбург,1998.-С.21-22.

2. Оториноларингологические симптомы при патологии шиловидного отростка. //11-я научно-практическая конференция оториноларингологов Оренбургской области. — Оренбург, 1998. -С. 22-23 (в соавт с ИА Шульга, С.Н. Блиновой).

3. Рентгенологическая характеристика шиловидных отростков. //11-я научно-практическая конференция оториноларингологов Оренбургской области. — Оренбург, 1998. — С.23-24 (в соавт. с И.А Шульга, Н.К. Овчинниковой).

4. Топографо-анатомическое обоснование шейного доступа к шиловидному отростку височной кости при хирургическом лечении шилоподъязычного синдрома. //Морфология, 1999, -№5. — С. 37-40 (в соавт. с И.А Шульга).

5. Некоторые аспекты клиники и диагностики шилоподъязычного синдрома //Актуальные проблемы медицины. Материалы научно-практической конференции.- Оренбург — Бугуруслан, 1999. -С. 14-15.

6. Рентгенологическое исследование шиловидных отростков височной кости. //Актуальные проблемы медицины. Материалы научно-практической конференции. — Оренбург-Бугуруслан, 1999. -С. 15-16 (в соавт. с Н.К. Овчинниковой, И.А. Артищевым).

7. Оториноларингологические проявления шилоподъязычного синдрома //Астана медицина — лык журналы, 1999.-№2. -С. 60 (в соавт. с И.А Шульга).

8. Рентгенодиагностика удлиненных шиловидных отростков височной кости как причины болевого синдрома //Астана медицина-лык журналы, 1999.-№2.-С. 60.

9. Анатомические предпосылки глоточных болей при шило-подъязычном синдроме //Астана медицина-лык журналы, 1999. -№2. -С. 61.

10. Нерешенные вопросы этиологии и патогенеза шилоподъязычного синдрома //Спорные вопросы оториноларингологии. Сборник научных трудов, посвященных 100-летию со дня рождения основателя кафедры оториноларингологии и лор-службы области проф. А.О. Шульги. — Оренбург, 2000.-С. 5-8.

11. Анатомические основы боли при шилоподъязычном синдроме //Актуальные вопросы военной и практической медицины. Сборник тезисов научно-практической конференции врачей Приволжского военного округа. -Оренбург, 2000.-С. 149-150.

12. Боль в горле как проявление шилоподъязычного синдрома //Актуальные вопросы военной и практической медицины. Сборник тезисов научно-практической конференции врачей Приволжского военного округа. -Оренбург, 2000.-С. 132-133.

13. Исследование состояния сердечно-сосудистой и нервной систем у больных шилоподъязычным синдромом 111-я международная конференция Современное состояние методов неинвазивной диагностики в медицине «Ангиодоп — 2000». Тезисы докладов. -Россия, Сочи, 2000. -С. 220-221 (в соавт. А.Е. Якобе, Т.К. Вахмистровой, А.А. Фалалеевым и др.).

14. Функциональное состояние вегетативной нервной системы при шилоподъязычном синдроме // Труды: 8-я международная конференция и дискуссионный научный клуб. Новые информационные технологии в медицине и экологии. 2-я Восточно-европейская конференция: эпилепсия и клиническая нейрофизиология. -Украина, Крым, Гурзуф, 2000. -С. 41 (в соавт. с А.Е. Якобе, Т.К. Вахмистровой, А.А. Фалалеевым и др.)

15. The problem of genesis in case of the styloid syndrome //Laryngo-Rhino-Otologie. 4-th Europen Congress of Oto-Rhino-Laryngology Head and Neck Surgery. Abstracts. — 2000, suh.79, №1. — P. 294-295 (в соавт. с LA. Shulga, LI. Kagan, V.V. Lebedyancev)

16. Боль в лор-органах как проявление шилоподъязычного синдрома //Сборник трудов 9-го съезда оториноларингологов Украины. -Киев, 2000. -

С. 85-86 (в соавт. с И.А Шульга).

17. К генезу риногенных проявлений шилоподъязычного синдрома //Российская ринология, 2001. -№2. -С. 15 (в соавт. с И.А. Шульга).

18. О диагностике шилоподъязычного синдрома //Актуальные вопросы военной и практической медицины. Сборник трудов 2-й научно-практической конференции врачей Приволжско-Уральского военного округа. -Оренбург, 2001. -С. 173-177 (в соавт. с СМ. Пащенко, В.М. Пащенко)

19. К патогенезу шилоподъязычного синдрома //Новости оториноларингологии и логопатологии, 2001. -№2. -С. 32-36 (в соавт. с И.А Шульга, И.И. Каган).

20. Рентгеноанатомические и гистологические особенности шиловидных отростков височной кости //Вестник оториноларингологии. Материалы Российской научно-практической конференции «Современные проблемы заболеваний верхних дыхательных путей и уха» -Москва,2002. -С. 297-298 (в соавт. И.А. Шульга).

21 Топографо-анатомические особенности шиловидного отростка височной кости и их значение в патогенезе шилоподъязычного синдрома //Морфология, 2002, № 2-3. -С. 90-91.

22. The rhinogenous manifestation of a stylopharyngeal syndrome //Rhinology, Abstract book. 19-th Congress of the European Rhinologic Society including the 22-th I.S.I.A.N, 2002.-P. 50 (в соавт. I. Shulga).

23. Дифференциальная диагностика шилоподъязычного синдрома и заболеваний височно-нижнечелюстного сустава // Актуальные вопросы военной и практической медицины. Сборник трудов 3-й научно-практической конференции Приволжско-Уральского военного округа. — Оренбург, 2002. -С. 201-204 (в соавт. СМ. Пащенко, ВМ Пащенко).

24. Хирургический доступ при резекции шиловидного отростка //ЦНИИ стоматологии — 40 лет. История развития и перспективы. Материалы юбилейной сессии ЦНИИС. -Москва, 2002. -С 107-109.

25. Особенности состояния вегетативной нервной системы у больных шилоподьязычным синдромом //Новости оториноларингологии, 2002. -№3. — С. 33-35 (в соавт. с И.А. Щульга)

26. К проблеме рентгенографии шиловидного отростка височной кости // Новости оториноларингологии, 2002. -№3. -С. 31-33 (в соавт.с Н.К Овчинниковой, ИА.Шульга).

27. Некоторые морфологические характеристики шиловидного отростка височной кости человека /ВВ. Лебедянцев, ИА Шульга, НВ. Зайцев. //Морфология. 2004.-№5.-С. 58.

28. .Диагностика и клиника шилоподъязычного синдрома //Российская оториноларингология, 2003. -№2(5). -С. 167-170.

29. Топографо-анатомическое обоснование и техника резекции шиловидного отростка височной кости //Актуальные вопросы клинической анатомии и оперативной хирургии: Материалы 3-й Всероссийской конференции с международным участием. — Санкт-Петербург, 2003. -С. 132-134.

30. Функциональное состояние мышц, прикрепляющихся к шиловидному отростку, у больных шилоподьязычным синдромом /ВВ. Лебедянцев, //Материалы областной научно-практической (в соавт. А.Е. Якобс, Т.К Вахмистровой).

ИЗОБРЕТЕНИЯ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Лебедянцев В.В., Каган И.И., Шульга И.А. Способ резекции шиловидного отростка височной кости. Патент РФ на изобретение №2149590 от 27 мая 2000 г.

2. Лебедянцев В.В., Овчинникова Н.К. Способ рентгенографии шиловидного отростка височной кости Патент РФ на изобретение №2187963 от 27 августа 2002 г.

Заказ №555. Объем 2 пл. Тираж 100 экз.

Отпечатано в ООО «Петроруш». Г. Москва, ул. Палиха-2а, тел. 250-92-06 www.postator.ru

^24169

Шилоподъязычный синдром (синдром Игла-Стерлинга)

Синдром Игла (синдром Eagle или шилоподъязычный синдром) – патология, для которой характерно изменение положения, формы и размеров шиловидного отростка, отходящего от височной кости, а также деформация шилоподъязычной связки.

Основными причинами заболевания являются удлинение шиловидного отростка, а также окостенение шилоподъязычной связки, которая может срастаться как с подъязычной костью, так и с самим шиловидным отростком.
В норме длина данного отростка колеблется в пределах 25-30 мм., однако в различных возрастных группах эти данные могут отличаться. Так, например, у мужчин старше 40 лет средняя длина шиловидного отростка составляет приблизительно 45 мм. При этом даже при увеличении размеров отростка не всегда наблюдаются симптомы, характерные для синдрома Игла.
Другой причиной появления шилоподъязычного синдрома может быть спазм мышц, прикрепляющихся к шиловидному отростку. Такое напряжение мышечной мускулатуры может быть обусловлено длительным открыванием рта (например, при проведении стоматологического лечения) или резкой зевотой.описание этого изображения или серии изображений.

Обычно шилоподъязычный синдром односторонний. Клинически он делится на два подвида: шиловидно-глоточный и шиловидно-каротидный («синдром сонной артерии»).

Клиника По данным литературы, больные шилоподъязычным синдромом чаще всего жалуются на наличие нечетко локализованной боли с односторонней локализацией в верхне-переднем отделе шеи и иррадиацией в глотку, корень языка, ухо. При этом боль может распространяться на височно-нижнечелюстной сустав, нижнюю челюсть, височную, щечную области, поднижнечелюстной треугольник. У некоторых пациентов болевые ощущения возникают в зубах верхней и нижней челюстей. M. Kiely и соавт. (1995) описали распространение боли в грудино-ключично-сосцевидную мышцу, а D. Savic (1987) — в надключичную ямку, надплечье и переднюю грудную стенку. Пациенты обычно характеризуют боль как тупую, постоянную с периодами усиления и ослабления. Интенсивность ее нарастает к концу дня, усиливаясь при повороте или запрокидывании головы, после продолжительного разговора или пения, изменения погодных условий.

Диагноз устанавливается по данным анамнеза и результатам клинических исследований. Особенно типично для этого синдрома, когда пальпирующий палец в тонзиллярной ямке или в области шеи встречает препятствие костной плотности и при этом возникает боль, которая постоянно беспокоит больного. Рентгенографическими данными диагноз подкрепляется. Однако случайные находки удлиненного шиловидного отростка у больных, не предъявляющих жалоб на головные боли, не позволяют диагностировать этот синдром, так как у большинства людей удлиненный шиловидный отросток — вариант нормы.

Лучевая диагностика шилоподъязычныого синдрома (клиническое наблюдение)

Авторы: А. Г. Лампер , М. В. Вишнякова , Е. А. Степанова

Шилоподъязычный синдром (ШПС), или синдром Eagle, – это общепринятое название клинического симптомокомплекса, связанного с аномалиями размеров и положения шиловидного отростка височной кости (ШОВК). Изменения, как правило, касаются структур шилоподъязычного комплекса (ШПК), который образован ШОВК, шилоподъязычной связкой и подъязычной костью [9].

Больные могут предъявлять целый набор неспецифических жалоб, с которыми они обращаются к специалистам различного профиля, длительное время не получая адекватного лечения. Среди них:

  — боль, чаще, в глотке, ухе и височно-нижнечелюстном суставе, с иррадиацией в нижнюю челюсть, височную и щечную области, поднижнечелюстной треугольник, зубы, корень языка [9];
  — дисфагия с усилением боли в горле и ухе во время глотания (возможны ощущения инородного тела в глотке или «постоянно воспаленного горла» [3, 4];
  — упорный сухой кашель без объективных признаков воспаления в верхних дыхательных путях [1, 2, 5, 7];
  — ограничение движений головы и чувство «скованности» мышц шеи [6, 8].

Изменения шилоподъязычного комплекса встречаются у 20–30% взрослых людей. Однако в силу недостаточной осведомленности практических врачей о ШПС, своевременное распознавание его значительно запаздывает.

Клинические наблюдения

Больной К., 30 лет
Считает себя больным в течение двух лет, когда впервые случайно обнаружил на переднебоковой поверхности шеи слева небольшое округлое безболезненное образование. Был консультирован хирургом. Для уточнения природы образования была выполнена пункция, результат которой оказался неубедительным. В течение последующего времени образование медленно увеличивалось в размерах, присоединилось затруднение глотания и ограничение боковых движений шеи. Для дальнейшего обследования и лечения госпитализирован в МОНИКИ.
Объективно: Лицо симметрично. Кожные покровы обычной окраски и влажности. Открывание рта свободное, в полном объеме, безболезненное. Со стороны полости рта – без особенностей. Фонация не нарушена. Во время глотания наблюдается смещение гортани вправо. Чувствительность не нарушена. На переднебоковой поверхности шеи слева при пальпации определяется неподвижное, безболезненное, твердое продолговатое образование длиной около 5 см, неспаянное с окружающими тканями. Регионарные лимфатические узлы не пальпируются. Щитовидная железа при УЗИ без патологии.
При рентгенографии шейного отдела позвоночника в прямой и косой проекциях: слева определялось дополнительное S-образной формы образование между шиловидным отростком и телом подъязычной кости, состоящее из вставочных костей, соединяющихся между собой суставоподобными сочленениями (рис.1).
Более полная информация была получена при компьютерной томографии (рис.2): левый шиловидный отросток височной кости утолщен, соединяется с телом подъязычной кости посредством вставочных двух костей, которые образуют между собой ложные суставы. Левый большой рог подъязычной кости соединяется за счет обызвествленной щитоподъязычной связки с рогом обызвествленного щитовидного хряща. Правый ШОВК удлинен и утолщен. Заключение: КТ картина аномалии развития ШПК с формированием синостозов и ложных суставов между подъязычной костью, шиловидным отростком левой височной кости и верхними рогами щитовидного хряща.

На основании проведенных клинико-рентгенологических исследований подтвержден диагноз шилоподъязычного синдрома. При операции удален левый шиловидный отросток височной кости, шилоподъязычная связка и левый рог подъязычной кости. В удаленном материале оказались костные фрагменты компактного строения с участками гиалинового хряща и мелкодисперстные отложения кальция.
При контрольной рентгенографии в зоне проведенного хирургического вмешательства определяется не удаленный фрагмент дистального отдела обызвествленной шило-подъязычной связки, соединяющийся с телом подъязычной кости (рис. 3).

Послеоперационный период протекал без осложнений. Больной выписан в удовлетворительном состоянии на динамическое наблюдение.

Обсуждение


Аномалии ШОВК связаны с нарушениями развития жаберных дуг. В мезенхиме между жаберными карманами формируется хрящевые жаберные дуги. Особое значение имеют первые две из них – висцеральные дуги, на основе которых развивается висцеральный череп [12, 13]. В спектре изменений ШПК могут встретиться следующие варианты аномалий: удлинение ШОВК, окостенение или кальцификация шилоподъязычной связки (полное или частичное, одно- или двустороннее), возможно тотальное поражение или образование диартрозоподобных сочленений.
В патогенезе ШПС значение имеет патологическое отклонение отростка в задне-медиальном направлении, нередко в сочетании с его удлинением и искривлением. Это приводит к давлению на окружающие мышцы, языкоглоточный нерв, симпатическое сплетение внутренней сонной артерии, боковую стенку глотки. При этом значение угла отклонения, при котором верхушечная часть отростка соприкасается с этими анатомическими образованиями, находится в обратной зависимости от его длины и выраженности искривления [11].
Клиническая диагностика весьма проблематична в первую очередь из-за отсутствия характерной объективной симптоматики. При обследовании можно пальпировать верхушку отростка, а также выявить болезненность в проекции шиловидного отростка, передней небной дужки, шилоподъязычной, жевательных (крыловидных, височной) и грудино-ключично-сосцевидной мышц. Кроме того, нет единого мнения по вопросу о нормальной длине шиловидного отростка подъязычной кости. Так, ранее ШОВК более 30-33 мм считался удлиненным. Однако более поздние данные (на основе массовых ортопантомографий) показали, что средней длиной ШОВК следует считать 45 мм, причем показатель этот различен в разных возрастно-половых группах (42 мм у женщин моложе 35 лет; 49 мм у мужчин старше 45 лет), а колебания длины отростка могут варьировать от полного его отсутствия (с одной или обеих сторон) до сращения его верхушки с малым рожком подъязычной кости [7].
В то же время современные возможности хирургического лечения ШПС повышают актуальность точной диагностики заболевания, основную роль в которой играют лучевые методы исследования – традиционная рентгенография и компьютерная томография.

Заключение

Интерес данного клинического наблюдения, на наш взгляд, обусловлен достаточно типичной историей болезни пациента с шилоподъязычным синдромом, диагностические проблемы при котором связаны в основном с недостаточной осведомленностью врачей различных специальностей, в том числе и практических рентгенологов, о существовании такого заболевания. Упоминания о нем встречаются, как правило, в специализированной литературе по оториноларингологии, челюстно-лицевой хирургии и неврологии. В действительности, использование выделенного комплекса жалоб, объективных признаков и корректного диагностического алгоритма, включающего рентгенографию и КТ, облегчают распознавание ШПС, планирование и выполнение корригирующей операции.

Литература

Акберов Р. Ф., Хабибуллин И. Р. // Вертеброневрология. – 1992. – №2. – С. 46–47.
Гринберг Л. М. Неврология лица / ред. В. А. Карлова. Москва, 1991. – С. 57–59.
Данилов А. Б. Болевые синдромы в неврологической практике / ред. А. М. Вейна. Москва, 1999. – С. 13–51.
Лебедянцев В. В., Шульга И. А., Овчинникова Н. К. XI Научно-практическая конференция оториноларингологов Оренбургской области. – 1998. – С. 23–24.
Лебедянцев В. В., Шульга И. А. К патогенезу шилоподъязычного синдрома // Новости оториноларингологии и логопатологии. – 2001. – №2. – С. 32–36.
Carter L. Soft tissue calcification and ossification. In: White SC, Pharoah MJ, editors. Oral radiology, principles and interpretation. Missouri: Mosby, 2004. – Р. 597–614.
Gokce C., Sisman Y., Tarim Ertas E., Akgunlu F., Ozturk A. Prevalence of styloid process elongation on panoramic radiography in the Turkey population from Cappodocia region // Eur J Dent. – 2008. – №2. – Р. 18–22.
Gözil R., Yener N., Calgüner E., Araç M., Tunç E., Bahcelio lu M. Morphological characteristics of styloid process evaluated by computerized axial tomography // Ann Anat. – 2001. – №183. – Р. 527–535.
Krennmair G., Piehslinger E. Variants of ossification in the stylohyoid chain // Cranio. – 2003. – №21. – Р. 31–37.
Baekim C. C., Mutlu H., Güngör A., et al. Evaluation of styloid process by three dimensional computed tomography // Eur Radiol. – 2005. – №15. – Р. 134–139.
Prasad K. C., Kamath M. P., Reddy K. J., Raju K., Agarwal S. Elongated styloid process
(Eagle’s syndrome): a clinical study // J Oral Maxillofac Surg. – 2002. – №60. – Р. 171–175.
Ryan D. Murtagh, Jamie T. Caracciolo, and Gaspar Fernandez CT Findings Associated with Eagle Syndrome AJNR Am // J Neuroradiol. – 2001. – № 22 (аugust). – Р. 1401–1402.
Ramadan S. U., Gokharman D., Tuncbilek I., Kacar M., Kosar P., Kosar U. Assessment of the Eagle’s syndrome stylohoid chain by 3D-CT // Surg Radiol Anat. – 2007. – №29. – Р. 583–588.

Материалы являются авторскими, перепечатка разрешена только с письменного согласия редакции.

Диагностика и хирургическое лечение шилоподъязычного синдрома Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

© ЛЕВЕНЕЦ А.А., ЧУЧУНОВ А.А., СИМОНОВ А.Г., МАТВЕЕВ А.И.

УДК 616.744.4-07-089

ДИАГНОСТИКА И ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ ШИЛОПОДЪЯЗЫЧНОГО СИНДРОМА

А.А. Левенец, А.А. Чучунов, А.Г. Симонов, А.И. Матвеев

ГБОУ ВПО Красноярский государственный медицинский университет

им. проф. В.Ф. Войно-Ясенецкого Минздравсоцразвития, ректор — д.м.н., проф. И.П. Артюхов; кафедра хирургической стоматологии и ЧЛХ КрасГМУ,

зав. — к.м.н. А.А. Чучунов;

Красноярская краевая клиническая больница, гл. врач — заслуж. врач РФ

Б.П. Маштаков.

Резюме. Проведен анализ результатов хирургического лечения 11 больных с шилоподъязычным синдромом. Описана клиническая симптоматика

заболевания. Выполнено 20 операций. Изучено состояние больных в послеоперационном периоде. Длительность наблюдения пациентов после операции от 4 месяцев д 5 лет.

Ключевые слова: шилоподъязычный синдром, диагностика, хирургическое лечение.

Левенец Анатолий Александрович — д.м.н., проф. каф. хирургической стоматологии и ЧЛХ КрасГМУ; e-mail: [email protected]

Чучунов Андрей Александрович — к.м.н., доц., зав. каф. хирургической стоматологии и ЧЛХ КрасГМУ; тел.: 8(391)2201547.

Симонов Андрей Гербертович — зав. отделением ЧЛХ ККБ; тел. 8(391)2201517.

Шилоподъязычный синдром (ТТТПС) — синдром удлиненного шиловидного отростка (syndrome of elongated styloid process), синдром Игла (Eagle’s syndrome) характеризуется разнообразной симптоматикой: боли в области боковой стенки глотки и зачелюстной области, иррадиирующие в ухо, височную, поднижнечелюстную области или нижнюю челюсть [8, 9]. Больные отмечают чувство сдавления глотки, наличие «инородного тела» в области корня языка или глотки, першение, головокружение, резкое снижение работоспособности и другие признаки дискомфорта [1, 7, 9, 10, 11, 12]. Появление подобных симптомов авторы связывают с механическим воздействием верхушки смещенного шиловидного отростка (ШО) на ткани и органы, сосудистые и нервные образования шеи [3, 7, 10]. При этом выделяют два варианта ШПС: собственно шилоподъязычный синдром и синдром сдавления каротидной артерии удлиненным шиловидным отростком. Одни авторы связывают механизм травмы органов и тканей шеи верхушкой удлиненного и смешенного шиловидного отростка [1, 6, 11], другие авторы наблюдали множественные переломы и ложные суставы на рентгенограммах и макропрепаратах удаленных шиловидных отростков [2, 4, 7]. Имеются указания на существенную роль в развитии ШПС склерозирования шилоподъязычной связки [4, 12]. Указывая на многообразие клинических симптомов, авторы приводят клинические наблюдения пациентов с ШПС при удлиненных шиловидных отростков, с суставоподобным соединением с малым рожком подъязычной кости, с бугристыми шаровидными разрастаниями костной ткани в местах перелома шиловидного отростка, со склерозироваными шилоподъязычными связками, отмечают срастание шиловидного отростка с малых рогами подъязычной кости. В то же время, по мнению большинства. авторов, возможны и другие механизмы развития заболевания. Одним из них может быть болевая дисфункция мышц, прикрепляющихся к шиловидному отростку. Причиной ее возникновения могут быть различного рода травмы, в том числе связанные с избыточным открытием рта и перегрузкой жевательных

мышц. Авторами не отмечено прямой зависимости между размерами и формой отростка и вероятностью возникновения ШПС. Всегда возникает необходимость в дифференциальной диагностике с другими заболеваниями при иррадиации болей в ухо, поднижнечелюстную область, зубы нижней челюсти. Как правило, больные безуспешно обращаются к различным специалистам и принимают различные процедуры, не приводящие к выраженному положительному эффекту и всегда к кратковременному.

Цель исследования — оценка результатов хирургического лечения больных с различными проявлениями шилоподъязычного синдрома.

Материалы и методы

За период с декабря 2005 по декабрь 2010 года наблюдали 11 больных с шилоподяъзычным синдромом в возрасте от 23 до 55 лет с длительностью заболевания до операции от 6 месяцев до 5 лет: мужчин — 3, женщин — 8 (табл.1). У 11 больных было выполнено 20 операций удаления шиловидного отростка. Операции проведены по разработанной нами методике через разрез в зачелюстной области по верхней шейной складке длиной около 50 мм. Верхний конец разреза находится на расстоянии около 10 мм от верхушки мочки уха. После отведения нижнего полюса околоушной слюнной железы расслаивается окологлоточное пространство, выделяется шиловидный отросток, освобождается от окружающих его тканей (прикрепляющихся мышц, связкок, рубцов) и проводится его резекция [5].

Результаты и обсуждение

Больные предъявляли жалобы на боли в горле: тянущие, режущие, постоянные, усиливающиеся периодически, иррадиирующие в ухо, височную, зачелюстную или поднижнечелюстную область, корень языка, зубы нижней челюсти, боль в корне языка. При локализованной боли в боковой стенке глотки больные указывают местом боли небную миндалину, причем чаще правую. Больные отличают дискомфорт от постоянной боли. Кроме того, больные жалуются на головные боли, головокружение, снижение

работоспособности, ухудшение состояния при физической нагрузке, плохое настроение, нежелание заниматься физическими нагрузками, нарушение сна. Чувство инородного тела в горле, у некоторых больных усиливается при глотании, могут быть кашель и рвота. При жалобах на боли или дискомфорт в зачелюстной области у больных пальпаторно в различной степени была выражена боль в направлении шиловидного отростка от ноющей до острой. При внутриротовой пальпации боковой стенки глотки болевая точка чаще выявлялась за передней небной дужкой в проекции верхнего полюса небной миндалины, реже — в верхней части крыловидно-нижнечелюстной складки или в проекции небной миндалины. Только в одном наблюдении выявлена болезненность боковой стенки глотки за задней небной дужкой. Как правило, боль была более интенсивная справа. Так, у 7 из 8 больных с двусторонним шилоподъязычным синдромом боль и другие признаки заболевания были более выражены справа, и только у одной пациентки с длительностью заболевания более 5 лет (набл.10) симптомы заболевания, по мнению пациентки были выражены приблизительно одинаково. В трех наблюдениях при жалобах на наличие постоянных выраженных болей в боковых стенках глотки пальпация была слабо болезненной и не выявила конкретной болевой точки. Ни у одного больного не было выявлено существенных изменений слизистой оболочки полости рта, вязкая слюна отмечена у двух пациентов без выраженной сухости слизистых полости рта. Рот у всех больных открывался в полном объеме с сохранением боковых движений. Только у одной пациентки отмечено снижение высоты прикуса и смещение нижней челюсти мезиально за счет утраты 18, 27, 28, 38, 37, 46, 47 и 48 зубов. Выраженный остеохондроз шейного и грудного отделов позвоночника отмечен у одной больной, сахарный диабет -у одной, операции на матке — у двух. Однако клиническая картина заболевания этих больных не отличалась выраженностью и интенсивностью симптомов. У всех больных было по несколько жалоб, особенностей в последовательности появления симптомов не выявлено.

У всех больных отмечено в анамнезе наблюдение и лечение у ЛОР-врача с использованием антибиотиков без существенного улучшения, дополнительно у части пациентов были консультации терапевтов, неврологов, нейрохирургов, один пациент дважды проходил без успеха лечение в отделении нейрохирургии.

Восемь больных были прооперированы по поводу двустороннего ШПС. Две женщины были прооперированы с односторонним шилоподязычным синдромом слева. Одна больная прооперирована дважды: вначале удален правый шиловидный отросток при отсутствии каких либо признаков проявления синдрома слева, а через 10 месяцев удален левый шиловидный отросток. Признаки ШПС слева появились у больной через 2 месяца после первой операции (набл. 3-1 и 3-2 в табл.1). Следует отметить, что изменился и характер жалоб. При первом поступлении больную беспокоили тянущая боль в горле и в правой поднижнечелюстной области, боль в правом ухе без признаков воспаления (заключение ЛОР-врача), ощущение опухшего языка и вязкой слюны, затрудняющих разговор и усиливающиеся при разговоре. Была отмечена болезненная наружная пальпация тканей правой зачелюстной области и незначительная болезненность — при внутриротовой пальпации боковой стенки глотки справа. Внутри- и внеротовая пальпация тканей боковой стенки глотки и левой зачелюстной области безболезненны. При повторном поступлении больная жаловалась на выраженные боли в горле, зависящие от положения головы и усиливающиеся в положении лежа, что привело к нарушению сна, на боль в корне языка, сухость и жжение в полости рта, усиливающееся при глотании и более выраженные при этом слева. Появилось чувство сдавления в горле при глотании, но справа. При осмотре наблюдалось слабо болезненная наружная пальпация тканей левой зачелюстной области и резко выраженная боль при внутриротовой пальпации боковой стенки глотки слева («выбухание» стенки глотки).

Длина резецированных участков шиловидного отростка у прооперированных больных была от 17 до 39 мм. Макроскопически выявлялась деформация

отростков, наблюдалось утолщение в участках ранее перенесенных переломов, на пяти шиловидных отростках обнаружены ложные суставы, причем у одного больного — на обоих шиловидных отростках в результате удушения 7 месяцев назад (набл .11).

Послеоперационное состояние больных характеризовалось следующим образом. У одного больного 38 лет (набл. 9), с длительностью заболевания более 5 лет и дважды находившегося на лечении в нейрохирургическом отделении, резко выраженные до операции боли полностью прекратились сразу же после выхода из наркоза и не беспокоили до выписки из стационара. В последующем справа стали периодически появляться боли ноющего характера под основанием черепа с частотой 2-3 раза в неделю и продолжительностью от нескольких минут до нескольких часов. Как правило, боли беспокоили в дневное время суток, изредка, если возникали вечером, то и ночью. Осмотрен в марте 2011 года через 3 года после операции. Жалобы соответствуют выше изложенным. Отмечается онемение кожи непосредственно по рубцу в правой зачелюстной области. Рубец подвижен, белесоватого цвета практическти не виден в верхней шейной складке.

Боли исчезли полностью через 1 сутки у 3-х больных после операции, через 2 суток — у 3, через 4 суток — у 1 и через 8 суток — у 1 больного и не беспокоили в период до выписки. У остальных пациентов боли существенно уменьшились и сохранялись незначительной интенсивности до момента выписки, не беспокоя больных.

В послеоперационном периоде обратились с жалобами на боли ноющего характера в правой зачелюстной области две пациентки, другие имевшие место до операции симптомы как боль в корне языка, чувство инородного тела, головокружение исчезли полностью. Острые боли расценены как спастические, на что указывает положительный эффект проведения блокад по П.М. Егорову у одной больной — в городе Москве (поездка на консультацию по личной инициативе больной), у второй — блокада проведена нами (выписка из истории болезни и письма больной Г. 48 лет приводится ниже).

Отдаленные результаты оперативного лечения ШПС у больных оценивали опросом по телефону, при личном осмотре и 5 пациенток изложили историю заболевания, свои ощущения и оценили результат оперативного вмешательства в письменном виде, что, на наш взгляд, оказалось наиболее информативным для анализа. Для примера приводим выписку из истории болезни и писем одной больной (набл. 2 в табл.1), преподавателя одного из вузов города Красноярска, самостоятельно по жалобам и литературе в интернете заподозрившей у себя двусторонний ШПС и обратившейся за консультацией в Красноярскую краевую клиническую больницу (ККБ).

Б-ная Г., 48 лет поступила в отделение челюстно-лицевой хирургии ККБ 12.01.2006 года. Выдержки из письменного повествования больной (жалобы, развитие заболевания, консультации врачей и проводимое лечение, свои ощущения и оценку результатов, а также другие рассуждения пациентки излагаем в той последовательности, как они изложены, чтобы сохранить своеобразие данного вида общения с больной и стиль изложения, сохранены курсив, подчеркивания, кавычки для слов и предложений. По мнению б-й Г., «Исходные симптомы слева — в течение 4-5 лет, 2-3 лет — справа. «Режущая боль» в области боковых стенок глотки при минимальном воспалении. Результативное лечение только антибиотиками, частые и затяжные рецидивы по типу ангины или гнойного обострения хронического фарингита. Чувство инородного тела при глотании слева, боль в корне языка справа. Боли в ушах при отсутствии видимых признаков патологии. Болезненность верхушек зубов нижней челюсти без видимых нарушений на рентгеновских снимках. Боли в поднижнечелюстной области и зачелюстной ямке связывала с «лимфоузлами». Зависимость болевых ощущений от положения головы практически

отсутствовала или была слабо выраженной. (Меня ЛОР-врач про это

спрашивал, но у него это сугубо с положением головы ассоциируется?). Ухудшение при физической нагрузке, которой стала избегать. Участились головные боли, головокружение и существенным стало снижение

работоспособности. ЛОР-врачами причина болей не определена,

диагностирована как невралгия тройничного нерва. Лечилась по поводу невралгии у невролога и рефлексотерапевта. Кратковременный эффект наблюдался от гирудотерапии. Во время лечения неврологом было отмечено, что симптомы в клиническую картину невралгии тоже не укладываются». При клиническом осмотре определялась болезненность пальпируемых тканей зачелюстных областей в направлении к верхушкам шиловидных отростков, а при внутриротовой пальпации четко определялись болезненные зоны за передними небными дужками ближе к вехним полюсам небных миндалин. Прооперирована 13.01.2006 г. (А.А. Левенец, рис 1 а,б,в,г,д).

Продолжаем выписку из письма больной Г.: «После операции (сразу) болевые ощущения сохранялись за счет травмированных тканей, однако исчез «режущий» характер болей. В течение 1-2 месяцев послеоперационного периода по мере рассасывания рубцов и восстановления тканей самопроизвольные боли исчезли. Повысилась устойчивость к физичнским и умственным нагрузкам. Существенно уменьшились головокружения, готорые относили за счет остеохондроза. Улучшение качества жизни. Ускорению восстановления и достижению лучшего косметического эффекта (или это умаляет заслуги хирургов ???) способствовали: физиолечение (ультразвук, фототерапия), гирудотерапия, витамины группы В, липоевая кислота (тиоктацид), Траумель С (мазь, капли, инъекции).

При дальнейшем наблюдении: отсутствие регулярных болей, значительно более редкие обострения фарингита, не требующие лечения антибиотиками».

Больная знала от нас о том, что мы собираемся обобщить материал и опубликовать результаты и как доцент кафедры вуз советует далее в письме: «Может, еще в статью добавить рекомендации ЛОРам и стоматологам по диагностике, сославшись на Лебедянцева и на свои наблюдения, что симптоматика очень размытая.

А еще вопрос — такая ли это на самом деле редкая патология, или ее просто не диагностируют и лечат что попало. И не оперируют, потому что не

умеют. Я же 2 года назад у врача спрашивала про операцию, а она сказала — ну уж это в самом крайнем случае. А где он, край?

Тут тот случай, когда понимаешь, как что-то мешало, когда от него избавишься. Те же физические нагрузки мне в голову не приходило с этим связывать».

О влиянии психоэмоционального состояния на возврат отдельных симптомов, имевших место до операции, указывают и другие больные. Так, больная Д., 50 лет (набл.7 в табл.1), прооперированная 27.02.2007 г. в письме от 28.02.2011 г. пишет следующее о своем заболевании и состоянии. «До операции был дискомфорт в левой подчелюстной области в районе 4-6 зубов, ощущение чего-то лишнего, мешающего, опухания, отечности. До операции отдавало в ухо, за ухо — было ощущение, что ухо не на месте. После операции дискомфорт исчез, но постепенно (через год-другой) возник снова. Скорее всего, эти проблемы становились гораздо сильнее в моем воображении в связи с психологическим неприятием имплантатов (возврат симптомов по времени соответствует протезированию полости на имплантатах, резюме авторов статьи)». Постепенно больная «успокоилась, перестала обращать внимание и дискомфорт сошел (или почти сошел) на нет. … Возможно, и здесь

психологическая связь. Таким образом, я делаю свой субъективный вывод, что операция имела скорее психотерапевтическое действие. Но поскольку после нее я чувствовала себя излеченной год-два, я не жалею, что решилась на нее».

Таким образом, наши исследования подтверждают многообразие симптомов проявления шилоподъязычного синдрома. Их сочетание требует необходимости проведения дифференциальной диагностики с другими неврологическими синдромами, сопровождающимися болями. Более предметными в диагностике являются локальные боли, определяющиеся при пальпации зачелюстной области и боковой стенки глотки. Наиболее методическим приемом, на наш взгляд, является последовательная бимануальная пальпация ретромолярной области, челюстно-язычного желобка на уровне моляров, затем последовательно пальпация крыловидно-

нижнечелюстной складки, передней небной дужки снизу кверху, верхнего полюса небной миндалины, небной миндалины, задней небной дужки, боковой стенки глотки за задней небной дужкой. При этом указательный палец другой руки располагается в зачелюстной области.

Использование ортопантомограмм для оценки состояния и расположения шиловидных отростков височных костей недостаточно. Более полная информация может быть получена при анализе основания черепа с использованием спиральных и конусно-лучевых компьютерных томографов.

Для оценки состояния больных и результатов операции в динамике наблюдения как врачом, так и пациентом, целесообразно ведение дневника пациентами и его совместный с врачом анализ. Крайне важной является психологическая и психотерапевтическая поддержка пациентов с коррекцией устоявшихся провоцирующих привычек для закрепления результатов хирургического лечения и профилактики возврата симптомов заболевания.

THE DIAGNOSIS AND SURGICAL TREATMENT OF STYLOHYOIDEUS

SYNDROME

A.A. Levenets A.A., Chuchunov A.G., Simonov, A.I. Matveev Krasnoyarsk State Medical University named after prof. V.F. Voino-Yasenetsky

Abstract . Here is the analysis of the results of surgical treatment of 11 patients with stylohyoideus syndrome. Are described the clinical symptoms of the disease. Twenty operations were done. Was examined the the condition of patients in the postoperative period. The duration of monitoring patients after surgery is from 4 months to 5 years.

Key words: stylohyoideus syndrome, diagnosis, surgical treatment.

Литература

1. Акберов Р.Ф., Хабибуллин И.Р. Синдром удлиненного шиловидного отростка // Вертеброневрология. — 1992. — №2. — С.46-47.

2. Зубарчук К. К казуистике изолированного перелома шиловидного отростка височной кости // Вестн. оториноларингологии. — 1965. — №1. -С.95-96.

3. Лебедянцев В.В. Шилоподъязычный синдром (топографоанатомические основы, клиника, диагностика, принципы лечения): автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 2004. — 44 с.

4. Никитин А.А., Лапшин В.П., Титова Н.В. Клинический пример

пациента, страдающего мегастилоидом. http://med-

isida.ru/articles/professionals/1942/

5. Пат. 2325124 Российская Федерация. Способ хирургического лечения шилоподъязычного синдрома / А.А. Левенец, А.А. Чучунов, А.А. Симонов, А.И. Матвеев — № 2006142625/14; заявл. 01.12. 2006; опубл. 27.05.2008. — Бюл. № 15. — 6с.

6. Сысолятин П.Г.,Филюрин М.Д. Синдром удлиненного шиловидного отростка // Вестн. оториноларингол. — 1987. — №4. — С. 58-59.

7. Шульга И. А., Зайцев Н. В., Зайцева В. С. Варианты строения шилоподъязычного комплекса // Вестн. оториноларингологии. — 2006. — № 6. — С. 72-73.

8. Aral I.L., Karaca I., Gungor N. Eagle’s syndrome masquerading as pain of dental origin. Case report // Aust. Dent. J. — 1997. — Vol. 42, № 1. — P. 18-19.

9. Dolan E., Mullen J., Papayoanou J. Styloid-stylohyoid syndrome in the differential diagnosis of atypical facial pain // Surg. Neurol. — 1984. — №21. — P. 291-294.

10. Eagle W.W. Elongated styloid process. Symptoms and treatment // Arch. Of Otolaryngol. — 1958. — Vol. 67, №2. — P. 172-176.

11. Ghosh L.M., Dubey S.P. The syndrome of elongated styloid process // Auris Nasus Larynx. -1999. — № 26(2). — P. 169-175.

12. Kiely M.L., Sawyer D.R., Gowgiel J.M. Styloid chain ossification: report of a case with articulations // Clin. Anat. — 1995. — Vol. 8, №5. — P. 359.

Хирургические методы лечения шилоподъязычного синдрома Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

ХИРУРГИЧЕСКИЕ МЕТОДЫ ЛЕЧЕНИЯ ШИЛОПОДЪЯЗЫЧНОГО СИНДРОМА

Д.Н. Назарян, А.С. Караян, А.В. Федосов

Научно-клинический центр оториноларингологии ФМБА России, Москва, Российская Федерация

Обоснование. Одной из самых сложных в клинической практике групп пациентов являются больные с орофасциальной болью. Возможной причиной возникновения болевого синдрома в области лица и полости рта может быть шилоподъязычный синдром, или синдром Игла-Стерлинга. Клинические проявления синдрома наблюдаются только в 4-10,3% общего количества случаев удлиненных шиловидных отростков. Цель исследования — разработать показания для выбора хирургического доступа безопасного удаления шиловидного отростка в зависимости от его анатомии. Методы. Пациентам с симптомами шилоподъязычного синдрома при обнаружении удлиненного шиловидного отростка во время клинического исследования выполнялось его удаление внутриротовым способом (n=3). Остальным пациентам (n=10) удаление проведено наружным доступом по первой шейной складке или вертикальным заушным доступом. Результаты. У пациентов с шилоподъязычным синдромом наблюдается высокий эффект хирургического лечения и отмечаются достаточно короткие сроки послеоперационной реабилитации, что существенно повышает качество жизни. Заключение. Как с технической, так и с точки зрения нанесения минимального косметологического дефекта наиболее удобной и безопасной методикой удаления шиловидного отростка считаем хирургический доступ по первой шейной складке.

Ключевые слова: шилоподъязычный синдром, шило-каротидный синдром, методы лечения шилоподъязычного синдрома, боль в горле.

(Для цитирования: Назарян Д.Н., Караян А.С., Федосов А.В. Хирургические методы лечения шилоподъязычного синдрома. Клиническая практика. 2019; 10(2):21 —26. doi: 10.17816/ clinpract10221-26)

SURGICAL METHODS OF TREATMENT OF EAGLE SYNDROME

D.N. Nazaryan, A.S. Karayan, A.V. Fedosov

Clinical Centre of Otorhinolaryngology of Federal Medical Biological Agency of Russia, Moscow, Russian Federation

Background. One of the most difficult in the clinical practice patients groups are patients with orofacial pain. A possible cause of pain in the face and mouth can be stylohyoid syndrome or Eagle syndrome. The clinical manifestations of the syndrome are observed in only 4-10.3% of cases among the total number of cases of elongated hyoid processes. Objective. To develop criteria for the choice of the surgical access for a safe removal of the hyoid process depending on its anatomy. Methods. In patients with the symptoms of stylohyoid syndrome, in the case of detecting an extended hyoid process during the clinical study, its removal was performed via an intraoral route (n=3). In the other patients (n=10) the removal was performed via an external access along the first cervical fold, or through the vertical retroaural access. Results. In patients with stylohyoid syndrome, we observed a high efficiency of the surgical treatment and rather short times of postsurgical rehabilitation, that significantly improved the quality of life. Conclusion. In our opinion, the surgical access through the first cervical fold is the most convenient way both from the technical viewpoint and from the viewpoint of a minimal cosmetic defect. Keywords: styloid-stylohyoid syndrome, styloid-carotid artery syndrome, method of treatment Eagle syndrome, sore throat.

(For citation: Nazaryan DN, Karayan AS, Fedosov AV. Surgical Methods of Treatment of Eagle Syndrome. Journal of Clinical Practice. 2019; 10(2):21-26. doi: 10.17816/clinpract10221-26)

КЛ

П

on19

Том 10 »2

kTÁTÁTÁT ГАТАТ

ОБОСНОВАНИЕ

Одной из самых сложных в клинической практике групп пациентов являются больные с орофасци-альной болью. Возможной причиной возникновения болевого синдрома в области лица и полости рта может быть шилоподъязычный синдром, или синдром Игла (от англ. Eagle’s syndrome), обусловленный аномалиями размеров (удлинение) и положения (искривление, отклонение в медиально-ди-стальном направлении) шиловидного отростка височной кости или оссификацией шилоподъязыч-ной связки [1]. Следует отметить, что с одной или двух сторон длина шиловидного отростка может достигать верхушки малого рога подъязычной кости [2], но также возможно и его полное отсутствие.

Пациенты с шилоподъязычным синдромом чаще всего жалуются на разнообразные по характеру, не всегда четко локализованные боли в подчелюстной области, в корне языка, боковой стенке глотки и заднечелюстной области, усиливающиеся при глотании или повороте головы и иррадиирую-щие в ухо, височную, поднижнечелюстную области или нижнюю челюсть, в область височно-нижнече-люстного сустава или зубы верхней и нижней челюстей. Больные отмечают ощущение «инородного тела» в области глотки или корня языка, чувство сдавления глотки, а также головокружение и резкое снижение работоспособности. Как правило, пациенты описывают боль как постоянную, тупую, интенсивность которой нарастает к концу дня, усиливаясь при повороте или запрокидывании головы, после продолжительного разговора или пения и даже изменения погодных условий.

Дифференциальную диагностику шилоподъ-язычного синдрома в первую очередь необходимо проводить с болевой дисфункцией височно-ниж-нечелюстного сустава, тонзиллитом, невралгией языкоглоточного нерва, миофасциальным болевым синдромом лица, соматоформным болевым расстройством, поэтому в диагностике и лечении этой категории пациентов принимают участие че-люстно-лицевые хирурги, оториноларингологи, нейро- и ангиохирурги, неврологи и стоматологи.

Впервые шилоподъязычный синдром был описан отоларингологом Watt Weems Eagle в 1937 г., который объяснил взаимодействие шиловидного отростка и прилегающих к нему анатомических структур [3]. В зависимости от клинических проявлений ученый разделил синдром на две группы — классический шилоподъязычный и шило-каро-тидный. При классическом синдроме больные отмечают постоянную боль в области глотки, уси-

ливающуюся при глотании и повороте головы; при шило-каротидном, при котором происходит непосредственное сдавление внутренней сонной артерии удлиненным шиловидным отростком — пароксизмально возникающие боли в височной, орбитальной или затылочной областях, головокружение или потерю сознания при длительном отведении головы в противоположную сторону [4].

W. Eagle описал размеры шиловидного отростка, которые в норме составляют 25 мм. В российской популяции средняя длина шиловидных отростков достигает27,40±0,34 мм (у мужчин—28,50±0,42 мм, у женщин — 25,30±0,56 мм) при крайних значениях вариационного ряда от 7 до 70 мм [2]. Следует отметить, что клинические проявления синдрома наблюдаются только в 4-10,3% всех случаев удлиненных шиловидных отростков [5]. Значимым фактором для формирования данного синдрома являются анатомическая форма шиловидного отростка и угол его медиального отклонения [1].

Цель исследования — разработать показания для выбора хирургического доступа безопасного удаления шиловидного отростка в зависимости от его анатомии.

МЕТОДЫ

Условия проведения

Период с января 2017 по январь 2019 г. на базе научно-клинического отдела челюстно-лицевой и пластической хирургии Научно-клинического центра оториноларингологии ФМБА России (Москва).

Характеристика пациентов

Проведено лечение 13 пациентов с шилоподъ-язычным синдромом в возрасте от 27 до 54 лет, из них мужчин было 2 (15%), женщин — 11 (85%). Всем больным проводились мультиспиральная компьютерная томография, ультразвуковое дуплексное сканирование брахиоцефальных артерий и интраоральная пальпация верхушки шиловидного отростка в тонзиллярной ямке.

Описание медицинского вмешательства

При обнаружении у пациентов с симптомами шилоподъязычного синдрома удлиненного шиловидного отростка во время клинического исследования выполнялось удаление измененного отростка внутриротовым способом (n=2) или заушным доступом (n=7). Остальным пациентам (n=4) удаление проведено наружным доступом по первой шейной складке или вертикальным заушным доступом с продлением разреза вдоль переднего края кивательной или грудино-ключично-со-сцевидной мышцы.

кл П

?П19 2019

Том 10 №2

РЕЗУЛЬТАТЫ

Все госпитализированные пациенты с шилоподъ-язычным синдромом имели жалобы на боль в горле, усиливающуюся при глотании или повороте головы и иррадиирующую в корень языка, висок, нижнюю челюсть, а также на периодически возникающие головокружения. Интраоральная пальпация верхушки шиловидного отростка в тонзиллярной ямке была болезненна только у 5 пациентов, остальные больные не отмечали усиления болевого синдрома или его возникновения при клиническом осмотре.

Всем пациентам выполнена мультиспиральная компьютерная томография головы: выявлены удлиненные (до 57 мм) шиловидные отростки и выраженный угол медиального наклона у 9 пациентов, окостенение шиловидной связки у 3 и искривление формы отростка и выраженный угол медиального

наклона у 1. Только двое из 13 участников исследования ранее не обращались к смежным специалистам, остальные неоднократно консультировались у стоматологов, оториноларингологов и неврологов.

Хирургическое удаление шиловидного отростка височной кости осуществлялось заушным (у 7) (рис. 1-3), внутриротовым (у 2) (рис. 4-6) и горизонтальным доступом по первой шейной складке (у 4) (рис. 7). Важно заметить, что ни у одного пациента не наблюдалось осложнений в послеоперационном периоде, раны зажили первичным натяжением. Исчезновение болевого синдрома спустя несколько дней после операции отмечалось у 7 пациентов, у других жалобы сохранялись до 1 мес, при этом наблюдалась положительная динамика, и лишь у 1 пациента сохранялись наблюдаемые ранее интенсивность и характер болевого синдрома.

Рис. 1. Компьютерная томография пациентки К., 24 года. Диагноз: Аномалия развития шиловидного отростка височной кости с двух сторон

•УЬ Л/

л 7

Примечание. (а) — 30-реконструкция, вид справа; (б) — 30-реконструкция, вид слева; (в) — 30-реконструкция, фас; (г) — корональный срез.

(г)

«ШТАТ ГАТАТ

Рис. 2. Удаление шиловидного отростка заушным доступом

Примечание. (а) — предоперационная разметка заушного доступа; (б) — выделенный в ходе операции шиловидный отросток; (в) — удаленный шиловидный отросток.

Рис. 3. Контрольные снимки после удаления шиловидных отростков

Примечание. (а) — 30-реконструкция, вид справа; (б) — 30-реконструкция, вид слева.

Рис. 4. Компьютерная томография пациентки М., 32 года. Диагноз: Аномалия развития шиловидного отростка височной кости с двух сторон

Примечание. (а) — 30-реконструкция, фас; (б) — коронарный срез.

кл П

ОП19

Том 10 №2

Рис. 5. Удаление шиловидного отростка внутриротовым способом

(а)

(б)

Примечание. (а) — выделенный от окружающих тканей шиловидный отросток; (б) — удаленный шиловидный отросток. Рис. 6. Контрольные снимки после удаления шиловидных отростков

Примечание. (а) — 30-реконструкция, вид справа; (б) — 30-реконструкция, вид слева. Рис. 7. Удаление шиловидного отростка доступом по первой шейной кожной складке

г

(а)

(б)

Примечание. (а) — хирургический доступ по первой шейной складке; (б) — рана послойно ушита.

ОБСУЖДЕНИЕ

листов, проходят разнообразные диагностические

Шилоподъязычный синдром, или синдром Игла- исследования, и далеко не всегда у клиницистов

Стерлинга, продолжает оставаться малоизвестным вознигает предположение о напичие синдрома 1/1гла-

заболеванием среди специалистов. Диагностические Стерлинга, что в свою очередь приводит к гипердиа-

трудности и неудовлетворительные исходы лечения у гностике и необоснованному лечению.

пациентов с шилоподъязычным синдромом связаны в Удаление шиловидного отростка височной кости

первую очередь с недостаточным количеством клини- внутриротовым доступом является более предпочти-

ческих исследований этого заболевания [6]. тельным для пациентов с косметической точки зрения.

Большое количество пациентов с шилоподъязыч- Осуществление хирургического вмешательства по-

ным синдромом наблюдаются у смежных специа- средством внутриротового доступа возможно лишь,

«ШТАТ ГАТАТ

когда шиловидные отростки можно легко пропальпи-ровать в тонзиллярной ямке. Вместе с тем существует значительный риск повреждения расположенных рядом важных анатомических структур, таких как внутренняя яремная вена и внутренняя сонная артерия, из-за ограниченности и тесноты операционного поля. При удалении шиловидного отростка посредством заушного доступа часто приходится пересекать большой ушной нерв для обеспечения адекватного доступа к шиловидному отростку и в последующем накладывать нейроанастомоз, что удлиняет время хирургического вмешательства. При таком доступе также существует риск повреждения заднего полюса околоушной слюнной железы и ветвей лицевого нерва. Помимо всего прочего, после вертикального доступа остается видимый рубец, что не всегда приемлемо для пациентов, особенно лиц женского пола.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

У пациентов с шилоподъязычным синдромом наблюдаются высокий эффект хирургического лечения и достаточно короткие сроки послеоперационной реабилитации, что существенно повышает качество жизни. Наиболее удобным как с технической точки зрения, так и с позиции субъективной оценки самого пациента относительно минимального кос-метологического дефекта мы считаем хирургический доступ по первой шейной складке, поскольку в этом случае не остается грубых послеоперационных рубцов, что особенно важно для лиц женского пола.

ИСТОЧНИК ФИНАНСИРОВАНИЯ

Отсутствует.

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ

Авторы подтвердили отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Eagle WW. Elongated styloid processes: report of two ca-ses. Arch. Otolaryngol. Head and Neck Surgery. 1937;25(5):584-587. doi: 10.1001/archotol. 1937.00650010656008.

2. Шульга И.А., Лебедянцев В.В., Каган И.И., и др. Факторы патогенеза шилоподъязычного синдрома // Российская оториноларингология. — 2011. — №4. — С. 175-182. [Shulga IA, Lebedyantsev VV, Kagan II, et al. Factors of pathogenesis of stylohyoid syndrome. Russian otorhinolaryngology. 2011;(4):175- 182. (In Russ).]

3. Лебедянцев В.В. Шилоподъязычный синдром: топографо-анатомические основы, клиника, диагностика, принципы лечения: Автореф. дис. … д-ра мед. наук. — М., 2004. — 44 с. [Lebedyantsev V.V. Shilopod»-yazychnyj sindrom: topografo-anatomicheskie osnovy, klinika, diagnostika, printsipy lecheniya. [dissertation abstract] Moscow; 2004. 44 р. (In Russ).] Доступно по: https://search.rsl.ru/ru/record/01002800036. Ссылка активна на 14.02.2019.

4. Барабанова Э.В., Сытый Ю.В. Роль шило-каро-тидного синдрома в развитии диссекции внутренней сонной артерии и инфаркта мозга (обзор литературы, собственное наблюдение) // Международный неврологический журнал. — 2017. — №5. — С. 38-45. [Barabanova EV, Syty YuV. The role of stylo-carotid syndrome in the development of dissection of the internal carotid arteryand cerebral infarction (a literature review and own observation). INJ. 2017;(5):38-45. (In Russ).] doi: 10.22141/2224-0713.5.91.2017.110855.

5. Murtagh RD, Caracciolo JT, Fernandez G. CT findings associated with Eagle syndrome. AJNR Am J Neuroradiol. 2001;22(7):1401-1402.

6. Ghosh LM, Dubey SP. The syndrome of elongated styloid process. Auris Nasus Larynx. 1999;26(2):169-175. doi: 10.1016/s0385-8146(98)00079-0.

КОНТАКТНАЯ ИНФОРМАЦИЯ Назарян Давид Назаретович

канд. мед. наук, врач челюстно-лицевой хирург, зав. отделением челюстно-лицевой и пластической хирургии ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» ФМБА России; e-mail: [email protected], ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9423-2221 Караян Арутюн Суренович

д-р мед. наук, врач челюстно-лицевой хирург, руководитель отдела челюстно-лицевой и пластической хирургии ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» ФМБА России; e-mail: [email protected], ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3608-4854 Федосов Александр Викторович

врач челюстно-лицевой хирург, руководитель отделения челюстно-лицевой

и пластической хирургии ФГБУ «Научно-клинический центр оториноларингологии» ФМБА России;

адрес: 123182, Москва, Волоколамское шоссе, д. 30, к. 2,

e-mail: [email protected], ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4372-7723

Причины, симптомы, диагностика, лечение и многое другое

Что такое синдром Орла?

Синдром Орла — редкое заболевание, при котором возникает боль в лице или шее. Эта боль возникает из-за проблем с шиловидным отростком или шилоподъязычной связкой. Шиловидный отросток — это небольшая заостренная кость чуть ниже вашего уха. Шилоподъязычная связка соединяет ее с подъязычной костью шеи.

Основным симптомом синдрома Орла является боль, обычно с одной стороны шеи или лица, особенно около челюсти.Боль может приходить и уходить или быть постоянной. Часто бывает хуже, когда вы зеваете, двигаетесь или поворачиваете голову. Вы также можете почувствовать, как боль излучается к уху.

Другие симптомы синдрома Орла включают:

Синдром Орла вызывается либо необычно длинным шиловидным отростком, либо кальцинированной шилоподъязычной связкой. Врачи не уверены в том, что вызывает любой из этих факторов.

Хотя он может поражать людей обоих полов и всех возрастов, он чаще встречается у женщин в возрасте от 40 до 60 лет.

Диагностировать синдром Орла сложно, потому что он имеет общие симптомы со многими другими заболеваниями. Ваш врач, вероятно, начнет с прощупывания вашей головы и шеи на предмет каких-либо признаков необычно длинного шиловидного отростка. Они также могут использовать компьютерную томографию или рентген, чтобы лучше рассмотреть область вокруг шиловидного отростка и шилоподъязычной связки.

Вас могут направить к специалисту по уху, носу и горлу, который поможет вам исключить любые другие состояния, которые могут вызывать симптомы.

Синдром Орла часто лечат путем хирургического укорачивания шиловидного отростка. Вашему хирургу может потребоваться удалить миндалины, чтобы получить доступ к шиловидному отростку. Они также могут получить доступ к нему через отверстие в вашей шее, но при этом обычно остается большой шрам.

Эндоскопическая хирургия также становится распространенным вариантом лечения синдрома Игла. Для этого нужно вставить небольшую камеру, называемую эндоскопом, на конец длинной тонкой трубки через рот или другое маленькое отверстие.Специальные инструменты, прикрепленные к эндоскопу, позволяют проводить хирургические операции. Эндоскопическая хирургия гораздо менее инвазивна, чем традиционная хирургия, что позволяет быстрее выздороветь и снизить риски.

Если у вас есть другие состояния, которые делают операцию рискованной, вы можете управлять симптомами синдрома Орла с помощью нескольких типов лекарств, в том числе:

  • Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), отпускаемые без рецепта или по рецепту, например ибупрофен (Адвил, Мотрин) или напроксен (Алев, Напросин)
  • антидепрессанты, особенно трициклические антидепрессанты
  • противосудорожные препараты
  • стероиды
  • местные анестетики

В редких случаях длинный шиловидный отросток может оказывать давление на внутренние сонные артерии сторона шеи.Это давление может вызвать инсульт. Немедленно обратитесь за неотложной помощью, если внезапно возникнут какие-либо из этих симптомов:

  • головная боль
  • слабость
  • потеря равновесия
  • изменения зрения
  • спутанность сознания

Хотя синдром Орла встречается редко и плохо изучен, его легко лечить хирургическим путем или медикамент. Большинство людей полностью выздоравливает без каких-либо оставшихся симптомов.

Причины, симптомы, диагностика, лечение и многое другое

Что такое синдром Орла?

Синдром Орла — редкое заболевание, при котором возникает боль в лице или шее.Эта боль возникает из-за проблем с шиловидным отростком или шилоподъязычной связкой. Шиловидный отросток — это небольшая заостренная кость чуть ниже вашего уха. Шилоподъязычная связка соединяет ее с подъязычной костью шеи.

Основным симптомом синдрома Орла является боль, обычно с одной стороны шеи или лица, особенно около челюсти. Боль может приходить и уходить или быть постоянной. Часто бывает хуже, когда вы зеваете, двигаетесь или поворачиваете голову. Вы также можете почувствовать, как боль излучается к уху.

Другие симптомы синдрома Орла включают:

Синдром Орла вызывается либо необычно длинным шиловидным отростком, либо кальцинированной шилоподъязычной связкой.Врачи не уверены в том, что вызывает любой из этих факторов.

Хотя он может поражать людей обоих полов и всех возрастов, он чаще встречается у женщин в возрасте от 40 до 60 лет.

Диагностировать синдром Орла сложно, поскольку он имеет общие симптомы со многими другими заболеваниями. Ваш врач, вероятно, начнет с прощупывания вашей головы и шеи на предмет каких-либо признаков необычно длинного шиловидного отростка. Они также могут использовать компьютерную томографию или рентген, чтобы лучше рассмотреть область вокруг шиловидного отростка и шилоподъязычной связки.

Вас могут направить к специалисту по уху, носу и горлу, который поможет вам исключить любые другие состояния, которые могут вызывать симптомы.

Синдром Орла часто лечат путем хирургического укорачивания шиловидного отростка. Вашему хирургу может потребоваться удалить миндалины, чтобы получить доступ к шиловидному отростку. Они также могут получить доступ к нему через отверстие в вашей шее, но при этом обычно остается большой шрам.

Эндоскопическая хирургия также становится распространенным вариантом лечения синдрома Игла.Для этого нужно вставить небольшую камеру, называемую эндоскопом, на конец длинной тонкой трубки через рот или другое маленькое отверстие. Специальные инструменты, прикрепленные к эндоскопу, позволяют проводить хирургические операции. Эндоскопическая хирургия гораздо менее инвазивна, чем традиционная хирургия, что позволяет быстрее выздороветь и снизить риски.

Если у вас есть другие состояния, которые делают операцию рискованной, вы можете управлять симптомами синдрома Орла с помощью нескольких типов лекарств, в том числе:

  • Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), отпускаемые без рецепта или по рецепту, например ибупрофен (Адвил, Мотрин) или напроксен (Алев, Напросин)
  • антидепрессанты, особенно трициклические антидепрессанты
  • противосудорожные препараты
  • стероиды
  • местные анестетики

В редких случаях длинный шиловидный отросток может оказывать давление на внутренние сонные артерии сторона шеи.Это давление может вызвать инсульт. Немедленно обратитесь за неотложной помощью, если внезапно возникнут какие-либо из этих симптомов:

  • головная боль
  • слабость
  • потеря равновесия
  • изменения зрения
  • спутанность сознания

Хотя синдром Орла встречается редко и плохо изучен, его легко лечить хирургическим путем или медикамент. Большинство людей полностью выздоравливает без каких-либо оставшихся симптомов.

Причины, симптомы, диагностика, лечение и многое другое

Что такое синдром Орла?

Синдром Орла — редкое заболевание, при котором возникает боль в лице или шее.Эта боль возникает из-за проблем с шиловидным отростком или шилоподъязычной связкой. Шиловидный отросток — это небольшая заостренная кость чуть ниже вашего уха. Шилоподъязычная связка соединяет ее с подъязычной костью шеи.

Основным симптомом синдрома Орла является боль, обычно с одной стороны шеи или лица, особенно около челюсти. Боль может приходить и уходить или быть постоянной. Часто бывает хуже, когда вы зеваете, двигаетесь или поворачиваете голову. Вы также можете почувствовать, как боль излучается к уху.

Другие симптомы синдрома Орла включают:

Синдром Орла вызывается либо необычно длинным шиловидным отростком, либо кальцинированной шилоподъязычной связкой.Врачи не уверены в том, что вызывает любой из этих факторов.

Хотя он может поражать людей обоих полов и всех возрастов, он чаще встречается у женщин в возрасте от 40 до 60 лет.

Диагностировать синдром Орла сложно, поскольку он имеет общие симптомы со многими другими заболеваниями. Ваш врач, вероятно, начнет с прощупывания вашей головы и шеи на предмет каких-либо признаков необычно длинного шиловидного отростка. Они также могут использовать компьютерную томографию или рентген, чтобы лучше рассмотреть область вокруг шиловидного отростка и шилоподъязычной связки.

Вас могут направить к специалисту по уху, носу и горлу, который поможет вам исключить любые другие состояния, которые могут вызывать симптомы.

Синдром Орла часто лечат путем хирургического укорачивания шиловидного отростка. Вашему хирургу может потребоваться удалить миндалины, чтобы получить доступ к шиловидному отростку. Они также могут получить доступ к нему через отверстие в вашей шее, но при этом обычно остается большой шрам.

Эндоскопическая хирургия также становится распространенным вариантом лечения синдрома Игла.Для этого нужно вставить небольшую камеру, называемую эндоскопом, на конец длинной тонкой трубки через рот или другое маленькое отверстие. Специальные инструменты, прикрепленные к эндоскопу, позволяют проводить хирургические операции. Эндоскопическая хирургия гораздо менее инвазивна, чем традиционная хирургия, что позволяет быстрее выздороветь и снизить риски.

Если у вас есть другие состояния, которые делают операцию рискованной, вы можете управлять симптомами синдрома Орла с помощью нескольких типов лекарств, в том числе:

  • Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), отпускаемые без рецепта или по рецепту, например ибупрофен (Адвил, Мотрин) или напроксен (Алев, Напросин)
  • антидепрессанты, особенно трициклические антидепрессанты
  • противосудорожные препараты
  • стероиды
  • местные анестетики

В редких случаях длинный шиловидный отросток может оказывать давление на внутренние сонные артерии сторона шеи.Это давление может вызвать инсульт. Немедленно обратитесь за неотложной помощью, если внезапно возникнут какие-либо из этих симптомов:

  • головная боль
  • слабость
  • потеря равновесия
  • изменения зрения
  • спутанность сознания

Хотя синдром Орла встречается редко и плохо изучен, его легко лечить хирургическим путем или медикамент. Большинство людей полностью выздоравливает без каких-либо оставшихся симптомов.

Лечение синдрома Орла — Другой нехирургический подход — Caring Medical Florida

Росс Хаузер, MD

Если вы попали на эту страницу, весьма вероятно, что вы уже много лет находитесь в путешествии открытий в медицине.То, что вы, очевидно, пытаетесь обнаружить, — это таинственная и, казалось бы, неизлечимая группа имеющихся у вас симптомов. Как вы увидите в некоторых из наших примеров рассказов ниже, вы не одиноки в этом. Крайне редко кому-то ставят первый диагноз синдрома Орла, обычно это диагноз, который ставится в некоторых случаях после осознания того, «что еще это могло быть? Наверное, это синдром Орла или его близкий спутник — синдром Эрнеста.

Вот некоторые вещи, которые, как мы слышим, помогли людям поставить диагноз синдрома Орла.

Синдром Орла и диагностика синдрома шилоподъязычного комплекса

Пояснительная записка: синдром Орла и диагноз синдрома шилоподъязычного комплекса очень похожи. Исследователи на протяжении многих лет писали о том, что основное различие заключается в том, что синдром Орла приобретается после травмы шеи, синдром шилоподъязычного комплекса, который развивается в детстве, подростковом возрасте или в более раннем возрасте. В анамнезе нет предыдущих травм, операций или травм. Симптомы могут быть одинаковыми, лечение может быть таким же.

Мои врачи сбиты с толку моими симптомами

Мне поставили диагноз «синдром Орла», мои врачи сбиты с толку моими симптомами. Все мои симптомы изолированы на правой стороне головы и шеи.

Подростком попал в автокатастрофу, получил хлыстовую травму . С тех пор у меня были хронические боли в шее и спине. На протяжении многих лет я ощущал скрежет и хруст в шее. Моя последняя МРТ показала, что это был мой C5-C6.Они трутся друг о друга и вызывают образование костных шпор в этом суставе. Я посещал мануального терапевта, и мне прописали физиотерапию для лечения проблем с шеей, которые, как мне казалось, были больше связаны с C0-C1. Такое ощущение, что мой C1 бьет меня о затылок .

У меня также появилась сильная и ужасная боль в ушах. Ни один из моих врачей не мог этого понять. ЛОР отправил меня к специалисту по слуху, анализов было много, ответов нет. Мне назначили лекарства от болезни Меньера, потому что, казалось, больше нечего было делать.У меня так много симптомов и так много проблем. Я искал в Интернете, чтобы узнать, могу ли я чем-нибудь помочь себе и своим докторам. Один врач предложил «синдром Орла», и я нашла несколько статей.

По прошествии всех этих лет, я думаю, что, возможно, я нашел «нулевую точку» в своих проблемах. Мое головокружение , шум в ушах , онемение лица. Постоянная боль в основании черепа и бесчисленные неврологические симптомы заставили моих врачей обратить внимание на БАС и РС. Я пытаюсь привлечь к работе всех своих врачей.Проблема в том, что каждый специалист так сосредоточен на своей части тела. Мой специалист по позвоночнику может находиться за миллион миль от моего ЛОР, насколько они общаются. Но я собираюсь сосредоточиться на своей шее и сосредоточусь на ней.

Воспаление горла

Мне наконец поставили диагноз «синдром Орла». Мой ЛОР изначально подозревал рак. Меня отправили на множество тестов. Когда это не был рак, мой ЛОР почувствовал себя свободнее исследовать другие возможности.Он предположил синдром Орла. Рак вошел в это, потому что никто не мог понять, почему у меня было такое сильное воспаление горла.

Новокаин и стоматолог

Я был в долгом медицинском путешествии. Все началось более 10 лет назад с стоматологической работы. Мне делали многочисленные инъекции новокаина в челюсть в районе TMJ . После стоматологической работы симптомы с годами прогрессировали. Жгучая боль и онемение лица и шеи. Затем, боль в ушах и чувство полноты , проблемы с равновесием, головокружение и головокружение , трудности с глотанием застрявшей в горле пищи , воспаление горла, проблемы со зрением, боль в затылке и ощущение, когда я просыпаюсь Меня ударили кулаком по основанию черепа.

Мой невролог решил, что все это произошло из-за сдавления нерва в моей шее, и у меня был слияние C5-C7. Симптомы продолжались. Результатом операции стало увеличение количества лекарств. Диазепам действительно помогает при множественных симптомах, включая мышечную боль и это странное потоотделение , которое у меня есть. Мне также нужно принимать Викодин, когда боль очень сильная.

Я взял на себя ответственность посмотреть, что еще я могу сделать для себя, кроме как полагаться на эти лекарства.Мой интерес достиг пика в понимании шилово-нижнечелюстной связки, синдрома Эрнеста, синдрома Иглса и синдрома Барре-Льеу , поскольку ваше описание этих симптомов на самом деле описывает меня.

Затем мой ЛОР предложил невралгию тройничного нерва

Мои врачи и я искали почти 20 лет, чтобы попытаться выяснить, что со мной не так. Вся моя боль ограничена левой стороной тела. Каждый специалист, которого я вижу, ограничивает то, насколько мне может помочь его специальность.Я откладываю операцию на шее, потому что у меня уже было несколько хирургических попыток исправить боль в плечах и руках. Я не совсем уверен, насколько операция на шее поможет мне, когда другие операции не помогли. Мой ЛОР тогда предложил Невралгия тройничного нерва . Я пошел домой и начал это исследовать. Все начало обретать смысл, потому что возможность невралгии тройничного нерва привела меня к синдромам Эрнеста и Орла, к жжению и покалыванию, которые я чувствую во рту и на лице, боли в ушах и полноте, затруднениям при глотании, давлению в носовых пазухах и боли в шее, всему остальному. начали собираться для меня.

Если имеется травма, хлыстовая травма, падение или несчастный случай, ваш врач должен быть осведомлен о возможности синдрома Орла

Врачи Нью-Йоркского глазного и ушного госпиталя больницы Mount Sinai опубликовали свои рекомендации по синдрому Орла в журнале Clinical Neurology and Neurosurgery . ( 1 ) Вот основные моменты исследования:

  • Был проведен всесторонний обзор рецензируемых публикаций о синдроме Орла в различных дисциплинах, чтобы получить полное представление о проявлениях, диагностике и лечении этого расстройства.
  • Число диагнозов синдрома Орла увеличилось, отчасти из-за осведомленности врачей о симптоматике пациентов.
  • В то время как боль в шейке матки и дисфагия (затруднение глотания) являются одними из типичных симптомов, пациенты могут иметь широкий спектр доброкачественных и опасных симптомов.
  • Стратегии лечения включают медикаментозное лечение (анальгетики, кортикостероиды, антидепрессанты и противосудорожные препараты) и различные хирургические подходы.
  • Более глубокое понимание со стороны врачей, которые лечат пациентов с синдромом Орла, позволяет составить более комплексный план лечения.Синдром Орла можно лечить безопасно и эффективно с помощью разнообразных медицинских схем и более точных хирургических подходов.

Большинство врачей не слышали о синдроме Орла и не знают, где расположена шилово-нижнечелюстная связка. По этой причине многие люди, получающие лечение, указанное выше, не получают облегчения от боли, как от симптомов, перечисленных ниже.

Проблемы компрессии нервов и артерий: удлиненный шиловидный отросток и синдром сонной артерии

В приведенных выше примерах историй и многих описываемых ими проблемах мы видим, что в основе проблем этих людей лежит недостаток диагностики и понимания их симптомов.Это не уникальное явление для людей с синдромом Орла. Это обычное явление у многих пациентов с нестабильностью верхнего шейного отдела позвоночника.

Это то, что знают ваши врачи: синдром Орла в медицине известен как удлинение шиловидного отростка и кальцификация шилоподъязычной связки. Обычно это происходит с возрастом и часто приводит к резкой периодической боли по ходу языкоглоточного нерва, который расположен в гортани и у основания языка.

Что мы видим на этом изображении?

Изображение из медицинской статьи, опубликованной в журнале Journal of Occupational Medicine and Toxicology .( 2 )

  • Это изображение шеи 42-летней секретарши. Она жаловалась на длительную боль в шее и ограничение подвижности шейного отдела позвоночника. К удивлению врачей, рентгенологическое обследование показало двустороннее окостенение шилоподъязычного связочного комплекса.
  • Ее симптомы не исчезли, и ее состояние не улучшилось после консервативного лечения, состоящего из противовоспалительных препаратов и физиотерапии. Пациент поступил на хирургическое удаление окостеневшего комплекса шилоподъязычных связок.После этого она не жаловалась и вернулась к работе.
    • Наше примечание: хирургия была единственным инструментом в случае этого пациента. Для некоторых людей хирургическое вмешательство может быть единственным средством. Для других также могут работать нехирургические методы, о которых будет сказано ниже.

Что такое окостенение шилоподъязычного связочного комплекса?

Просто связка приобретает характеристики кости. Он кальцифицируется, утолщается, затвердевает и теряет свою естественную эластичность.Когда связки шейного отдела позвоночника теряют свою естественную эластичность, они могут привести к «сращению», когда шея не двигается, или к гипермобильности, когда позвонки слишком сильно двигаются, и это может вызвать защемление и сжатие нервов и артерий, а также множество симптомов, связанных с этой проблемой.

Вы также видите что-то на этом изображении, которое мы видим? На задних зубах много пломб.

Кирхгоф Г., Кирхгоф С., Бухманн С., Канц К.Г., Ленц М., Фогель Т., Кичхофф Р.М.Редкий дифференциальный диагноз профессиональной боли в шее: двусторонний шилоподъязычный синдром. J Occup Med Toxicol. 1, 14. 2006. DOI: 10.1186 / 1745-6673-1-14. PMID 16800878., CC BY 2.0, Ссылка

Шиловидный отросток — это кусок кости, который начинается у основания черепа и прикрепляется к ряду мышц и связок, которые связаны с горлом и языком. Удлинение флегматичного отростка, а также кальцификация шилоподъязычной связки может привести к синдрому Орла. Шилоподъязычная связка расположена между шиловидным отростком и подъязычной костью, костью в передней части глотки, к которой прикреплен ряд мышц глотки.

Обсуждение артериальной компрессии или

Синдром сонной артерии

В статье 2018 г. ( 3 ) обсуждались пять историй болезни пациентов с «редкими» неврологическими симптомами неизвестного происхождения: Вот пункты обучения, наблюдаемые у этих пяти пациентов:

  • Помимо симптомов повторяющейся боли в горле, боли в шее, дисфагии (затруднения глотания) или лицевой боли из-за удлиненного шиловидного отростка или кальцинированной шиловидно-подъязычной связки также сообщалось о клинических проявлениях, связанных с компрессией нижних черепных нервов.
    • Пояснительная записка по нижним черепным нервам: Это взято из статьи под названием «Заболевания нижних черепных нервов». ( 4 )
  • В некоторых случаях сообщается, что компрессия или расслоение сонной артерии может наблюдаться из-за удлиненного шиловидного отростка, и это называется синдромом сонной артерии. Сдавление сонной артерии вызывает снижение кровотока и может наблюдаться каротидиния (также называемая синдромом Фея — боль в лице и шее неизвестного происхождения) или неврологические симптомы.Дуральные синусы и яремная вена могут быть сдавлены. Синдром Орла с неврологическими симптомами сообщается редко.

Пять пациентов:

  • Возраст 5 пациентов — от 22 до 68 лет.
  • У всех были различные неврологические симптомы, каждому пациенту была сделана компьютерная томография (КТ), которая выявила длинный шиловидный отросток.

Выводы:

  • Удлиненный шиловидный отросток вызвал неврологические симптомы.
    • У двух пациентов было сдавление вен шиловидным отростком.
    • У других пациентов были преходящие ишемические атаки из-за сдавления внутренней сонной артерии шиловидным отростком.
    • Только один пациент подвергся хирургическому удалению.
    • У пациентов с консервативным лечением результаты лечения были хорошими, и никаких симптомов не осталось.

Компрессия яремной вены

В январе 2020 года группа исследователей, опубликовавшая в журнале CNS Neuroscience and Therapeutics ( 5 ), предложила ряд результатов у пациентов, которых они наблюдали, которые позволили исследователям придумать диагноз, названный шейным спондилотическим поражением . синдром компрессии внутренней яремной вены .Позвольте мне кратко объяснить это, потому что этот синдром — это то, что мы наблюдаем у наших пациентов, и его можно применить ко многим диагнозам, включая синдром Орла.

Возможная компрессия яремной вены при синдроме Орла: обучающие пункты исследования:

  • Шейный спондилез — часто встречающееся дегенеративное заболевание шейного отдела позвоночника. Аномальные структуры, повторяющиеся движения и старение дегенерации могут усугубить гиперплазию кости (разрастание) и потерю содержимого межпозвоночного диска (диск уплощается) и впоследствии вызывают выпуклость диска наружу, что, в свою очередь, постепенно ускоряет повреждение диска и окружающих структур.
  • Шейный спондилез может способствовать возникновению многих симптомов, таких как шейная радикулопатия, шейная миелопатия, осевая боль в шее или плече и недостаточность позвоночной артерии .
  • В своей клинической практике исследователи заметили, что у группы пациентов с необъяснимыми нефокальными (не нервными проблемами) неврологическими дисфункциями наблюдается нарушение мозгового венозного оттока в связи с компрессией атласа (C1) верхнего сегмента внутренней яремной вены.

Прежде чем мы закончим рассмотрение этого исследования, сделаем небольшое замечание: мы опубликовали обширные статьи по проблемам, о которых мы собираемся упомянуть ниже.Ссылки предоставлены.

  • Стеноз внутренней яремной вены был связан с несколькими нарушениями центральной нервной системы, включая преходящих монокулярных слепых с, болезнь Меньера, болезнь Альцгеймера, идиопатическую внутричерепную гипертензию (см. Нашу статью Нестабильность шейного отдела позвоночника, закупорка вен, скопление жидкости и т. Д. внутричерепная гипертензия ) и рассеянный склероз.
  • Снижение перфузии головного мозга (приток крови к мозгу — см. Нашу статью Динамический анализ измерений кровотока в головном мозге, стволе мозга, шейном отделе спинного мозга и черепных нервов ), нарушение микрососудистых структур головного мозга (это сеть, в которой артерии и вены соединяются посредством артериол (часть артерии, которая ведет к капиллярам), капилляров (которые соединяют артериолы с венулами) и венул (которые обеспечивают соединение с веной), нарушение динамики спинномозговой жидкости (CSF) , и повышенное внутричерепное давление могут быть основными механизмами структурных и функциональных нарушений мозга, вызванных внутренней яремной веной.
  • Это исследование показало многие из того, что мы видим: некоторые нефокальные неврологические симптомы, такие как головная боль, шум в голове, шум в ушах и нарушение зрения, тесно связаны с односторонним или двусторонним синдромом внутренней яремной вены.

Внутренняя яремная вена сдавлена ​​передним подвывихом C1 и нестабильностью C0-C1

В декабре 2019 года в европейских архивах оториноларингологии появилась статья . ( 6 ) Эта статья стала результатом совместных усилий отделения радиологии, компьютерной инженерии и анатомии университетской больницы.Цель заключалась в том, чтобы помочь врачам лучше идентифицировать синдром шилоподъязычного комплекса, предлагая стандартизацию измерений длины шиловидного отростка и под каким углом он должен выступать из височной кости (основания черепа). Отклонения в этих измерениях могут помочь в диагностике синдрома Орла.

Хотя это было бы полезно, д-р Энрико Настро Синискальки, челюстно-лицевая хирургия и доцент Мессинского университета, сделал еще один шаг вперед и еще больше согласился с тем, что мы видели у наших пациентов.По сути, шиловидный отросток не обязательно должен быть настолько удлиненным или даже отображать тип изгиба или отклонения в измерениях, обсуждаемых в ранее упомянутом исследовании. Шиловидный отросток нормального размера может вызвать сдавление артерии при нестабильности шейного отдела позвоночника.

Вот его выводы в опубликованном ответе. ( 7 )

  • Даже при наличии шиловидного отростка нормальной длины могут возникать латеральные (боковые) и медиальные (средние) отклонения, ведь нормальный шиловидный отросток может вызвать сдавление сосудов и нервов.
  • (доктор Синискальки) недавний опыт фокусирует внимание на «динамических» отношениях между шилоподъязычным отростком и близлежащими структурами. (Другими словами отношения в движении). В частности, особенно при сосудистом варианте, неврологические (симптомы), по-видимому, часто зависят от положения головы и шеи, которое у одного и того же пациента меняется от положения к положению.
    • Примечание: то, что говорит доктор Синискальки, мы видим на наших цифровых рентгеновских изображениях движения. Цифровой движущийся рентгеновский снимок — это рентгеновский фильм .Выявлены «динамические» элементы нестабильности шеи. То есть, что происходит с шеей при движении, и вызывает ли перемещение шеи в разные положения неврологические симптомы? Например, при повороте головы вправо вы теряете сознание или у вас кружится голова. Взгляд вверх «забивает» уши. Создает ли мозговой туман при взгляде вниз и т. Д.
  • Д-р Синискальки предполагает, что вследствие такого сильного влияния положения головы и шеи и симптоматики в случае подозрения на синдром Орла стандартного «статического» инструмента не может быть достаточно, чтобы лучше прояснить взаимосвязь между шиловидным отростком и другими структурами. .Другими словами, в случае подозрения на синдром Орла такие инструменты визуализации, как МРТ и УЗИ области головы и шеи, следует проводить в разных положениях головы, поскольку структуры, участвующие в таком синдроме, обусловлены различным положением всего тела. область головы и шеи.
  • Доктор Синискальки предлагает сделать снимок в пяти положениях головы: положение покоя, максимальное разгибание, максимальное сгибание головы, максимальное правое и максимальное левое вращение.

Цифровой движущийся рентгеновский снимок C1-C2

Это одно из наших видео, оно дает более четкое представление о DMX, демонстрирующем нестабильность C1-C2 у пациента.

  • Digital Motion X-ray — отличный инструмент для выявления нестабильности фасеточных суставов C1-C2
  • Величина смещения или «выступа» между C1-C2 демонстрирует степень нестабильности в верхнем шейном отделе позвоночника.
  • Это лечится с помощью инъекций пролотерапии (объяснено ниже) в задние связки, которые могут вызвать нестабильность.
  • В 0:40 этого видео показан повтор DMX для демонстрации исправления этой проблемы.

Пролотерапия, лечение синдрома Орла

В этом разделе мы обсудим возможное лечение. Это лечение — пролотерапия. Проще говоря, Пролотерапия восстанавливает связки. В случае синдрома Орла. Связки шейного отдела позвоночника.

В исследованиях и клинических наблюдениях, описанных выше, мы смогли продемонстрировать, что некоторые неврологические симптомы связаны со сдавлением шейных нервов, артерий и даже яремной вены. или поврежденный набор шейных связок, здесь сосредоточен на шилоподъязычном связочном комплексе.Инъекции для пролотерапии в костные прикрепления шиломандибулярной связки запустят процесс восстановления. После укрепления шилово-нижнечелюстной связки исчезают хроническая боль во рту, шум в ушах, головокружение, головокружение и другие боли.

Исследование нестабильности шейки матки и пролотерапия

Заботливых медицинские опубликовали десятки статей по инъекциям Prolotherapy в качестве лечения в трудно лечить опорно-двигательный аппарат. Вот некоторые.

В нашей статье Хроническая боль в шее: связь между слабостью капсульной связки и нестабильностью шейки матки мы писали:

«На сегодняшний день нет единого мнения о диагнозе нестабильности шейного отдела позвоночника или о традиционных методах лечения, которые облегчают проблемы с хронической нестабильностью шеи, подобные упомянутым выше.В таких случаях пациенты часто ищут альтернативные методы лечения боли и облегчения симптомов. Prolotherapy одно такое лечение, которое предназначено для острых и хронических травм опорно-двигательного аппарата, в том числе тех, которые вызывают хронические боли в шее, связанные с базовой нестабильности сустава и связки расхлябанность. Хотя эти классификации симптомов должны быть очевидными признаками пациента, находящегося в бедственном положении, причина проблем не так очевидна. Более того, к сожалению, часто нет корреляции между гипермобильностью или подвывихом позвонков, клиническими признаками или симптомами или неврологическими признаками или симптомами.Иногда симптомы отсутствуют, что еще больше расширяет и без того очень широкий спектр возможных диагнозов нестабильности шейки матки ».

Другими словами, пролотерапия может лечить очень трудно поддающиеся лечению.

Уход Медицинские исследования

  • Хроническая боль в шее: связь между слабостью капсульной связки и нестабильностью шейки матки
    • Эта статья была опубликована в European Journal of Preventive Medicine
    • Steilen D, Hauser R, Woldin B, Sawyer S.Хроническая боль в шее: связь между слабостью капсульной связки и нестабильностью шейки матки. Открытый журнал ортопедии . 2014; 8: 326-345. [Google Scholar]
  • Биология пролотерапии и ее применение при клинической нестабильности шейного отдела позвоночника и хронической боли в шее: ретроспективное исследование
    • Эта статья была опубликована в European Journal of Preventive Medicine
    • Росс Хаузер, доктор медицины, Стейлен-Матиас Д., Гордин К.Биология пролотерапии и ее применение при клинической нестабильности шейного отдела позвоночника и хронической боли в шее: ретроспективное исследование. Европейский журнал профилактической медицины . 2015; 3 (4): 85-102. [Google Scholar]
  • Безоперационное лечение шейной радикулопатии: статья из трех частей с точки зрения физиотерапевта, мануального терапевта и физиотерапевта
    • Эта статья была опубликована в журнале Journal of Prolotherapy
    • Росс Хаузер, доктор медицины, Бэтсон Дж., Ферриньо К.Безоперационное лечение шейной радикулопатии: статья из трех частей, основанная на подходе физиотерапевта, мануального терапевта и физиотерапевта. Журнал пролотерапии . 2009; 1 (4): 217-231.
  • Пролотерапия декстрозой при нерешенной боли в шее
    • Эта статья была опубликована в журнале Practical Pain Management
    • Hauser R, Hauser M, Blakemore K. Пролотерапия декстрозой при нерешенной боли в шее. Практическое обезболивание .2007; 7 (8): 58-69.
  • Нестабильность шейки матки как причина синдрома Барре-Льеу и окончательное лечение с помощью пролотерапии: серия случаев
    • Эта статья была опубликована в European Journal of Preventive Medicine
    • Hauser R, Steilen-Matias D, Sprague IS. Нестабильность шейки матки как причина синдрома Барре-Льеу и окончательное лечение с помощью пролотерапии: серия случаев. Европейский журнал профилактической медицины . 2015; 3 (5): 155-166.[Google Scholar]

Если эта статья помогла вам разобраться в проблемах нестабильности шейного отдела позвоночника и синдрома Орла, и вы хотели бы изучить пролотерапию как возможное лекарство,

обратитесь за помощью и информацией к нашим специалистам

Артикул:

1 Badhey A, Jategaonkar A, Kovacs AJ, Kadakia S, De Deyn PP, Ducic Y, Schantz S, Shin E. Eagle Синдром: всесторонний обзор. Клиническая неврология и нейрохирургия.2017 г. 6 мая. [Google Scholar]
2 Кирхгоф Г., Кирхгоф К., Бухманн С., Канц К.Г., Ленц М., Фогель Т., Кичхофф Р.М. Редкий дифференциальный диагноз профессиональной боли в шее: двусторонний шилоподъязычный синдром. Журнал медицины труда и токсикологии. 2006 декабрь; 1 (1): 1-5. [Google Scholar]
3 Айдин Э., Кулиев Х., Цинар С., Бозкая Х., Оран И. Синдром орла с неврологическими симптомами. Turk Neurosurg. 2018 1 января; 28 (2): 219-25. [Google Scholar]
4 Финстерер Дж., Гризольд В.Заболевания нижних черепных нервов. Журнал неврологии в сельской практике. 2015 Июль; 6 (3): 377. [Google Scholar]
5 Ding JY, Zhou D, Pan LQ, Ya JY, Liu C, Yan F, Fan CQ, Ding YC, Ji XM, Meng R. Синдром сдавления шейных спондилотических внутренних яремных вен. ЦНС нейробиология и терапия. 2020 Янв; 26 (1): 47-54. [Google Scholar]
6 Айылдыз В.А., Сенель Ф.А., Дурсун А., Озтюрк К. Морфометрическое исследование шиловидного отростка методом 3D-КТ у пациентов с синдромом Орла.Европейский архив оторино-ларингологии. 1 декабря 2019; 276 (12): 3453-9. [Google Scholar]
7 Siniscalchi EN. Динамическая визуализация при подозрении на синдром Орла. Европейский архив оторино-ларингологии. 2020 1 января; 277 (1): 307-. [Google Scholar]

Синдром Орла: симптомы, лечение и операция

Синдром Орла — это состояние, при котором возникает боль в горле и лице. Обычно это вызвано необычно длинным шиловидным отростком, который представляет собой заостренную кость прямо под ухом.

Боль, вызванная синдромом Орла, является разновидностью нервной боли, что означает, что она вызвана необычными нервными сигналами, а не повреждением болезненной области.

Боль обычно тупая и пульсирующая, которая может включать ощущение, что что-то застряло в горле. Некоторые люди также испытывают шум в ушах и боль в шее.

По данным Информационного центра по генетическим и редким заболеваниям (GARD), около 4 процентов населения имеют необычно длинный шиловидный отросток. Однако только от 4 до 10 процентов этих людей — примерно 1 из 62 000 человек — имеют какие-либо симптомы.GARD также отмечает, что синдром Орла чаще встречается у женщин, чем у мужчин, примерно в три раза чаще у женщин, чем у мужчин.

В этой статье мы исследуем симптомы синдрома Орла и возможные причины. Мы также рассмотрим, как это состояние можно вылечить хирургическим путем и как справиться без него.

У многих людей шиловидный отросток необычной формы отсутствует, но симптомы отсутствуют. Когда симптомы действительно появляются, они часто включают:

  • Проблемы с глотанием
  • ощущение, что что-то застряло в горле
  • стреляющая боль из горла в ухо или челюсть
  • боль у основания языка
  • боль при глотании или повороте головы набок
  • постоянный звон или жужжание в ушах
  • головная боль
  • пульсация в челюсти

Некоторые люди испытывают другие симптомы, например необычные ощущения в голове или шее.

У большинства людей причиной синдрома Орла является удлиненный шиловидный отросток. У некоторых людей после травмы или операции на горле развивается длинный шиловидный отросток. В других случаях это просто анатомическая разница или изменение, связанное с возрастом. Удлиненный шиловидный отросток может оказывать давление на горло и сдавливать близлежащие нервы или кровеносные сосуды, вызывая боль.

Другие причины синдрома Орла включают:

  • Тонзиллэктомия : Иногда после удаления миндалин у людей образуется рубцовая ткань в горле и вокруг него.Это может оказывать давление на окружающие нервы, вызывая боль и звон в ушах.
  • Кальцификация шилоподъязычной связки : У некоторых людей отложения кальция образуются на шиловидно-подъязычной связке, которая прикрепляется к шиловидному отростку. У большинства людей симптомы не появляются, но некоторые могут испытывать боль и другие необычные ощущения.

Операция по укорочению шиловидного отростка является основным методом лечения синдрома Орла. Эта процедура, называемая стилоидэктомией, может выполняться через рот или через шею.

Операция через рот требует удаления миндалин, и хирургу может быть труднее получить доступ к шиловидному отростку. Также есть несколько повышенный риск повреждения окружающих кровеносных сосудов.

Хирургическое вмешательство через шею обеспечивает лучший доступ к шиловидному отростку, но оставляет шрам. Он также может повредить окружающие части тела и нервы лица.

Некоторые врачи теперь предлагают эндоскопические операции, при которых для доступа к шиловидному отростку используется трубка с камерой.

Исследование 2017 года, изучавшее этот процесс, показало, что 107 из 133 человек, перенесших операцию, испытали полное облегчение симптомов, а еще 20 получили частичное облегчение. В общей сложности 122 человека остались довольны появлением небольшого пореза впоследствии. Эти данные свидетельствуют о том, что эта операция может быть хорошим вариантом для уменьшения симптомов.

Лечение синдрома Игла

Ни одна операция не является безопасной, и не все стилоидэктомии работают. Некоторые люди могут выбрать другие стратегии для лечения своих симптомов или не получить облегчения после операции.

Некоторые стратегии, которые могут помочь в лечении боли, включают:

  • обезболивающие, такие как нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП)
  • инъекции стероидов
  • альтернативная и дополнительная медицина

Синдром Орла — это тип нервной боли, Это означает, что болезненная область не повреждена. В результате массаж, упражнения и другие стратегии, направленные на болезненную область, вряд ли помогут.

Врач может заподозрить синдром Орла на основании симптомов, которые проявляет человек.Однако важно, чтобы врачи исключили другие возможные причины боли в этой области тела, такие как:

  • зубная боль, иррадиация в шею
  • проблемы с близлежащими кровеносными сосудами
  • ушные инфекции
  • физические травмы челюсть
  • грыжа межпозвоночного диска

Врач может спросить о симптомах, собрать полную историю болезни и провести медицинский осмотр. Визуализирующие исследования, такие как рентгеновские лучи, могут помочь врачу увидеть шиловидный отросток и окружающие его структуры.

В некоторых случаях врач может почувствовать, как необычно длинный шиловидный отросток проталкивается в горло.

Около 80 процентов людей, обращающихся за лечением от синдрома Орла, получают облегчение, независимо от того, какое лечение они получают.

Для людей, перенесших операцию, прогноз может быть еще лучше. Согласно одному исследованию, около 95 процентов людей, перенесших эндоскопическую операцию по поводу синдрома Орла, заявили, что их симптомы полностью или частично исчезли.

Для людей, которые предпочитают не делать операцию или для которых операция не работает, синдром Орла может быть хроническим заболеванием.При медикаментозном лечении симптомы могут улучшиться, но вряд ли исчезнут полностью.

Синдром Орла не является прогрессирующим заболеванием и не вызывает других заболеваний. Однако некоторые люди обнаруживают, что со временем боль усиливается или распространяется на другие части тела.

Жизнь с хронической болью также может вызывать депрессию, беспокойство и проблемы в отношениях. Людям, которые не получают полного обезболивания, могут быть полезны группы поддержки, терапия и другие формы психологической поддержки.

Синдром Орла может вызывать раздражение, из-за которого больно разговаривать, есть или даже поворачивать голову.

Человек с этим заболеванием может беспокоиться о том, что что-то серьезно не так, и из страха откладывать лечение. Однако синдром Орла хорошо поддается лечению и дает отличные результаты для большинства людей, обращающихся за лечением.

Любой, у кого наблюдаются симптомы, связанные с синдромом Орла, должен обратиться к врачу, специализирующемуся на болевых состояниях, или попросить направление к стоматологу или терапевту.

Шилоподъязычный комплексный синдром: новая диагностическая классификация | Отоларингология | JAMA Отоларингология — хирургия головы и шеи

Цель Описать синдром шилоподъязычного комплекса (SHCS) как новую диагностическую классификацию всех состояний боковой боли в шее и / или лице, возникающих в результате удлиненного шиловидного отростка, окостеневшей шилоподъязычной связки или удлиненной подъязычной кости. Все эти патологические состояния приводят к напряжению и снижению растяжимости шилоподъязычного комплекса (SHC), что приводит к раздражению окружающих шейных структур при движении комплекса.

Дизайн Был проведен ретроспективный обзор медицинской карты для выявления когорты пациентов, перенесших хирургическое вмешательство по поводу боковой боли в шее и / или лицевой боли из-за патологического SHCS. Срок наблюдения более 1 года отмечен у 5 из 7 пациентов.

Настройка Высшее учебное заведение, справочный центр.

Пациенты Включены пациенты с диагнозом SHCS, перенесшие хирургическое вмешательство с июня 2006 года по сентябрь 2009 года.Было 7 пациентов, 5 из которых были женского пола. Возрастной диапазон составлял от 38 до 53 лет на момент обращения (средний возраст 45,3 года). Обычными жалобами были боли в области шеи и ротоглотки, усиливающиеся от движений языка и головы.

Вмешательство Патологические области лечили хирургическим путем с помощью трансорального или шейного доступа.

Основная мера результата Симптомы после хирургического вмешательства.

Результаты У семи пациентов (8 сторон) был выявлен SHCS.Результаты компьютерной томографии: удлиненные шиловидные отростки (3 стороны), окостеневшие шилоподъязычные связки (2 стороны) и удлиненные подъязычные кости (3 стороны). Компьютерная томография, часто с объемными трехмерными реконструкциями, выявила патологическое состояние. Все пациенты испытали клинически значимое облегчение симптомов после хирургического вмешательства.

Выводы Синдром шилоподъязычного комплекса включает в себя все состояния боли в боковой шее и / или лице, возникающие из-за удлиненного шиловидного отростка, окостеневшей шилоподъязычной связки или удлиненной подъязычной кости.Хирургическое вмешательство, направленное на любую патологическую точку для нарушения этого комплекса, снимает напряжение и предлагает пациенту облегчение симптомов.

Шилоподъязычный комплекс (SHC) состоит из шиловидного отростка, шилоподъязычной связки и малого корня подъязычной кости. SHC возникает из 4 сегментов хряща: тимпаногиального, стилогиального, цератогиального и гипогиального. 1 Шиловидный отросток берет начало от височной кости медиальнее и кпереди от шилососцевидного отверстия и проходит переднемедиально, ограничиваясь с обеих сторон внутренней и внешней ветвями сонной артерии.Три мышцы (шилофарингеальная, шилоподъязычная и шиломандибулярная) и 2 связки (шилоподъязычная и шиломандибулярная) берут начало от шиловидного отростка, при этом шилоподъязычная связка и мышца прикрепляются к меньшему рогу подъязычной кости. 2

Этот комплекс пересекает область от бокового основания черепа до переднебоковой части шеи, образуя полосу, пересекающую верхнюю боковую часть шеи. Патологические состояния, связанные с этими структурами, которые могут включать удлиненный шиловидный отросток, окостеневшую шилоподъязычную связку или удлиненную подъязычную кость, могут вызывать шейные и глоточные симптомы, включая боль в шее в боковом направлении в области угла нижней челюсти, подчелюстного пространства и верхней части шеи. это усугубляется при разговоре, глотании, жевании, зевании, поворотах головы и других оральных и шейных движениях.Симптомы, вероятно, связаны с раздражением структур вокруг SHC, включая сонные артерии и черепные нервы VII, IX и X. Мы считаем, что патологические состояния отдельных структур приводят к снижению растяжимости SHC, что приводит к сжатию окружающих сосудисто-нервных структур движением комплекса. Кроме того, плотность комплекса может привести к более заднему положению большого рога подъязычной кости, приближая его к сосудисто-нервным структурам латеральной части шеи.

Первое описание синдрома нечеткой ороцервико-лицевой боли было в 1937 году Уоттом Иглом, доктором медицины, отоларингологом. 3 Его первые 2 пациента были пациентами с удлиненными шиловидными отростками, сопровождавшимися лицевыми болями в области шейки матки. Орел считал ненормальным любой шиловидный отросток, превышающий нормальную длину взрослого человека в 25 мм 4 , 5 и обнаружил, что у 4% населения были удлиненные шиловидные отростки, но только 4% из этих людей жаловались на какие-либо симптомы. 5 Последующие исследования оценили частоту удлиненного шиловидного отростка до 1,4% по Госсману и Тарситано, 6 , которые проанализировали 4200 панорамных рентгенограмм мужчин в возрасте от 18 до 22 лет, а по Keur et al. al 7 в исследовании с участием 1135 мужчин и женщин в возрасте от 18 до 91 года. Keur et al. 7 обнаружили, что частота удлиненных шиловидных отростков одинакова у мужчин и женщин, хотя у женщин чаще проявлялись симптомы, соответствующие синдрому Орла.Госсман и Тарситано 6 изучали только панорамные рентгенологические снимки молодых мужчин и признали, что большинство пациентов с симптомами — женщины старше 30 лет; таким образом, они заявили, что частота удлиненных шиловидных отростков, вероятно, ближе к 4%.

Через одиннадцать лет после того, как Игл впервые поставил диагноз, он описал 4 2 классификации синдрома: первый с типичными симптомами, описанными здесь, а второй — синдром сонной артерии. 8 У пациентов с синдромом сонной артерии наблюдались мигрени, кластерные головные боли или преходящие неврологические симптомы, вызванные раздражением периартериального симпатического нервного сплетения, расположенного над артерией в области распространения боли.Синдром Орла также описывался в нейрохирургической литературе как причина транзиторной ишемической атаки у пациента с тяжелым обратимым сужением внутренней сонной артерии (ВСА) при движении головы в сторону поражения. 8 Пациент испытал правостороннюю слабость и обморок, когда повернул голову влево, а при ангиографии был обнаружен дефект наполнения шейной ВСА на уровне C2-3, который, как было установлено, вызван костной структурой при визуализации. . Этому пациенту было успешно проведено лечение трансцервикального шиловидного отростка с исчезновением симптомов.

Camarda et al. 9 ранее классифицировали эту совокупность симптомов на 3 различных вида: синдром Орла, как классически описываемый с предшествующей травмой, шилоподъязычный синдром и псевдостилоидный синдром. Шилоподъязычный синдром был наиболее распространенным из трех и применялся, когда симптомы у пациента проявлялись в более раннем возрасте из-за аномалии развития окостеневших шилоподъязычных связок или удлиненных шиловидных отростков без связанной с этим травмы. Псевдостилоидный синдром вызван тендинозом на стыке шиловидно-подъязычной связки и меньшего рога подъязычной связки у пожилых людей без травм в анамнезе и без признаков удлинения шиловидного отростка или окостенения шилоподъязычной связки при рентгенологическом исследовании.

Мы видели, что 3 различных патологических состояния внутри SHC — удлиненный шиловидный отросток, окостеневшая шилоподъязычная связка и удлиненная подъязычная кость — могут вызывать один и тот же комплекс симптомов. Симптомы могут включать боль в боковой области шеи и ротоглотки в области поднижнечелюстного пространства и глубоко до угла нижней челюсти, усиливающуюся при жевании, глотании, разговоре и движении головы. Мы полагаем, что симптомы связаны с напряжением SHC, которое раздражает окружающие структуры движениями головы и шеи из-за недостаточной растяжимости комплекса.Операция по прерыванию этого комплекса в любой момент может улучшить симптомы за счет снятия напряжения SHC. Мы предлагаем новую диагностическую классификацию синдрома шилоподъязычного комплекса (SHCS), чтобы включить ранее описанный синдром Орла, шилоподъязычный синдром и псевдостилоидный синдром, поскольку все образования происходят из патологических состояний внутри SHC. Здесь мы рассматриваем нашу серию пациентов с SHCS.

Ретроспективный обзор медицинских карт был проведен в академическом центре третичной медицинской помощи для пациентов, которые обратились с жалобой на боль в шее и / или лице и перенесли хирургическое вмешательство по поводу SHCS с июня 2006 года по сентябрь 2009 года.Были собраны демографические данные, симптомы, рентгенологические данные, хирургические процедуры и исходы. Пациентов просили оценить процентное улучшение их болевых симптомов при первом послеоперационном посещении примерно через 2 недели после операции и во всех последующих посещениях.

Выявлено 7 пациентов (8 сторон). На момент обращения возрастной диапазон составлял от 38 до 53 лет (средний возраст 45,3 года). Пятеро из 7 пациентов были женщинами.Обычными жалобами были боль в области шеи и ротоглотки, усиливающаяся от движений языка и головы, с болезненностью в пораженных структурах при пальпации во время этих действий. Все пациенты прошли компьютерную томографию (КТ) шеи с контрастированием с мультипланарными реконструкциями, и при необходимости были выполнены трехмерные объемные реконструкции костной анатомии, чтобы показать пространственные отношения. Патологические состояния, выявленные на КТ, включали 3 удлиненных шиловидных отростка (1 двусторонний), 2 окостеневшие шилоподъязычные связки и 3 удлиненные подъязычные кости.У одного из этих пациентов были двусторонние окостеневшие шиловидные связки, а у одного — двусторонние удлиненные шиловидные отростки, но каждому была выполнена односторонняя резекция из-за односторонних симптомов. У двух пациентов в анамнезе была травма или тонзиллэктомия.

Хирургический доступ определялся расположением патологических состояний вдоль SHC, выявленных при осмотре и визуализации. Все операции выполнялись в одном операционном кабинете под общим наркозом, пациенты получали антибиотики в периоперационном периоде.Хирургические доступы были следующими. Выполнена резекция удлиненных шиловидных отростков трансоральным доступом. Шиловидный отросток обнаружен при пальпации миндалинной ямки. Вышележащую слизистую оболочку и верхнюю сужающуюся мышцу разрезали вертикально, шиловидный отросток иссекали и скелетировали с помощью прямоугольного зажима. Если необходимо для экспонирования, сначала выполнялась стандартная тонзиллэктомия. Шиловидно-подъязычную связку изолировали и удалили от кончика шиловидного отростка.Затем шиловидный отросток рассекали как можно выше. Верхняя суживающая мышца и слизистая оболочка ушиты узловыми рассасывающимися швами.

Через шейные разрезы резецированы окостеневшие шилоподъязычные связки и удлиненные подъязычные кости. В случаях, когда шилоподъязычная связка окостенела, использовался подход, аналогичный тому, который использовался при резекции подчелюстной железы. Горизонтальный разрез был проведен в складке кожи на 2-3 см ниже нижней челюсти, и рассечение было проведено до поднижнечелюстной железы, заботясь о защите краевой ветви лицевого нерва нижней челюсти.Поднижнечелюстная железа была отражена вверху и идентифицировано парафарингеальное пространство. Оссифицирующую связку идентифицировали пальпаторно, изолировали от окружающих структур тупым рассечением и изолировали по всей длине от начала в шиловидном отростке до прикрепления к подъязычной кости. Всю связку резецировали единым блоком с малым рогом подъязычной кости и верхушкой шиловидного отростка. Это привело к немедленному снятию напряжения в SHC и ослаблению подъязычной кости.

Пациентам с изолированной удлиненной подъязычной костью хирургический доступ включал подчелюстной доступ с немного большим передним разрезом. Был идентифицирован большой рог подъязычной кости, а латеральная часть подъязычной кости, включая большой и малый рога, была скелетирована и резецирована.

Все пациенты были выписаны домой в тот же день с пероральными обезболивающими и пероральными антибиотиками на срок от 7 до 10 дней. Стероиды не применялись.Пациенты, которым выполнялся трансоральный доступ, были переведены на мягкую диету. Никаких интраоперационных или послеоперационных хирургических осложнений не было. Одному пациенту потребовалась повторная госпитализация на ночь из-за непереносимости пероральной диеты. У пяти пациентов наблюдалось полное выздоровление, а у 2 пациентов симптомы исчезли частично в течение 2 недель после хирургического вмешательства. Из 2 пациентов с частичным выздоровлением у 1 симптомы полностью исчезли в течение 3 месяцев, у другого — 75%.Срок наблюдения составил более 1 года у 5 из 7 пациентов.

Дифференциальная диагностика пациентов с боковой ороцервико-лицевой болью включает, помимо прочего, языковоглоточную невралгию, невралгию тройничного нерва, дисфункцию височно-нижнечелюстного сустава, височный артериит, заболевание слюнных желез, хронический тонзиллит, опухоли глотки и основания языка, ларингофлюксоглотку. болезнь, каротидиния, атипичная мигрень, средний отит, наружный отит и мастоидит.SHCS следует рассматривать у пациентов с постоянной болью в шее, горле или поднижнечелюстной области, которая не может быть объяснена другой этиологией. Следует подозревать SHCS, если симптомы вызваны любой деятельностью, требующей подъема или вращения подъязычной кости, например движениями головы, жеванием, речью, глотанием или движением языка. Считается, что симптомы вызваны раздражением или поражением черепных нервов VII, IX или X, сонных артерий или подчелюстной железы, которые находятся в непосредственной близости от SHC. 8 Мы полагаем, что напряжение в SHC значительно увеличивается с этими патологическими состояниями, что приводит к минимально растяжимому SHC. Это влияет на способность подъязычной кости подниматься, опускаться и вращаться при движениях головы и рта, тем самым оказывая большее давление на окружающие сосудисто-нервные структуры этими движениями и вызывая неопределенные болевые симптомы. Из-за нечеткости симптомов многие пациенты получают лечение от множества различных проблем у разных специалистов, включая стоматологов, неврологов, гастроэнтерологов и психиатров.

Обследование пациентов с подозрением на SHCS должно включать тщательный сбор анамнеза, а также полное обследование головы и шеи, чтобы исключить другие диагнозы. Следует проявлять осторожность, чтобы попытаться воспроизвести симптомы. Пальпация компонентов SHC, когда пациент выполняет шейные и оральные движения, может воспроизвести и локализовать боль. Также следует провести пальпацию миндалинной ямки на предмет удлиненного шиловидного отростка. Некоторые авторы предлагают подтвердить диагноз инфильтрацией местных анестетиков в ложе миндалин с целью облегчения болевых симптомов. 10 -12 Эта процедура может быть полезной, но она не позволяет дифференцировать SHCS из-за удлиненного шиловидного отростка от других патологических состояний, таких как язычно-глоточная невралгия.

Для подтверждения диагноза используется компьютерная томография. Мы использовали трехмерные (3D) объемные реконструкции КТ, чтобы лучше определить размер структур в SHCS и их отношения с окружающими нервно-сосудистыми структурами. Мы обнаружили, что этот метод неоценим для выявления патологических состояний в SHC (Рисунок 1 и Рисунок 2).Трехмерная компьютерная томография считается наиболее предпочтительным рентгенологическим тестом для диагностики SHCS, потому что это наиболее продвинутая методика, доступная для окончательного измерения длины шиловидного отростка и подъязычной кости. 11 , 12 Мультипланарная реконструкция КТ-изображений также использовалась, когда 3D-реконструкции недоступны. Многие из наших пациентов прибыли с пленочными изображениями, чаще всего с панорамными рентгенологическими изображениями, но мы считаем, что эти изображения гораздо менее ценны, чем компьютерная томография.

Хирургическое вмешательство, направленное на патологическую точку вдоль SHC, является основой лечения. Можно использовать два традиционных хирургических доступа к шиловидному отростку: трансоральный доступ и экстраоральный / шейный доступ. 2 -4,13 Трансоральный доступ выполняется легко, с множеством преимуществ по сравнению с наружным цервикальным доступом, включая меньшее рассечение ткани, более короткое время операции и отсутствие внешних рубцов (рис. 3). Восстановление такое же, как при тонзиллэктомии.Разрез шейки матки — это стандартный доступ, используемый как для окостеневшей шиловидно-подъязычной связки, так и для удлиненной подъязычной кости, и может быть необходим, если шиловидный отросток очень большой или сильно окостенел (рис. 4). Этот подход предлагает преимущество большего воздействия на патологическую область и чистое операционное поле и вызывает меньший дискомфорт при глотании, чем трансоральный доступ. Однако для этого требуется больше времени на рассечение и немного больше времени для восстановления пациента. Лечение лекарствами, направленными на невропатическую боль, такими как противовоспалительные или противоэпилептические препараты, имеет ограниченную пользу, но может быть полезным, когда пациент не является кандидатом на хирургическое вмешательство.

В нашем исследовании в течение периода наблюдения не встречалось никаких осложнений, упомянутых в литературе, таких как постоянная боль, тризм, кровотечение, инфекция или нервно-сосудистое повреждение. Одному пациенту, перенесшему трансоральную резекцию двусторонних удлиненных шиловидных отростков, потребовалось наблюдение в течение ночи с внутривенной гидратацией из-за дискомфорта при глотании.

Все пациенты испытали возможное исчезновение болевых симптомов в течение периода наблюдения, при этом большинство пациентов достигло облегчения в течение 2 недель после операции.Показатели излечения в литературе колеблются от примерно 80% до 100% после хирургического вмешательства. Ни один из пациентов не сообщил о проблемах с глотанием после резекции подъязычной кости.

В заключение, мы поддерживаем термин синдром шилоподъязычного комплекса для включения всех состояний, характеризующихся латеральной ороцервико-лицевой болью, возникающей в результате удлиненного шиловидного отростка, окостеневшей шилоподъязычной связки или удлиненной подъязычной кости. Все эти конкретные патологические состояния приводят к снижению растяжимости SHC, подавлению нормального подъема и депрессии подъязычной кости при движениях шеи и рта, что приводит к латеральной ороцервикальной боли из-за сжатия и раздражения сосудисто-нервных структур вокруг SHC.Хирургическое вмешательство, направленное на нарушение этого комплекса, снимает напряжение и предлагает пациенту облегчение симптомов.

Для корреспонденции: Джон М. Дель Гаудио, доктор медицины, отделение отоларингологии — хирургия головы и шеи, медицинский факультет Университета Эмори, 1365 Clifton Rd NE, комната A2328, Атланта, Джорджия 30339 ([email protected]).

Представлено для публикации: 3 февраля 2010 г .; окончательная доработка получена 11 сентября 2010 г .; принята 2 ноября 2010 г.

Вклад авторов: Оба автора имели полный доступ ко всем данным в исследовании и несли ответственность за целостность данных и точность анализа данных. Концепция и дизайн кабинета : Дель Гаудио. Сбор данных : Колби и Дель Гаудио. Анализ и интерпретация данных : Колби и Дель Гаудио. Составление рукописи : Колби и Дель Гаудио. Критический пересмотр рукописи для важного интеллектуального содержания : Колби и Дель Гаудио. Административная, техническая и материальная поддержка : Колби и Дель Гаудио. Научное руководство : Дель Гаудио.

Раскрытие финансовой информации : не сообщалось.

Предыдущая презентация: Данные в этой статье были представлены в виде плаката на Ежегодном собрании Американской академии отоларингологии — хирургии головы и шеи; 6 октября 2009 г .; Сан-Диего, Калифорния.

1. Кей DJHar-El GLucente FE Полная шилоподъязычная кость со шилоподъязычным суставом. Am J Отоларингол 2001; 22 (5) 358-361PubMedGoogle ScholarCrossref 2. Мендельсон AHBerke Г.Щетри Д.К. Неоднородность клинической картины синдрома Игла. Отоларингол Хирургия головы и шеи 2006; 134 (3) 389–393PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Eagle WW. Удлиненный шиловидный отросток: дальнейшие наблюдения и новый синдром. Арка Отоларингол 1948; 47 (5) 630–640PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Ilgüy Милгюй Д.Гюлер Н.Байирли G Заболеваемость типом и характером кальцификации у пациентов с удлиненным шиловидным отростком. J Int Med Res 2005; 33 (1) 96-102PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Gossman JR JrTarsitano JJ Шиловидно-шилоподъязычный синдром. J Oral Surg 1977; 35 (7) 555–560PubMedGoogle Scholar7.Keur Джей Джей Кэмпбелл JP McCarthy Дж. Ф. Ральф WJ Клиническое значение удлиненного шиловидного отростка. Oral Surg Oral Med Oral Pathol 1986; 61 (4) 399-404PubMedGoogle ScholarCrossref 8.Фархат HIElhammady MSZiayee Хазиз-Султан MAHeros Синдром Р.К. Игла как причина транзиторных ишемических атак. J Neurosurg 2009; 110 (1) 90-93PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Camarda AJDeschamps CForest D I. Оссификация шилоподъязычной цепи: обсуждение этиологии. Oral Surg Oral Med Oral Pathol 1989; 67 (5) 508-514PubMedGoogle ScholarCrossref 10.van der Westhuijzen AJvan der Merwe JGrotepass Синдром Ф. В. Игла: ампутация малого рога: альтернативное хирургическое решение? Int J Oral Maxillofac Surg 1999; 28 (5) 335-337PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Beder ЭОзгурсой ОБКаратайли Озгурсой SAnadolu Y Трехмерная компьютерная томография и хирургическое лечение синдрома Игла. Ухо-носовое горло J 2006; 85 (7) 443-445PubMedGoogle Scholar12.Бедер ЭОзгурсой ОБКаратайли Озгурсой S Современная диагностика и трансоральное хирургическое лечение синдрома Игла. J Oral Maxillofac Surg 2005; 63 (12) 1742–1745PubMedGoogle ScholarCrossref 13. Chase DCZarmen ABigelow WC Маккой Синдром Дж. М. Игла: сравнение интраорального и экстраорального хирургических доступов. Oral Surg Oral Med Oral Pathol 1986; 62 (6) 625-629PubMedGoogle ScholarCrossref

Редкая причина боли в шейке матки: синдром Орла

Пациентам с симптомами боли в горле и боли в шее можно провести обширный дифференциальный диагноз.Необходимо учитывать синдром Орла. Игл определил «стилалгию» как автономное образование, связанное с аномальной длиной шиловидного отростка или минерализацией комплекса шилоподъязычных связок. Шилоподъязычный комплекс происходит из хряща Райхерта второй жаберной дуги. Стилойдный отросток представляет собой удлиненный конический выступ височной кости, который лежит впереди сосцевидного отростка. Заболеваемость синдромом Орла варьируется среди населения. Обычно протекает бессимптомно, встречается у взрослых пациентов.Для него характерна фарингалгия, локализованная в миндалинной ямке, иногда сопровождающаяся дисфагией, одинофагией, ощущением инородного тела и временными изменениями голоса. В некоторых случаях шилоподъязычный аппарат сдавливает внутренние и / или внешние сонные артерии и их периваскулярные симпатические волокна, что приводит к стойкой иррадиирующей боли в области сонной артерии. Патогенез синдрома все еще обсуждается.

1. Введение

Именно Орел в 1937 году впервые определил «стилалгию» как автономную сущность, относящуюся к аномальным длина шиловидного отростка или минерализация шилоподъязычной связки комплекс [1–3].

Шилоподъязычная комплекс состоит из шиловидного отростка, шиловидно-подъязычной связки и малого рогатого мозга подъязычной кости. Все эти структуры являются производными из хряща Райхерта второй жаберной дуги. Шиловидный отросток удлиненный конический выступ височной кости, лежащий кпереди от сосцевидный отросток, между внутренней и внешней сонными артериями, и латерально миндалинная ямка. В этом пространстве внутренняя сонная артерия, внутренняя яремная вена, лицевая, язычно-глоточная, блуждающая и подъязычная расположены нервы.От шиловидного отростка шиловидно-подъязычный, шиловидно-язычный и Шилофарингеальные мышцы, а также шиловидно-подъязычные и шиловидно-нижнечелюстные связки берут начало [4, 5].

Нормальная длина шиловидного отростка индивидуально вариабельна, но у большинства у больных она составляет около 20 мм [6]. Заболеваемость синдромом Орла варьируется среди населения, но основная заболеваемость составляет 4% от население в целом [2, 7]. Обычно протекает бессимптомно, встречается у взрослых. возраст больных составлял от 30 до 50 лет [5].Женщины страдают чаще, чем самцы [4]. Редко анатомическое состояние связано с болью в шейке матки.

Орел в первую очередь описал два синдрома [1]:

(1) Классический шиловидный синдром: часто следует за тонзиллэктомией и характеризуется фарингинией, локализованной в миндалинах ямки и иногда сопровождается дисфагией, одинофагией, гиперсаливация, ощущение инородного тела, реже временное голосовые изменения; (2) Шиловидно-каротидный синдром: это не коррелирует с тонзиллэктомией.В этом состоянии шилоподъязычный аппарат сжимает внутренние и / или внешние сонные артерии и особенно периваскулярные симпатические волокна, что приводит к стойкой боли, иррадиирующей в каротидная территория.

Патогенез все еще обсуждается. Хирургическая травма или местное хроническое раздражение могут вызвать остит и периостит шилоподъязычного комплекса с последующим реактивным оссифицирующая гиперплазия [1, 3]. Сохранение мезенхимальных элементов способно для производства костной ткани у взрослых [8].Остатки хряща Райхерта, как последствия травмы или механического напряжения во время развития шиловидный отросток, может вызывать костную метаплазию [9, 10]. Анатомическая аномалия шиловидный отросток может передаваться генетически как рецессивный аутосомный признак [8]. Аномальное развитие шиловидного отростка также связано с порок атланто-затылочного шарнира [11, 12]. Окостенение Шилоподъязычная связка также должна быть связана с эндокринными нарушениями в женщины в постменопаузе [13].

Синдром Орла — это лечили хирургическим и нехирургическим путем [14]. Фармакологический подход чрескожная инфильтрация стероидов или анестетиков в миндалинную ямку [15], но предпочтительным методом лечения является шиловидэктомия. Стилоидэктомия может выполняться интра- или внеротовым доступом [4, 16]. Внутриротовой подход может привести к ограниченному операционному полю, к возможности неполный контроль над многими важными сосудистыми и нервными структурами и риск глубоких инфекций шейки матки.С другой стороны, наружный хирургический подход приводит к кожным рубцам, более длительной госпитализации и рискам травмы лицевого нерва. Выбор лечения обычно зависит от опыта. хирурга.

2. Отчет о случае

42-летний мужчина женщина обратилась в наше учреждение для оценки глотки и ощущения инородного тела в правильное зрение горла более 1 года. Пациент был очень сговорчивым, и при осмотре ротоглотки может быть обнаружен удлиненный шиловидный отросток. пальпируется внутри ротовой полости кзади от правой миндалинной ямки.При пальпации болезненное ощущение. Ортопантомография показала удлинение правой шиловидный отросток. Для полного изучения случая была сделана компьютерная томография. лучшее определение длины, углов и анатомических соотношений шиловидного отростка процесс. Компьютерная томография выявила правый шиловидный отросток длиной 3,1 см (рис. 1). А был поставлен диагноз классического шиловидного синдрома Орла и проведен внутриротовой Планировалось хирургическое лечение под общим наркозом. Во время хирургического вмешательства Во время процедуры кончик шиловидного отростка определялся пальпаторно.Из-за ретрузии на правую миндалинную ямку тонзиллэктомия не планировалась. Мышцы стенки глотки были рассечено, разделено и отведено. Затем на надкостница на кончике шиловидного отростка. Надкостница была снята с кончик и шиловидный отросток были обнажены (рис. 2). 1 см его хвостовой части был иссечена (рис. 3) и стенка глотки зашита. Тонзиллэктомия не проводилась. требуется, и кровотечения не произошло.Амоксициллин вводили однократно до операции и один раз после операции. Больная выписана послеоперационный день 2. 1 год спустя после операции у пациента симптомы отсутствуют.




3. Обсуждение

Пациенты с нечеткие симптомы боли в голове и шее могут привести к значительному различию диагноз [14]. Медицинский анамнез — главное руководство для диагностики синдрома Орла. Очень важно описание симптомов пациентом.Тогда это необходимо произвести местное обследование при пальпации миндалинной ямки, которая должен выявить костное образование и усилить симптомы боли с местной нежностью. Обычно у пациентов наблюдается временное облегчение симптомов местная инфильтрация лидокаина. Радиологическое обследование подтверждает диагноз: необходимы ортопантомография и компьютерная томография [4, 5, 7, 15].

Многие факторы могут определить изменения в строении шиловидного отростка и он может варьироваться в форма, положение и размер [1, 3, 8, 13].Было обнаружено множество разнообразных симптомов. связывают с удлинением шиловидного отростка [1].

Использование компьютерной томографии показано для диагностики, хотя также точный анамнез, местное обследование и ортопантомография требуются [4, 5, 7, 15]. Хирургическое лечение — лучший выбор в литература [4, 15, 16]. Когда это возможно, трансоральный подход предпочтительнее. Интраоральный доступ обеспечивает безопасность, простоту и меньшее время потребляющая процедура, чем экстраоральный доступ, и отсутствует видимые шрамы.