Содержание

Разница между вазодилатацией и вазоконстрикцией — Разница Между

Основное отличие — вазодилатация против вазоконстрикции

Теплокровные животные способны регулировать температуру своего тела независимо от температуры окружающей среды. Вазоконстрикция и вазодилатация являются двумя типами механизмов, участвующих в терморегуляции у вышеупомянутых животных. главное отличие между вазодилатацией и вазоконстрикцией заключается в том, что вазодилатация — это расширение кровеносных сосудов, тогда как вазоконстрикция — это сужение кровеносных сосудов, И вазодилатация, и вазоконстрикция происходят под влиянием нервной системы. Гладкие мышцы отвечают как за расширение сосудов, так и за сужение сосудов.


Ключевые области покрыты

1. Что такое вазодилатация
       — определение, роль, вазодилататоры
2. Что такое вазоконстрикция
      — определение, роль, вазоконстрикторы
3. Каковы сходства между вазодилатацией и вазоконстрикцией
      — Краткое описание общих черт
4. В чем разница между вазодилатацией и вазоконстрикцией
      — Сравнение основных различий

Ключевые слова: кровеносные капилляры, кровеносные сосуды, гладкие сосуды, вазоконстрикция, вазоконстрикторы, вазодилатация, вазодилататоры


Что такое вазодилатация

Расширение кровеносных сосудов относится к расширению кровеносных капилляров вблизи кожи, в то же время сужая более глубокие кровеносные сосуды, чтобы терять тепло из тела. Релаксация гладких мышц кровеносных капилляров вблизи кожи вызывает расширение сосудов. Это приводит к расширению этих кровеносных капилляров, уменьшая сосудистое сопротивление кровотоку внутри кровеносного сосуда. За счет этого увеличивается кровоток через кровеносные капилляры возле кожи. Помимо этого, кровяное давление в этих кровеносных капиллярах также снижается. Влияние вазодилатации и вазоконстрикции на кровеносные капилляры показано на

Рисунок 1.

Рисунок 1: Поперечное сечение кровеносных сосудов

Поскольку вазодилатация увеличивает приток крови к коже, она переносит внутреннее тепло тела к коже, охлаждая тело при высоких температурах окружающей среды. Расширение сосудов также усиливает проникновение факторов свертывания и лейкоцитов в поврежденные ткани. Увеличивает доставку питательных веществ и кислорода по всему организму во время энергоемких мероприятий.

вазодилататоры Обратитесь к телесным естественным сигналам, которые вызывают вазодилатацию. К ним относятся парасимпатические нервные импульсы, выброс гормонов и брадикинина, а также лекарств. Препараты, вызывающие вазодилатацию, могут назначаться при стенокардии, застойной сердечной недостаточности, гипертонии или легочной гипертонии.

Что такое вазоконстрикция

Сужение сосудов относится к сужению кровеносных капилляров вблизи кожи при расширении более глубоких кровеносных сосудов для сохранения тепла тела. Сжатие гладких мышц кровеносных капилляров вблизи кожи вызывает сужение сосудов. Это приводит к сужению этих кровеносных капилляров, увеличивая сосудистое сопротивление кровотоку внутри кровеносного сосуда. Таким образом, кровоток через кровеносные капилляры вблизи кожи уменьшается. Кроме того, артериальное давление также увеличивается в этих кровеносных капиллярах. Влияние диаметра кровеносного сосуда на кровяное давление показано на

фигура 2.

Рисунок 2: Влияние диаметра кровеносных сосудов

Сужение сосудов уменьшает приток крови к коже, предотвращая потерю метаболического тепла от тела. Сужение сосудов происходит в случае травмы кровеносного сосуда, предотвращая кровопотерю. Это также предотвращает ортостатическую гипотензию. Симпатические нервные импульсы, которые вызывают вазоконстрикцию, считаются естественными

вазоконстрикторы или вазопрессоры, Адреналин, серотонин и простагландины также считаются вазоконстрикторами. Кокаин, стимуляторы, противоотечные средства, амфетамины и антигистаминные препараты являются лекарственными средствами, которые приводят к сужению сосудов.

Сходство между вазодилатацией и вазоконстрикцией

  • Вазодилатация и вазоконстрикция являются двумя механизмами, участвующими в терморегуляции у теплокровных животных.
  • И вазодилатация, и вазоконстрикция контролируются нервной системой.
  • Гладкие мышцы в кровеносных сосудах отвечают как за расширение сосудов, так и за сужение сосудов.

Разница между вазодилатацией и вазоконстрикцией

Определение

Вазодилатация: Расширение сосудов относится к расширению кровеносных капилляров вблизи кожи.

Вазоконстрикция: Сужение сосудов относится к сужению кровеносных капилляров вблизи кожи.

Диаметр кровеносных сосудов

Вазодилатация: Vasdilaiton расширяет кровеносные капилляры около кожи, сужая более глубокие кровеносные сосуды.

Вазоконстрикция: Сужение сосудов сужает кровеносные капилляры у кожи, расширяя глубокие кровеносные сосуды.

Сосудистое сопротивление

Вазодилатация: Расширение сосудов снижает сосудистое сопротивление кровотоку.

Вазоконстрикция: Сужение сосудов увеличивает сосудистое сопротивление кровотоку.

Кровоток

Вазодилатация: Расширение сосудов увеличивает кровоток через сосуды возле кожи.

Вазоконстрикция: Сужение сосудов уменьшает кровоток возле кожи.

Кровяное давление

Вазодилатация: Расширение сосудов снижает кровяное давление внутри кровеносных сосудов вблизи кожи.

Вазоконстрикция: Сужение сосудов повышает кровяное давление внутри кровеносных сосудов вблизи кожи.

Вызванный

Вазодилатация: Расширение сосудов вызвано повышением температуры в окружающей среде.

Вазоконстрикция: Вазоконстрикция вызвана снижением температуры в окружающей среде.

Нервные импульсы

Вазодилатация: Расширение сосудов вызвано парасимпатическими нервными импульсами.

Вазоконстрикция: Вазоконстрикция вызвана симпатическими нервными импульсами.

Другие причины

Вазодилатация: Расширение сосудов вызвано норадреналином, гистамином, простагландинами, ниацином и повышением уровня углекислого газа.

Вазоконстрикция: Вазоконстрикция вызвана адреналином, инсулином, антидиуретическим гормоном и низким уровнем кислорода.

Роль

Вазодилатация: Расширение сосудов приводит к потере тепла тела в окружающую среду через проводимость, конвекцию и излучение.

Вазоконстрикция: Сужение сосудов сохраняет тепло тела.

Заключение

Вазодилатация и вазоконстрикция являются двумя механизмами, в основном участвующими в терморегуляции теплокровных животных. Кровеносные капилляры вблизи кожи расширены, а более глубокие сосуды сужены при вазодилатации, теряя тело вокруг. Кровеносные капилляры вблизи кожи сужаются, а более глубокие сосуды расширяются при сужении сосудов, сохраняя тепло тела. Основным отличием вазодилатации и вазоконстрикции является влияние каждого механизма на кровеносные сосуды.

Ссылка:
1. «Вазодилатация и вазоконстрикция», NORMALBREATHING.com,

Роль сахарного диабета в возникновении и развитии эндотелиальной дисфункции | Попыхова

ВВЕДЕНИЕ

Медико-социальная значимость сахарного диабета определяется прогрессивным нарастанием частоты заболевания, а также развитием у пациентов работоспособного возраста инвалидизирующих и снижающих качество жизни сосудистых осложнений [1]. К числу таких осложнений относят микроангиопатии, включая нефро-, ретино- и нейропатии, а также макроангиопатии, в том числе ишемическую болезнь сердца и цереброваскулярные заболевания, для развития которых сахарный диабет является доказанным фактором риска [2]. Механизм развития ангиопатий при сахарном диабете носит многофакторный характер, но большинство исследователей сходятся во мнении, что гипергликемия, запуская комплекс патологических реакций, включая неферментативное гликозилирование, окислительный стресс и воспаление, является ключевым звеном в их возникновении и развитии.

В настоящее время признано, что сосудистый эндотелий является многофункциональным органом. Эндотелиальные клетки метаболически активны и обладают паракринными, эндокринными и аутокринными функциями, необходимыми для поддержания гомеостаза сосудов в физиологических условиях [3, 4]. Функции эндотелия включают в себя регулирование целостности сосудов и их проницаемости, ангиогенеза, гемостаза. Эндотелий участвует в иммунных реакциях. Он играет ключевую роль в регуляции тонуса сосудов, воспалительных реакциях, контроле тканевого кровотока, поддержании реологических свойств крови [3−7]. Являясь основным регулятором сосудистого гомеостаза, эндотелий поддерживает баланс между вазодилатацией и вазоконстрикцией, ингибированием и стимулированием миграции и пролиферации клеток гладких мышц, фибринолизом и тромбообразованием, а также участвует в регуляции адгезии и агрегации тромбоцитов [4−7]. Нарушение этого регулируемого равновесия приводит к эндотелиальной дисфункции [5]. Сахарный диабет является типичным заболеванием, при котором наблюдается нарушение функции эндотелия [6]. Поэтому понимание механизмов, лежащих в основе возникновения и развития эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете, является важным направлением в профилактике и лечении сосудистых осложнений, связанных со всеми формами сахарного диабета [8, 9].

В связи с этим целью настоящего обзора было рассмотрение механизмов, приводящих к возникновению эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете.

НАРУШЕНИЯ ФУНКЦИЙ ЭНДОТЕЛИЯ ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

В настоящее время выделяют 4 типовые формы дисфункции эндотелия — вазомоторную, гемостатическую, адгезионную, ангиогенную [3]. Однако случаи изолированной эндотелиальной дисфункции встречаются редко, и, как правило, при большинстве заболеваний наблюдается комбинированное нарушение функции эндотелия [3, 6].

У пациентов с сахарным диабетом наблюдается снижение синтеза основных вазодилататоров, таких как оксид азота (nitric oxide, NO) и простациклин, а также повышение уровня вазоконстрикторов, прежде всего эндотелина-1, отражающих вазомоторную функцию эндотелия [2, 8]. При сахарном диабете наблюдается увеличение экспрессии молекул адгезии семейства селектинов и иммуноглобулинов, а также молекул адгезии тромбоцитов/эндотелиальных клеток (platelet/endothelial cell adhesion molecule 1, PECAM-1), тромбогенных биомаркеров эндотелия — тканевого фактора (tissue factor, TF), ингибитора активатора плазминогена-1 (plasminogen activator inhibitor-1, PAI-1) [10, 11]. Гипергликемия является одним из факторов альтерации гликокаликса эндотелиальных клеток, что сопровождается нарушением барьерной функции сосудистой стенки [12], и повышения ее адгезивных свойств, в частности, за счет гиперэкспрессии на поверхности эндотелиоцитов сосудистых молекул адгезии (vascular cell adhesion molecule 1, VCAM-1), а при отсутствии адекватного гликемического контроля — Р- и Е-селектинов [13].

Довольно часто эндотелиальная дисфункция за несколько лет предшествует развитию сахарного диабета, что было показано на примере повышения PAI-1 и фактора фон Виллебранда [9, 14, 15]. Следует отметить роль васкулоэндотелиального фактора роста (vascular endothelial growth factor, VEGF) в возникновении и развитии ангиогенной эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете, поскольку он участвует в регуляции пролиферации эндотелиальных клеток сосудов в различных тканях. Повышают экспрессию VEGF гипергликемия [16, 17], в почках — высокое внутриклубочковое давление, провоспалительные цитокины. Неблагоприятные эффекты увеличенного синтеза VEGF реализуются в регуляторном комплексе с другими факторами роста, включая инсулиноподобные, трансформирующие (transforming growth factor beta, TGF-β), тромбоцитарные и др. [18, 19]. Последние исследования нарушений ангиогенной функции при сахарном диабете свидетельствуют, что гипергликемия непосредственно индуцирует пролиферацию и дифференцировку эндотелиальных клеток [20].

РОЛЬ ГИПЕРГЛИКЕМИИ В ВОЗНИКНОВЕНИИ ЭНДОТЕЛИАЛЬНОЙ ДИСФУНКЦИИ

В условиях гипергликемии активируется полиоловый путь окисления глюкозы, в котором при помощи фермента альдозоредуктазы глюкоза превращается в осмотически активные сорбитол и фруктозу, при этом расходуется клеточный мембрано-связанный мультимолекулярный ферментный комплекс (nicotinamide adenine dinucleotide phosphate, NADPH), имеющий большое значение в функционировании NO-синтазы (nitric oxide synthases, NOS) и антиоксидантных систем глутатиона и витамина Е [7, 21]. Дефицит NADPH обусловливает недостаточность системы антиоксидантной защиты, активацию свободнорадикального окисления и снижение синтеза NO [14, 21, 22]. В условиях гипергликемии снижается скорость диффузии NO к нижележащим гладкомышечным клеткам, уменьшается доступность L-аргинина — предшественника NO, усиливается свободнорадикальная деструкция NO и повышается инактивация других вазодилататоров [15, 22].

Результатом активации гексозаминового пути метаболизма глюкозы под влиянием гипергликемии является изменение активности транскрипционных факторов, включая специфический белок 1 (specificity protein 1, Sp1) и транскрипционный ядерный фактор каппа-би (nuclear factor kappa-light-chain-enhancer of activated B cells, NF-kB) [21, 22]. В эндотелиальных клетках Sp1 индуцирует транскрипцию PAI-1, что снижает тромборезистентность сосудистой стенки, а NF-kB способствует выработке провоспалительных цитокинов [23, 24].

Важным механизмом альтерирующего действия гипергликемии является активация сигнального пути диацилглицерол−протеинкиназа С. При гипергликемии увеличивается концентрация в клетках промежуточного продукта гликолиза дигидроксиацетонфосфата, который, восстанавливаясь до глицерол-3-фосфата, увеличивает синтез диацилглицерола, активирующего протеинкиназу С [21]. Стимулированная гипергликемией активация протеинкиназы С индуцирует множественные внутриклеточные сигнальные механизмы, вызывающие увеличение проницаемости сосудистой стенки, нарушение эндотелийзависимой релаксации сосудов и активации окислительного стресса. Протеинкиназа С стимулирует увеличение продукции VEGF, эпидермального фактора роста и TGF-β, обусловливающих повышение ангиогенной активности эндотелиоцитов, что приводит к структурному ремоделированию микроциркуляторного русла. Активация протеинкиназы С в гладкомышечных клетках за счет активации NF-kB ингибирует экспрессию гена и подавляет активность растворимой гуанилатциклазы — фермента, при помощи которого NO реализует свои эффекты, в частности вазодилатацию [25, 26]. Данные литературы последних лет свидетельствуют о том, что контроль гликемии у больных сахарным диабетом позволяет уменьшить альтерацию сосудистой стенки и препятствует развитию клинических признаков ангиопатий [14, 22]. В то же время имеются данные, что адекватный гликемический контроль при сахарном диабете как 1-го, так и 2-го типа не блокирует полностью патогенетические механизмы развития эндотелиальной дисфункции, а лишь замедляет ее прогрессирование [14].

Таким образом, гипергликемия реализует несколько механизмов индукции эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете, включая активацию сигнальных реакций протеинкиназы С, метаболических путей гексозамина и полиолов.

РОЛЬ ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА В РАЗВИТИИ ЭНДОТЕЛИАЛЬНОЙ ДИСФУНКЦИИ

Окислительный стресс — это состояние дисбаланса между оксидантами и антиоксидантами в биологической системе в сторону преобладания оксидантов. В настоящее время предложена гипотеза, согласно которой окислительный стресс, вызванный гипергликемией, является универсальным патогенетическим механизмом, играющим важную роль в возникновении и развитии диабетических сосудистых осложнений [15, 21]. Ключевую роль в развитии окислительного стресса играет дисбаланс продукции и утилизации активных форм кислорода. Гиперпродукция или недостаточная утилизация активных форм кислорода сопровождается их накоплением, в результате чего они начинают оказывать повреждающее действие, индуцируя окислительную модификацию липидов, белков и нуклеиновых кислот, что вызывает нарушение функций и может приводить к гибели клеток [15, 21, 25]. Активация перекисного окисления липидов, образование модифицированных липопротеинов, увеличение их содержания в пенистых клетках являются маркерами эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете [15].

Активные формы кислорода в физиологических условиях образуются обычно в небольших количествах и выполняют в клетках, в том числе и эндотелиоцитах, ряд регуляторных функций. Источниками активных форм кислорода в клетке являются оксидазные реакции дыхательной цепи митохондрий, микросомального окисления, метаболизма пуринов, хинонов, катехоламинов, флавинов и других соединений. Выраженная активация образования активных форм кислорода, получившая название «кислородного взрыва», наблюдается в фагоцитах и выполняет защитную функцию, обеспечивая бактерицидный эффект [15, 21]. В физиологических условиях происходит быстрая детоксикация свободных радикалов в результате взаимодействия с различными восстанавливающими агентами (неферментными антиоксидантами и ферментами) [21].

При сахарном диабете в эндотелиоцитах выраженно нарастает продукция активных форм кислорода. В литературе описано несколько источников повышенной продукции активных форм кислорода, в частности супероксид-аниона при сахарном диабете, включая NADPH-оксидазу, мономеры NO-синтазы, систему альдозоредуктазы и митохондриальную цепь переноса электронов [18−22]. Гипергликемия индуцирует повышение экспрессии генов NADPH-оксидаз, а также стимулирует активность этой группы ферментов, что приводит к генерации супероксиданиона и истощению ресурсов NADPH — кофактора эндотелиальной NOS [21].

В физиологических условиях эндотелиальная NOS представляет собой димер, вырабатывающий NO. Мономерная форма эндотелиальной NOS обеспечивает продукцию супероксид-аниона. Димеризация NOS зависит от наличия кофактора тетрагидробиоптерина, который легко окисляется. При сахарном диабете снижается уровень тетрагидробиоптерина, что приводит к диссоциации NOS на мономеры и продукции ими супероксидных радикалов, которые, в свою очередь, окисляют тетрагидробиоптерин, замыкая порочный круг, приводящий к выраженному снижению продукции NO [22]. Снижение продукции NO eNOS обусловливает не только нарушение тромборезистентности и вазомоторной активности, но и ангиогенной и барьерной функций эндотелиоцитов [12].

Было продемонстрировано, что гипергликемия повышает продукцию супероксид-аниона в дыхательной цепи митохондрий, что повреждает митохондриальную ДНК. Альтерация митохондриальной ДНК, в свою очередь, приводит к постоянной генерации активных форм кислорода дыхательной цепью, то есть формируется порочный круг митохондриальной дисфункции, который не разрывается даже после нормализации уровня глюкозы [2, 21].

Активные формы кислорода оказывают влияние не только на генетический аппарат митохондрий, но и на ядра эндотелиоцитов, активируя NF-kB, что в итоге вызывает изменение экспрессии генов, регулирующих продукцию цитокинов, адгезивных молекул, ангиогенных факторов, а также апоптоз [25].

Таким образом, окислительный стресс при сахарном диабете развивается сразу несколькими взаимосвязанными патологическими процессами, включая активацию NADPH-оксидаз, митохондриальную дисфункцию и структурно-функциональные изменения NOS. Результатом окислительного стресса являются альтерация эндотелиальных клеток и снижение продукции NO, что вызывает нарушение вазомоторной, барьерной, ангиогенной функций эндотелия, а также его тромборезистентности.

Механизмы защиты от окислительного стресса

Разбалансированность взаимодействия активных форм кислорода и систем антиоксидантной защиты различается в зависимости от особенностей индукции окислительного стресса [15]. Так, избыточная продукция активных форм кислорода сопровождается последовательной сменой участия одних антиоксидантных систем на другие. Система антиоксидантной цитопротекции представлена двумя основными механизмами ферментативной и неферментативной защиты, которые функционируют в тесной ассоциации и регулируются сложным комплексом прямых и обратных связей [27]. Основные неферментативные антиоксидантные молекулы — это аскорбиновая кислота (витамин С), α-токоферол (витамин Е) и глутатион, в то время как супероксиддисмутаза (superoxide dismutase, SOD), каталаза (catalase, CAT), глутатионпероксидаза (glutathione peroxidase, GPxs), гемоксигеназа (hemoxygenase, НО), параоксоназы (paraoxonases, PON) и тиоредоксин (thioredoxin, Trx) играют важную роль в ферментативной антиоксидантной защите, непосредственно участвуя в удалении активных форм кислорода из клетки за счет превращения их в менее реактивные формы [9, 15].

В организме человека и млекопитающих идентифицировано несколько форм SOD в зависимости от металла-кофактора: Cu, Zn-SOD, Mn-SOD. SOD является первой линией защиты клеток от действия активных форм кислорода. Она катализирует дисмутацию супероксида в кислород (О2) и пероксид водорода (H2O2) [9, 21]. В сосудистой ткани были идентифицированы три различные изоформы SOD: Cu/Zn-SOD (кодируемая геном SOD1), расположенная в цитоплазме, Mn-SOD (кодируемая геном SOD2) — в митохондриях, внеклеточная SOD (кодируемая геном SOD3). Важность SOD как механизма антиоксидантной защиты была показана в исследованиях по переносу генов, в которых сверхэкспрессия SOD улучшала функцию эндотелия [9]. Также было показано, что сверхэкспрессия SOD2 предотвращает ассоциированную с гипергликемией продукцию O2, активацию образования протеинкиназы С и конечных продуктов гликирования [9], подтверждая роль продукции митохондриальных активных форм кислорода при диабетических ангиопатиях.

CAT в основном присутствует в пероксисомах, но также функционирует и в цитоплазме. Данный фермент имеет меньшую активность при расщеплении перекиси водорода по сравнению с GPxs, но медленно инактивируется, поэтому играет важную роль в превращении H2O2 в Н2О после дисмутации O2 с помощью SOD [9]. В работе [28] было показано, что наследственный дефицит CAT связан с повышенным риском развития сердечно-сосудистых заболеваний и сахарного диабета. Однако в работе [29] были представлены экспериментальные доказательства того, что CAT обеспечивает лишь умеренную защиту от окислительного стресса.

GPx — это семейство цитозольных и митохондриальных ферментов, активность которых возрастает при сахарном диабете. GPx катализируют восстановление гидроперекисей липидов в соответствующие спирты и посредством окисления глутатиона (γ-L-glutamyl-L-cysteinyl-glycine, GSH) восстанавливают H2O2 до Н2О [30]. Существует несколько изоформ глутатионпероксидазы: в тканях млекопитающих и человека широко представлена изоформа GPx1. Авторы работы [15] показали, что у мышей нарушение гена GPx1 провоцирует повышенную восприимчивость к агентам, вызывающим окислительный стресс, тогда как было показано, что индукция этого изофермента обеспечивает защиту от окислительного повреждения эндотелиоцитов [9]. У мышей с дефицитом апоЕ дефицит GPx1 ускорял и модифицировал прогрессирование атеросклеротического поражения [31]. Кроме того, авторами в работе [32] было показано, что трансгенная сверхэкспрессия GPx1 приводит к улучшению состояния эндотелия. В работе [9] авторы показали, что дефицит GPx3 связан со снижением биодоступности NO и увеличением тромбоцитзависимого тромбоза. Мыши, нокаутированные по GPx4, проявляли нежизнеспособность и умирали во время раннего эмбрионального развития [15].

GSH является основным низкомолекулярным небелковым тиолом в клетке. В восстановленном состоянии он выполняет множество функций, участвуя в обмене веществ, передаче сигнала и экспрессии генов [9]. GSH является донором электронов и может непосредственно инактивировать активные формы кислорода, но он также действует как кофактор в превращении H2O2 в H2O с помощью GPx [28, 33] .

Сходной с GPx антиоксидантной активностью обладают селенопротеины — Trx [28] и глутатион-S-трансферазы (GSTs) [21, 33]. Trx у человека и млекопитающих присутствует в эндотелиоцитах и гладкомышечных клетках. Он участвует в детоксикации активных форм кислорода и пероксинитрита в клетках. Trx проявляет большинство своих антиоксидантных свойств через Trx-пероксидазу (пероксиредоксин), которая использует эндогенные SH-группы в качестве восстанавливающих эквивалентов [34]. GSTs за счет конъюгации глутатиона обеспечивают восстановление окисленных мембранных фосфолипидов и детоксикацию мембранных липидных радикалов [21].

Гемоксигеназа (hemoxygenase, НО) оказывает непрямой антиоксидантный эффект за счет расщепления свободного гема и выработки монооксида углерода, а также биливердина и билирубина, которые обладают антиоксидантными свойствами [9, 16]. Существуют две изоформы этого фермента — конститутивная гемоксигеназа, HO2, которая экспрессируется в эндотелиальных клетках, и HO1, которая индуцируется в ответ на окислительный стресс и является адаптивным ответом клетки на действие активных форм кислорода. Авторы работы [35] показали, что HO1 оказывает цитопротекторный эффект, который проявляется в защите эндотелиоцитов от повреждающего действия активных форм кислорода. Генетические модели дефицита HO1 или его избыточной экспрессии позволяют предположить, что действия HO1 важны для модуляции тяжести атеросклероза [9].

PON представляет собой семейство трех ферментов. Полагают, что полиморфизм генов-представителей семейства РОN 1 и 2 оказывает выраженное влияние на параметры гликемии у пациентов с сахарным диабетом 2-го типа, а также на прогрессирование сосудистых осложнений, в частности ретинопатии [9, 36−38]. РОN 1- и 3-го типов секретируются печенью и циркулируют в крови в комплексе с липопротеинами высокой плотности. РОN1 обладает способностью расщеплять гидроперекиси липидов, что препятствует их повреждающему действию на эндотелий [36, 37]. Кроме того, PON1 обеспечивает снижение генерации активных форм кислорода макрофагами, что в комплексе с расщеплением окисленных липидов обусловливает антиатерогенные эффекты [39]. Показано, что при сахарном диабете активность PON1 уменьшается [36].

PON2, в отличие от PON1 и -3, действует только внутри клеток [40−42], ее основные эффекты связаны с предотвращением митохондриальной дисфункции [36]. Было показано, что фермент снижает активные формы кислорода в эндотелиальных клетках человека и гладких мышцах сосудов [9]. У мышей с дефицитом PON2 с фоном apoE-/- развивалось больше атеросклеротических поражений, тогда как мыши с избыточной экспрессией PON2 были защищены от этих поражений [9, 43].

Защита мембран от перекисного окисления также обеспечивается альфа-токоферолом, который, взаимодействуя с активными формами кислорода, переходит в феноксильный радикал, обладающий малой активностью. Интенсивное потребление неферментативных антиоксидантов, таких как глутатион и токоферол, в качестве кофакторов ферментных звеньев антиоксидантной защиты у пациентов с сахарным диабетом приводит к снижению содержания тиолов и требует постоянного восстановления окисленных форм этих соединений, которое осуществляется преимущественно за счет окисления аскорбиновой кислоты до аскорбата и дегидроаскорбата [15, 21]. Также в механизмах, обеспечивающих восстановление окисленного глутатиона, принимает участие альфа-липоевая кислота [21].

Таким образом, ликвидацию последствий окислительного стресса осуществляет многоуровневая система антиоксидантной защиты. Нарушение ее функционирования играет ключевую роль в возникновении и прогрессии сосудистых осложнений сахарного диабета в связи с выраженным негативным влиянием окислительного стресса на эндотелиоциты, обусловливающим эндотелиальную дисфункцию.

РОЛЬ НЕФЕРМЕНТАТИВНОГО ГЛИКОЗИЛИРОВАНИЯ В РАЗВИТИИ СОСУДИСТЫХ ОСЛОЖНЕНИЙ САХАРНОГО ДИАБЕТА

В 1987 г. S. Wolff с соавт. одними из первых показали, что в условиях нарушения углеводного обмена неферментативное аутоокислительное гликозилирование и окислительный стресс играют ключевую роль в развитии сосудистых осложнений [19]. Реакция гликозилирования обусловлена способностью глюкозы связываться с аминокислотными остатками белков и образовывать соединения, участвующие в обменных процессах. Эти соединения являются субстратом для образования конечных продуктов гликирования, которые обладают более длительным, по сравнению с белками, периодом полураспада и, в свою очередь, сами могут быть источниками активных форм кислорода. Чем выше гликемия, тем больше образуется конечных продуктов гликирования, которые накапливаются в тканях и сохраняются в них даже при достижении нормогликемии [14, 22, 44].

В процессе неферментативного гликозилирования образуются гликозилированные формы практически всех белков — гемоглобина, альбумина, липопротеидов, коллагена, белков хрусталика глаза. Следует отметить, что гликозилирование вызывает нарушение их структуры и функций [21]. В частности, гликозилирование гемоглобина увеличивает его сродство к кислороду, что затрудняет транскапиллярный обмен и способствует развитию гипоксии в тканях [21]. Гликозилирование альбумина приводит к нарушению транспорта билирубина, жирных кислот и лекарственных веществ. Необходимо отметить, что гликозилированный альбумин способен накапливаться в базальной мембране почечных клубочков и провоцировать развитие диабетической нефропатии [18, 19, 45]. Гликозилирование белков хрусталика нарушает светопропускание и ведет к развитию диабетической катаракты [46]. Гликозилирование липопротеидов приводит к тому, что соответствующие рецепторы перестают их распознавать, что, в свою очередь, вызывает увеличение времени их циркуляции в сосудистом русле, и, как следствие, наблюдается прогрессия атеросклеротического повреждения сосудистой стенки [22, 44]. Гликозилирование коллагена вызывает изменение его физико-химических свойств, которые проявляются меньшей растворимостью и большей устойчивостью к действию коллагеназы [21].

Конечные продукты гликирования оказывают выраженное влияние на состояние сосудистой стенки несколькими механизмами, которые могут быть разделены на рецепторные и нерецепторные. Первая группа связана со взаимодействием конечных продуктов гликирования с рецепторами эндотелиоцитов, вторая группа механизмов осуществляется за счет изменения конформации и активности ферментов, неспецифического связывания рецепторов и изменения их аффинитета и внутренней активности. Конечные продукты гликирования вызывают нарушение барьерной функции сосудистой стенки, повышают экспрессию адгезивных молекул, индуцируют образование активных форм кислорода, выработку провоспалительных цитокинов, повышают экспрессию индуцибельной NOS, что блокирует активность эндотелиальной NOS и снижает биодоступность NO, то есть в конечном итоге приводят к эндотелиальной дисфункции [47−49]. При этом показано, что конечные продукты гликирования оказывают непосредственное ингибирующее влияние на антиоксидантные ферменты, в частности PON2, что способствует развитию оксидативного стресса [50]. Кроме того, воздействие конечных продуктов гликирования на КПГ-рецепторы моноцитов и макрофагов вызывает их активацию и запускает экспрессию ими провоспалительных цитокинов, которые являются важным патогенетическим звеном в возникновении и развитии сосудистого воспаления и атерогенеза [14, 16].

Накопление конечных продуктов гликирования при прогрессировании диабета способствует структурному ремоделированию сосудистой стенки, что проявляется, в частности, увеличением толщины интимы и медии сонных артерий [51].

Таким образом, накопление конечных продуктов гликирования является одним из пусковых механизмов в возникновении эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете. Эндотелиальная дисфункция, в свою очередь, играет инициирующую роль в каскаде последовательных процессов, происходящих в сосудистой стенке и приводящих к ее морфологическим изменениям.

ВЫВОДЫ

Эндотелиальная функция играет важную роль в поддержании гомеостаза организма, и на сегодняшний день сформулирована концепция, согласно которой эндотелиальная дисфункция является центральным звеном в патогенезе многих заболеваний, включая сахарный диабет. Проведенный анализ литературы свидетельствует, что развитие эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете складывается из нескольких ключевых аспектов, которые могут быть представлены в виде схемы (рис.) Так, представленные данные позволяют выделить среди основных факторов, инициирующих альтерацию эндотелиальных клеток, гипергликемию и накопление конечных продуктов гликирования. Гипергликемия, обусловливающая активацию полиолового и гексозаминового путей, а также накопление продуктов гликолиза в совокупности с рецепторным и нерецепторным воздействием конечных продуктов гликирования нарушают метаболизм и функционирование сигнальных систем эндотелиоцитов как за счет изменения активности ферментов, в частности протеинкиназы С, эндотелиальной NOS, так и за счет изменения экспрессии ряда генов, в том числе гиперэкспрессии генов NADPH-оксидаз, PAI-1, VEGF, индуцибельной NOS, провоспалительных цитокинов.

Рис. Схема патогенеза эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете

Примечания. КПГ — конечные продукты гликирования; РКС — протеинкиназа С; NOS — NO-синтаза; O2 — супероксидный анион; VEGF — фактор роста эндотелия сосудов; PAI-I — ингибитор активатора плазминогена; NO — оксид азота.

Наиболее значимыми проявлениями дисметаболизма эндотелиоцитов при сахарном диабете следует считать оксидативный стресс и нарушения цикла оксида азота. Оксидативный стресс эндотелиоцитов при сахарном диабете сопряжен с формированием патогенетических порочных кругов, включая митохондриальную дисфункцию и мономеризацию эндотелиальной NOS, приводящих к стойкой гиперпродукции активных форм кислорода, которая при функциональной недостаточности антиоксидантных систем обеспечивает прогрессирующее повреждение и дисфункцию эндотелия. Следовательно, патогенетическая коррекция эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете должна быть направлена не только на обеспечение адекватного гликемического контроля, но и на устранение явлений оксидативного стресса. В этой связи в качестве мишени таргетной терапии и профилактики ангиопатий может выступать система неферментных и ферментных антиоксидантов.

Результатом оксидативного стресса эндотелиальных клеток являются ингибирование эндотелиальной NOS, уменьшение продукции и биодоступности NO, что обусловливает снижение его способности эффективно оказывать паракринные дилататорные эффекты на гладкомышечные клетки, обусловливая нарушение вазомоторной функции, а следовательно, сосудистого тонуса и артериального давления. Кроме того, снижение биодоступности NO, в том числе изменение паракринных взаимодействий с тромбоцитами и лейкоцитами, а также гиперэкспрессия PAI-1 нарушают тромборезистентность эндотелия, что может вызывать внутрисосудистые нарушения микроциркуляции, которые неизбежно приводят к гипоксии, еще больше усугубляющей эндотелиальную дисфункцию. Нарушение аутокринных регуляторных эффектов NO в сочетании с гиперэкспрессией VEGF и провоспалительных цитокинов вызывает изменения барьерной и ангиогенной функций эндотелиоцитов, что обусловливает структурное ремоделирование сосудистого русла, приводящее к развитию ангиопатий. Следовательно, эндотелиальная дисфункция при сахарном диабете проявляется нарушением всех основных функций эндотелия, включая барьерную, вазомоторную, ангиогенную и тромборезистентность. Ряд эффективных терапевтических стратегий, используемых в настоящее время для лечения пациентов с диабетическими ангиопатиями, направлены на коррекцию отдельных функций эндотелиальных клеток (лечение вазодилататорами, антиагрегантами, антикоагулянтами; антиангиогенная терапия). Для повышения эффективности подобных схем лечения необходимы дальнейшие исследования сложных взаимосвязей указанных нарушений при развитии эндотелиальной дисфункции у пациентов с сахарным диабетом.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, патогенез эндотелиальной дисфункции при сахарном диабете многокомпонентный и многие его аспекты нуждаются в уточнении. Для эффективной профилактики и лечения диабетических ангиопатий требуется разработка комплексных патогенетически обоснованных лечебных схем, включающих адекватный гликемический контроль, подавление оксидативного стресса и коррекцию нарушенных функций эндотелиальных клеток.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Источник финансирования. Работа выполнена в рамках государственного задания ФГБОУ ВО «Саратовский государственный медицинский университет им. В.И. Разумовского» Минздрава России «Разработка технологий медикаментозной и немедикаментозной коррекции микроциркуляторных нарушений при сахарном диабете, сопровождающемся абсолютной недостаточностью инсулина, в условиях эксперимента» (регистрационный номер АААА-А19-119021190053-0).

Конфликт интересов. Авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликтов интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Участие авторов: Э.Б. Попыхова — анализ источников литературы, написание текста статьи; Т.В. Степанова — подбор источников литературы, оформление статьи; Д.Д. Лагутина — подбор источников литературы, подготовка иллюстрации; Т.С. Кириязи — подбор и анализ источников литературы; А.Н. Иванов — разработка концепции, редактирование текста статьи. Все авторы внесли значимый вклад в проведение поисково-аналитической работы и подготовку статьи, прочли и одобрили финальную версию до публикации.

1. Куликов Д.А., Глазков А.А., Ковалева Ю.А., и др. Перспективы использования лазерной допплеровской флоуметрии в оценке кожной микроциркуляции крови при сахарном диабете // Сахарный диабет — 2017. — Т.20. — №4. — С. 279−285. [Kulikov DA, Glazkov AA, Kovaleva YuA, et al. Prospects of laser doppler flowmetry application in assessment of skin microcirculation in diabetes. Diabetes Mellitus. 2017;20(4):279−285. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.14341/DM8014

2. Гоженко А.И., Кузнецова А.С., Кузнецова Е.С., и др. Эндотелиальная дисфункция в патогенезе осложнений сахарного диабета. Сообщение I. Эндотелиальная дисфункция: этиология, патогенез и методы диагностики // Ендокринологія’. — 2017. — Т.22. — №2. — С. 171−181. [Gozhenko AI, Kuznetsova HS, Kuznetsova KS, et al. Endothelial dysfunction in the pathogenesis of diabetes complications. The message I. Endothelial dysfunction: etiology, pathogenesis and diagnostic methods. Endokrinologiia. 2017;22(2):171−181. (In Russ).]

3. Васина Л.В., Петрищев Н.Н., Власов Т.Д. Эндотелиальная дисфункция и ее основные маркеры // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. — 2017. — Т.16. — №1. — С. 4–15. [Vasina LV, Petrishchev NN, Vlasov TD. Markers of endothelial dysfunction. Regional blood circulation and microcirculation. 2017;16(1):4–15. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.24884/1682-6655-2017-16-1-4-15

4. Васина Л.В., Власов Т.Д., Петрищев Н.Н. Функциональная гетерогенность эндотелия (обзор) // Артериальная гипертензия. — 2017. — Т.23. — №2. — С. 88–102. [Vasina LV, Vlasov TD, Petrishchev NN. Functional heterogeneity of the endothelium (the review). Arterial hypertension. 2017;23(2):88–102. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.18705/1607-419X-2017-23-2-88-102

5. Мельникова Ю.С., Макарова Т.П. Эндотелиальная дисфункция как центральное звено патогенеза хронических болезней // Казанский медицинский журнал. — 2015. — Т.96. — №4. — C. 659–665. [Mel’nikova JuS, Makarova TP. Endothelial dysfunction as the key link of chronic diseases pathogenesis. Kazan Medical Journal. 2015;96(4):659–665. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.17750/KMJ2015-659

6. Власов Т.Д., Нестерович И.И., Шиманьски Д.А. Эндотелиальная дисфункция: от частного к общему. Возврат к «старой парадигме»? // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. — 2019. — Т.18. — №2. — С. 19–27. [Vlasov TD, Nesterovich II, Shimanski DA. Endothelial dysfunction: from the particular to the general. Return to the «Old Paradigm»? Regional hemodynamics and microcirculation. 2019;18(2):19–27. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.24884/1682-6655-2019-18-2-19-27

7. Степанова Т.В., Иванов А.Н., Терешкина Н.Е., и др. Маркеры эндотелиальной дисфункции: патогенетическая роль и диагностическое значение (обзор литературы) // Клиническая лабораторная диагностика. — 2019. — Т.64. — №1. — С. 34−41. [Stepanova TV, Ivanov AN, Tereshkina NE, et al. Markers of endothelial dysfunction: pathogenetic role and diagnostic significance. Klinicheskaia laboratornaia diagnostika. 2019;64(1):34−41. (In Russ).]

8. Torimoto K, Okada Y, Tanaka Y. Type 2 diabetes and vascular endothelial dysfunction. J Uoeh. 2018;40(1):65–75. doi: https://doi.org/10.7888/juoeh.40.65

9. Sena CM, Pereira AM, Seiça R. Endothelial dysfunction — a major mediator of diabetic vascular disease. Biochimica Biophysica Acta. 2013;1832:2216–2231.

10. Kaur R, Kaur M, Singh J. Endothelial dysfunction and platelet hyperactivity in type 2 diabetes mellitus: molecular insights and therapeutic strategies. Cardiovasc Diabetol. 2018;17(1):121. doi: https://doi.org/10.1186/s12933-018-0763-3

11. Zhang H, Dellsperger KC, Zhang C. The link between metabolic abnormalities and endothelial dysfunction in type 2 diabetes: an update. Basic Res Cardiol. 2012;107(1):237. doi: https://doi.org/10.1007/s00395-011-0237-1

12. Иванов А.Н., Пучиньян Д.М., Норкин И.А. Барьерная функция эндотелия, механизмы ее регуляции и нарушения // Успехи физиологических наук. — 2015. — Т.46. — №2. — С. 72−96. [Ivanov AN, Puchinyan DM, Norkin IA. Vascular endothelial barrier function. Uspekhi fiziologicheskikh nauk. 2015;46(2):72−96. (In Russ).]

13. Palella E, Cimino R, Pullano SA, et al. Laboratory parameters of hemostasis, adhesion molecules, and inflammation in type 2 diabetes mellitus: correlation with glycemic control. Int J Environ Res Public Health. 2020;17(1):E300. doi: https://doi.org/10.3390/ijerph27010300

14. Sena CM, Carrilho F, Seiç RM. Endothelial dysfunction in type 2 diabetes: targeting inflammation. In: Lenasi H, editor. Endothelial dysfunction — old concepts and new challenges. London: Intechopen; 2018. Р. 231−249. doi: https://doi.org/10.5772/intechopen.76994

15. Sena CM, Leandro A, Azul L, et al. Vascular oxidative stress: impact and therapeutic approaches. Front Physiol. 2018;9:1668. doi: https://doi.org/10.3389/fphys.2018.01668

16. Roberts AC, Porter KE. Cellular and molecular mechanisms of endothelial dysfunction in diabetes. Diab Vasc Dis Res. 2013;10(6):472–482. doi: https://doi.org/10.1177/1479164113500680

17. Попыхова Э.Б., Иванов А.Н., Степанова Т.В., и др. Взаимосвязь нарушений углеводного обмена и маркеров дисфункции эндотелия у животных с абсолютной недостаточностью инсулина при биостимуляции аутотрансплантацией кожного лоскута // Саратовский научно-медицинский журнал. — 2019. — Т.15. — №2. — С. 379–382. [Popykhova EB, Ivanov AN, Stepanova TV, et al. The relation of carbohydrate metabolism disorders and markers of endothelial dysfunction in animals with absolute insulin deficiency at biostimulation by autotransplantation of the skin flap. Saratov journal of medical scientific research. 2019;15(2):379–382. (In Russ).]

18. Лебедева Н.О., Викулова О.К. Маркеры доклинической диагностики диабетической нефропатии у пациентов с сахарным диабетом 1 типа // Сахарный диабет. — 2012. — №2. — С. 38–45. [Lebedeva NO, Vikulova OK. Pre-clinical markers for diagnosis of diabetic nephropathy in patients with type 1 diabetes mellitus. Diabetes Mellitus. 2012;(2):38–45. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.14341/2072-0351-5517

19. Шестакова М.В. Сахарный диабет и хроническая болезнь почек: возможности прогнозирования, ранней диагностики и нефропротекции в XXI веке // Терапевтический архив. — 2016. — №6. — С. 84−88. [Shestakov MV. Diabetes mellitus and chronic kidney disease: Possibilities of prediction, early diagnosis, andnephroprotection in the 21st century. Ter Arch. 2016;(6):84−88. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.17116/terarkh301688684-88

20. Sasso FC, Zuchegna C, Tecce MF, et al. High glucose concentration produces a short-term increase in pERK1/2 and p85 proteins, having a direct angiogenetic effect by an action similar to VEGF. Acta Diabetol. 2020. doi: https://doi.org/10.1007/s00592-020-01501-z

21. Занозина О.В., Боровков Н.Н., Щербатюк Т.Г. Свободно-радикальное окисление при сахарном диабете 2-го типа: источники образования, составляющие, патогенетические механизмы токсичности // Современные технологии в медицине. — 2010. — №3. — С. 104−112. [Zanozina OV, Borovkov NN, Sherbatyuk TG. Free-radical oxidation at a diabetes mellitus of the 2 type: sources of formation, components, pathogenetic mechanisms of toxicity. Modern technologies in medicine. 2010;(3):104−112. (In Russ).]

22. Gero D. Hyperglycemia-induced endothelial dysfunction. In: Lenasi H, editor. Endothelial dysfunction — old concepts and new challenges. London: Intechopen; 2018. Р. 179−210. doi: https://doi.org/10.5772/intechopen.76994

23. Goldberg HJ, Whiteside CI, Fantus IG. The hexosamine pathway regulates the plasminogen activator inhibitor-1 gene promoter and sp1 transcriptional activation through protein kinase С-beta I and -delta. J Biol Chem. 2002; 277: 33833–33841.

24. Худякова Н.В., Иванов Н.В., Пчелин И.Ю., и др. Диабетическая нейропатия: молекулярные механизмы развития и возможности патогенетической терапии // Juvenis Scientia. — 2019. — №4. — С. 8−12. [Hudiakova NV, Ivanov NV, Pchelin IYu, et al. Diabetic neuropathy: molecular mechanisms of development and possibilities for pathogenetic therapy. Juvenis Scientia. 2019;(4):8−12. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.32415/jscientia.2019.04.02

25. Заводник И.Б., Дремза И.К., Лапшина Е.А., Чещевик В.Т. Сахарный диабет: метаболические эффекты и окислительный стресс // Биологические мембраны. — 2011. — Т.28. — №2. — С. 83–94. [Zavodnik IB, Dremza IK, Lapshina EA, Cheshchevik VT. Diabetes mellitus: metabolic effects and oxidative stress. Biochemistry (Moscow) Supplement. Series A: Membrane and Cell Biology. 2011;28(2):83–94. (In Russ).]

26. Тюренков И.Н., Воронков А.В., Слиецанс А.А., и др. Антиоксидантная терапия эндотелиальной дисфункции // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. — 2013. — Т.11. — №1. — С. 14−25. [Tyurenkov IN, Voronkov AV, Slieczans AA, et al. Antioksidantnaia terapiia endotelial’noi disfunktsi. Obzory` poklinicheskoi farmakologi i lekarstvennoi terapii. 2013;11(1):14−25. (In Russ).]

27. Куликов В.Ю. Роль окислительного стресса в регуляции метаболической активности внеклеточного матрикса соединительной ткани (обзор) // Медицина и образование в Сибири. — 2009. — №4. — С. 1−16. [Kulikov VYu. The metabolic activity role of oxidixing stress regulation in non-cellular matrix connective tissue (review). J Siberian Med Scien. 2009;(4):1−16. (In Russ).]

28. Leopold JA, Loscalzo J. Oxidative enzymopathies and vascular disease. Arterioscler Thromb Vasc Biol. 2005;25(7):1332−1340. doi: https://doi.org/10.1161/01.atv.0000163846.51473.09

29. Muzykantov VR. Targeting of superoxide dismutase and catalase to vascular endothelium. J Control Release. 2001;71(1):1−21. doi: https://doi.org/10.1016/s0168-3659(01)00215-2

30. Zhang Y, Handy DE, Loscalzo J. Adenosine-dependent induction of glutathione peroxidase 1 in human primary endothelial cells and protection against oxidative stress. Circ Res. 2005;96(8):831−837. doi: https://doi.org/10.1161/01.res.0000164401.21929.cf

31. Lewis P, Stefanovic N, Pete J, et al. Lack of the antioxidant enzyme glutathione peroxidase-1 accelerates atherosclerosis in diabetic apolipoprotein E-deficient mice. Circulation. 2007;115(16):2178−2187. doi: https://doi.org/10.1161/circulationaha.106.664250

32. Weiss N, Zhang YY, Heydrick S, et al. Overexpression of cellular glutathione peroxidase rescues homocyst(e)ine-induced endothelial dysfunction. Proc Natl Acad Sci U S A. 2001;98(22):12503−12508. doi: https://doi.org/10.1073/pnas.231428998

33. Hayes JD, Flanagan JU, Jowsey IR. Glutathione transferases. Annu Rev Pharmacol Toxicol. 2005;45(1):51−88. doi: https://doi.org/10.1146/annurev.pharmtox.45.120403.095857

34. Maulik N, Das DK. Emerging potential of thioredoxin and thioredoxin interacting proteins in various disease conditions. Biochim Biophys Acta. 2008;1780(11):1368−1382. doi: https://doi.org/10.1016/j.bbagen.2007.12.008

35. Marcantoni E, Di Francesco L, Dovizio M, et al. Novel insights into the vasoprotective role of heme oxygenase-1. Int J Hypertens. 2012;2012:127910. doi: https://doi.org/10.1155/2012/127910

36. Боровкова Е.И., Антипова Н.В., Корнеенко Т.В., и др. Параоксоназа: универсальный фактор антиоксидантной защиты организма человека // Вестник РАМН. — 2017. — Т.72. — №1. — С. 5–10. [Borovkova EI, Antipova NV, Korneenko TV, et al. Paraoxonase: the universal factor of antioxidant defense in human body. Annals of the Russian Academy of Medical Sciences. 2017;72(1):5–10. (In Russ).] doi: https://doi.org/10.15690/vramn764

37. Kulka M. A review of paraoxonase 1 properties and diagnostic applications. Polish J Veterinary Sciences. 2016;19(1):225–232. doi: https://doi.org/10.1515/pjvs-2016-0028

38. Rajković GM, Rumora L, Barišić K. The paraoxonase 1, 2 and 3 in humans. Biochem Med (Zagreb). 2011;21(2):122–130. doi: https://doi.org/10.11613/bm.2011.020

39. Rozenberg O, Shih DM, Aviram M. Paraoxonase 1 (PON1) attenuates macrophage oxidative status: studies in PON1 transfected cells and in PON1 transgenic mice. Atherosclerosis. 2005;181(1):9−18. doi: https://doi.org/10.1016/j.atherosclerosis.2004.12.030

40. Altenhofer S, Witte I, Teiber JF. One enzyme, two functions: PON2 prevents mitochondrial superoxide formation and apoptosis independent from its lactonase activity. J Biol Chem. 2010;285(32):24398–24403. doi: https://doi.org/10.1074/jbc.m110.118604

41. Devarajan A, Bourquard N, Hama S. Paraoxonase 2 deficiency alters mitochondrial function and exacerbates the development of atherosclerosis. Antioxid Redox Signal. 2011;14(3):341–351. doi: https://doi.org/10.1089/ars.2010.3430

42. Giordano G, Cole TB, Furlong CE, Costa LG. Paraoxonase 2 (PON2) in the mouse central nervous system: a neuroprotective role? Toxicol Appl Pharmacol. 2011;256(3):369–378. doi: https://doi.org/10.1016/j. taap.2011.02.014

43. Bourquard N, Ng CJ, Reddy ST. Impaired hepatic insulin signalling in PON2-deficient mice: a novel role for the PON2/ apoE axis on the macrophage inflammatory response. Biochem J. 2011;436(1):91–100. doi: https://doi.org/10.1042/bj20101891

44. Dhananjayan R, Koundinya KS, Malati T, Kutala VK. Endothelial dysfunction in type 2 diabetes mellitus. Indian J Clin Biochem. 2016;31(4):372–379. doi: https://doi.org/10.1007/s12291-015-0516-y

45. Худякова Н.В., Пчелин И.Ю., Шишкин А.Н. Взаимосвязь гипергомоцистеинемии с гематологическими нарушениями и сердечно-сосудистыми осложнениями при диабетической нефропатии // Научный аспект. — 2015. — №3. — С. 271−281. [Hudyakova NV, Pchelin IYu, Shishkin AN. Vzaimosvyaz’ gipergomotsisteinemii s gematologicheskimi narusheniyami i serdechno-sosudistymi oslozhneniyami pri diabetichesko inefropatii. Nauchnii aspekt. 2015;(2):271−281. (In Russ).]

46. Jenkins AJ, Joglekar MV, Hardikar AA, et al. Biomarkers in diabetic retinopathy. Rev Diabet Stud. 2015;12(1–2):159–195. doi: https://doi.org/10.1900/RDS.2015.12.159

47. Stirban A, Gawlowski T, Roden M. Vascular effects of advanced glycation endproducts: clinical effects and molecular mechanisms. Mol Metab. 2013;3(2):94−108. doi: https://doi.org/10.1016/j.molmet.2013.11.006

48. Ahmad S, Siddiqui Z, Rehman S, et al. A glycation angle to look into the diabetic vasculopathy: cause and cure. Curr Vasc Pharmacol. 2017;15(4):352−364. doi: https://doi.org/10.2174/1570161115666170327162639

49. Kohata Y, Ohara M, Nagaike H, et al. Association of hemoglobin A1c, 1,5-anhydro-D-glucitol and glycated albumin with oxidative stress in type 2 diabetes mellitus patients: a cross-sectional study. Diabetes Ther. 2020;11(3):655−665. doi: https://doi.org/10.1007/s13300-020-00772-7

50. Ravi R, Ragavachetty NN, Subramaniam RB. Effect of advanced glycation end product on paraoxonase 2 expression: Its impact on endoplasmic reticulum stress and inflammation in HUVECs. Life Sci. 2020;246:117397. doi: https://doi.org/10.1016/j.lfs.2020.117397

51. De la Cruz-Ares S, Cardelo MP, Gutiérrez-Mariscal FM, et al. Endothelial dysfunction and advanced glycation end products in patients with newly diagnosed versus established diabetes: from the CORDIOPREV study. Nutrients. 2020;12(1):E238. doi: https://doi.org/10.3390/nu12010238


Изменения в диете в лечении болезни или синдрома Меньера

Вопрос обзора

Каково влияние изменений в диете – ограничения употребления соли, кофеина и алкоголя, вместе или по отдельности – на симптомы у людей с болезнью Меньера?

Актуальность

Болезнью Меньера страдают примерно 200 из 100 000 людей. Состояние называется болезнью Меньера, если невозможно определить причину, и синдромом Меньера, если причина его развития известна. Пациенты с этим состоянием испытывают эпизоды головокружения, потерю слуха, ощущение давления и шум в ушах (звон или жужжание в ушах).

В настоящее время стандартного лечения болезни Меньера нет, и варианты лечения варьируют от изменений в диете до медикаментозного и, в некоторых случаях, хирургического лечения. Считается, что болезнь Меньера вызывают нарушения объема или состава жидкости во внутреннем ухе (известной как эндолимфа). Употребление соли может влиять на концентрацию электролитов (солей и минералов, проводящих электрические импульсы в организме) в крови, что, в свою очередь, может влиять на состав эндолимфы. Таким образом, поступление соли может способствовать возникновению симптомов, а ограничение ее употребления можно использовать для контроля объема и состава эндолимфы. Употребление кофеина и алкоголя может приводить к спазму кровеносных сосудов (вазоконстрикции) и уменьшению кровоснабжения внутреннего уха, что может усугубить симптомы у пациентов. Многие врачи рекомендуют изменения в диете (питании) в качестве лечения первой линии, поскольку этот вариант считается относительно простым и недорогим. Мы хотели выяснить, эффективны ли изменения в диете, и получают ли пациенты верные рекомендации о вариантах лечения. Также мы хотели убедиться в отсутствии задержки потенциально более подходящих вариантов лечения из-за неэффективных вмешательств, что приводило бы к неприятным симптомам и прогрессированию болезни.

Характеристика исследований

Мы искали высококачественные исследования (рандомизированные контролируемые испытания) изменений в диете (ограничения или замены соли, кофеина и алкоголя, вместе или по отдельности) в сравнении с отсутствием ограничений у взрослых с болезнью или синдромом Меньера. Наш поиск актуален по состоянию на март 2018 года.

Основные результаты

Мы не нашли рандомизированных контролируемых испытаний, которые отвечали бы критериям включения в обзор.

Качество доказательств и выводы

Доказательств из рандомизированных контролируемых испытаний относительно ограничения потребления соли, кофеина или алкоголя у пациентов с болезнью или синдромом Меньера нет. Для ответа на этот вопрос нужны высококачественные исследования со строгой методологией (например, рандомизацией, ослеплением и тщательным ведением регистров пациентов) и включением лишь тех пациентов, которые отвечают принятым диагностическим критериям болезни Меньера. Также важно рассмотреть вопрос о возможном вреде или нежелательных эффектах изменений в диете.

Разница между вазоконстрикцией и вазодилатацией (Здоровье)

Ключевое отличие — вазоконстрикция против вазодилатации
 

Артериальное давление является хорошим показателем здоровья, который определяет функции частоты дыхания, частоты сердечных сокращений, насыщения кислородом, температуры тела и т. Д. Это сила кровотока через сосуды, ткани и органы. Нормальное кровяное давление в покое здорового человека составляет 120/80 мм рт. Блокирование кровотока известно как сопротивление. Есть несколько факторов, которые влияют на кровоток и кровяное давление. Одним из важных факторов является диаметр кровеносных сосудов. Расширение сосудов и вазоконстрикция являются важными факторами, влияющими на системное кровяное давление. Они связаны с изменениями диаметра артерий. Вазоконстрикция относится к сужению кровеносных сосудов. Расширение сосудов относится к расширению кровеносных сосудов. Основное различие между вазоконстрикцией и вазодилатацией заключается в том, что вазоконстрикция увеличивает сопротивление и уменьшает кровоток пока вазодилатация уменьшает сопротивление и увеличивает кровоток.

СОДЕРЖАНИЕ

1. Обзор и основные отличия
2. Что такое вазоконстрикция 
3. Что такое вазодилатация
4. Сравнение бок о бок — сужение сосудов против вазодилатации в табличной форме
5. Резюме

Что такое вазоконстрикция?

Вазоконстрикция относится к процессу сужения диаметра кровеносных сосудов. Радиус артерии или артериолы уменьшается из-за вазоконстрикции. Это происходит из-за сжатия гладких мышц в стенках артерий или артериол. Просвет становится уже, когда гладкие мышцы сжимаются. Когда просвет становится узким, площадь поверхности, с которой соприкасается кровь, уменьшается. Следовательно, артериальное давление повышается в результате сужения сосудов. Когда сопротивление артерий увеличивается, кровоток уменьшается. В венах сужение вен усиливает кровоток. Когда сужение сосудов повышает кровяное давление в венах, оно усиливает движение крови по венам. Таким образом, сужение вен увеличивает возврат крови к сердцу.

Рисунок 01: Вазоконстрикция

Сужение сосудов оказывает негативное влияние, вызывая сердечные заболевания из-за высокого кровяного давления. Люди обычно принимают лекарства, чтобы расслабить мышцы кровеносных сосудов..

Что такое вазодилатация?

Расширение сосудов — это расширение кровеносных сосудов. Расширение сосудов — это противоположный процесс вазоконстрикции. В результате расширения сосудов гладкие мышцы стенок кровеносных сосудов становятся расслабленными. Внутренний диаметр кровеносных сосудов увеличивается при расширении сосудов. Когда стенки кровеносных сосудов расширены, площадь поверхности просвета увеличивается. Следовательно, сосудистое сопротивление уменьшается. Когда сопротивление уменьшается, оно усиливает кровоток через сосуды. Артериальное давление также снижается из-за расширения кровеносных сосудов.

Рисунок 02: Вазодилатация

Расширение сосудов является важным процессом, который поддерживает работу организма в нормальных условиях. Эндогенные вещества и лекарственные средства, способные вызывать расширение сосудов, известны как вазодилататоры. Расширение артерий и артериол имеет важное терапевтическое значение в снижении артериального давления и частоты сердечных сокращений. Следовательно, химические артериальные дилататоры обычно используются для лечения сердечной недостаточности, системной и легочной гипертонии и стенокардии.

Рисунок 03: Вазодилатация и вазоконстрикция

В чем разница между вазоконстрикцией и вазодилатацией?

Вазоконстрикция против вазодилатации

Вазоконстрикция относится к сужению кровеносных сосудов. Расширение сосудов относится к расширению кровеносных сосудов.
Радиус артерии или артериолы
Вазоконстрикция уменьшает радиус. Расширение сосудов увеличивает радиус.
Сосудистое сопротивление
Сужение сосудов увеличивает сосудистое сопротивление. Расширение сосудов уменьшает сосудистое сопротивление.
Кровяное давление
Сужение сосудов повышает артериальное давление. Расширение сосудов снижает кровяное давление.
Кровоток
Сужение сосудов уменьшает кровоток.  Расширение сосудов увеличивает кровоток.

Резюме — вазоконстрикция против вазодилатации

Расширение сосудов относится к расширению кровеносных сосудов, в то время как сужение сосудов относится к сужению кровеносных сосудов. Это основное различие между вазоконстрикцией и вазодилатацией. Эти два процесса влияют на кровяное давление и кровоток. Во время сужения сосудов гладкие мышцы стенок кровеносных сосудов сжимаются, уменьшая внутренний диаметр сосуда. В противоположность этому, вазодилатация расслабляет гладкие мышцы стенок кровеносных сосудов, увеличивая внутренний диаметр сосуда.

Скачать PDF-версию вазоконстрикции против вазодилатации

Вы можете скачать PDF версию этой статьи и использовать ее в автономном режиме, как указано в примечаниях. Пожалуйста, загрузите PDF версию здесь. Разница между вазоконстрикцией и вазодилатацией.

Ссылки

1.»Вазодилатация.» Wikipedia. Фонд Викимедиа, 10 июля 2017 года. Интернет. Доступна здесь. 14 июля 2017.
2.»NORMALBREATHING.com.» Вазодилатация и вазоконстрикция. Н.п., н.д. Web. Доступна здесь. 14 июля 2017.

Изображение предоставлено:

1.» Вазоконстрикция и вазодилатация 2 «от Servier Medical Art (CC-BY-2.0) через Flickr
2. «Вазоконстрикция и вазодилатация 3» от Servier Medical Art (CC-BY-2.0) через Flickr
3. «Вазоконстрикция и вазодилатация» от Elizabeth3424 (CC-BY-SA-3.0) через Commons Wikimedia

Синдром обратимой церебральной вазоконстрикции (RCVS)

Не то, что вы ищете?

Обзор

Синдром обратимой церебральной вазоконстрикции (ОКВС) представляет собой группу заболеваний, характеризующихся сильными головными болями и сужением кровеносных сосудов головного мозга. ОЦВС обратим, и пациенты часто выздоравливают в течение трех месяцев; это состояние часто упускается из виду и встречается чаще, чем думает большинство врачей.Серьезные осложнения, такие как инсульт, могут быть связаны с ОЦВС, если их вовремя не диагностировать и не лечить.

ОЦВС возникает, когда стойкое сокращение кровеносных сосудов (вазоконстрикция) вызывает сужение артерий. Это снижает приток крови и доставку кислорода к пораженному участку тела. Когда вазоконстрикция затрагивает кровеносные сосуды головного мозга, это называется церебральной вазоконстрикцией.

Симптомы

Наиболее частым симптомом ОЦВС является внезапная сильная головная боль, которую часто называют головной болью типа «раскат грома».Другие симптомы могут включать:

  • Изъятия
  • Изменения в видении
  • Трудно понять других, когда они говорят
  • Трудно говорить
  • Слабость на одной стороне тела

Пациенты с ОЦВС подвержены риску развития инсульта или транзиторной ишемической атаки (ТИА). К признакам инсульта относятся:

  • Внезапное онемение или слабость лица, руки или ноги, особенно на одной стороне тела
  • Внезапное замешательство
  • Внезапная проблема с речью
  • Внезапное нарушение зрения одним или обоими глазами
  • Внезапная проблема при ходьбе
  • Внезапное головокружение, потеря равновесия или координации
  • Внезапная сильная головная боль без известной причины

Последствия острого ишемического инсульта могут вызывать дополнительные симптомы у женщин, включая:

  • Боль в лице, руке или ноге
  • Икота или тошнота
  • Боль в груди или сердцебиение
  • Одышка

Если вы заметили один или несколько из этих признаков инсульта у другого человека или у себя, не откладывайте обращение за помощью. Немедленно позвоните по телефону 9-1-1.


Причины и факторы риска

Причина RCVS неизвестна. Состояние чаще диагностируется у женщин в возрасте от 20 до 50 лет и может быть связано с изменениями, которые происходят в организме сразу после родов (после родов) или смены противозачаточных таблеток. История мигрени почти всегда встречается у пациентов с ОЦВС.

Другие факторы риска, связанные с ОЦВС, включают:

  • Употребление наркотиков
  • Употребление алкоголя, особенно пьянство
  • Использование некоторых рецептурных препаратов, таких как антидепрессанты
  • Использование назальных деконгестантов
  • Использование никотиновых пластырей
  • Некоторые опухоли
  • Повышенный уровень кальция в крови (гиперкальциемия)
  • Травма головы

Диагностика

Диагностика ОЦВС обычно начинается с физического осмотра и изучения истории болезни и симптомов пациента, а также результатов диагностических тестов.Однако, учитывая связь с мигренью, не всем пациентам с подозрением на ОЦВС потребуются расширенные методы визуализации.

Визуализирующие исследования, такие как магнитно-резонансная томография (МРТ) и компьютерная томография (КТ), используются для осмотра области, пораженной суженными кровеносными сосудами. Эти тесты визуализации исследуют мягкие ткани и кровеносные сосуды в организме и могут определить, связано ли состояние с инсультом или другими основными проблемами.

Другие тесты исследуют исключительно кровеносные сосуды тела.Ангиограмма также может быть использована для просмотра артерий. Транскраниальная ультразвуковая допплерография используется для измерения крови, которая течет по артериям в основании головного мозга.

Анализы крови и мочи также могут быть использованы для проверки того, насколько хорошо функционируют печень и почки.

Лечение

Лечение ОЦВС зависит от тяжести состояния. В некоторых случаях состояние проходит без лечения. Однако из-за риска инсульта важно, чтобы пациенты обращались за медицинской помощью и получали ее немедленно.Жидкости будут вводиться внутривенно, и могут быть назначены лекарства от мигрени, такие как аспирин или Депакот.

В некоторых случаях можно использовать блокатор кальциевых каналов, чтобы расслабить кровеносные сосуды и обеспечить прохождение большего количества крови. Было показано, что это лекарство помогает ослабить головную боль «раскат грома», но не снижает риск инсульта.

Для пациентов, перенесших инсульт, программа Stroke Program в Cedars-Sinai предлагает междисциплинарный подход к лечению с помощью планов лечения, адаптированных для каждого пациента.Уход за пациентами обычно делится на три категории: профилактика инсульта, лечение сразу после инсульта и постинсультная реабилитация.

© 2000-2021 Компания StayWell, ООО. Все права защищены. Эта информация не предназначена для замены профессиональной медицинской помощи. Всегда следуйте инструкциям своего лечащего врача.

Не то, что вы ищете?

Синдром обратимой церебральной вазоконстрикции | Справочная статья радиологии

Синдром обратимой церебральной вазоконстрикции (ОКВС)  – это группа состояний с общими клиническими и рентгенологическими проявлениями.Характеризуется грозовой головной болью и обратимой вазоконстрикцией церебральных артерий.

Многочисленные и разнообразные термины использовались для описания RCVS, иногда полностью синонимично, а иногда то или иное подмножество. Эти термины включают 1,2,4,17

  • острая доброкачественная церебральная ангиопатия
  • доброкачественная ангиопатия ЦНС
  • Псевдоваскулит ЦНС
  • Синдром Колл-Флеминга
  • церебральная васкулопатия
  • лекарственный церебральный артериит
  • изолированный доброкачественный церебральный васкулит
  • мигренозный вазоспазм или мигренозный ангиит
  • послеродовая церебральная ангиопатия
  • первичная молниеносная головная боль
  • сексуальная головная боль
  • громоподобная головная боль, связанная со спазмом сосудов
  • спазм сосудов при мигренозном инфаркте со смертельным исходом

Важно отметить, что RCVS не следует путать с синдромом задней обратимой энцефалопатии (PRES).Хотя предполагаемые основные механизмы и предрасполагающие факторы частично совпадают, они считаются отдельными синдромами. Как ни странно, связь PRES с RCVS была описана, в частности, в условиях клинических условий, общих для обоих состояний (например, эклампсия и синдром септического шока) 17 .

Другим важным отличием является спазм сосудов, связанный с субарахноидальным кровоизлиянием. В обоих случаях могут наблюдаться субарахноидальное кровоизлияние и спазм сосудов, однако при ОЦВС субарахноидальное кровоизлияние считается вторичным явлением, а не провоцирующим событием 17 .

ОЦВС чаще поражает женщин, чем мужчин (Ж:М 2,4:1) и обычно проявляется в возрасте 20-50 лет (в среднем 42 года), хотя он также был описан у детей и подростков 17 . Средний возраст обращения у мужчин на десять лет моложе, чем средний возраст обращения у женщин.

Грозовая головная боль — обычный первичный симптом, часто затылочный, но также потенциально диффузный. Обычно они довольно короткие по продолжительности (несколько часов) и, как правило, головные боли периодически повторяются в течение нескольких дней или недель 90–110 1,2,17 90–111 .

Головные боли могут быть связаны со светобоязнью, тошнотой и рвотой. Могут возникать очаговые неврологические нарушения, вторичные по отношению к ишемии или конвекситальному субарахноидальному кровоизлиянию. Исследования ЦСЖ в норме или почти в норме.

В 2016 г. в исследовании предложен набор критериев для диагностики ОЦВС и его отличия от первичного ангиита центральной нервной системы (ПАЦНС) со специфичностью 98-100% и столь же высоким значением ППЗ 7 :

  • периодические громоподобные головные боли или;
  • одиночная громоподобная головная боль с нормальным нейровизуализационным исследованием или переломным инфарктом/вазогенным отеком или;
  • головной боли нет, но аномальные ангиографические данные при нормальном нейровизуализационном исследовании
    • это в основном исключает ПАЦНС, поскольку нейровизуализация всегда ненормальна

Критерии также были предложены Международным обществом головной боли.

Сопутствующие/предрасполагающие состояния
  • беременность и послеродовой период
    • ранний послеродовой период/поздняя беременность
    • эклампсия / преэклампсия / отсроченная послеродовая эклампсия
  • воздействие лекарств и препаратов крови
    • фенилпропаноламин
    • псевдоэфедрин
    • эрготамин
    • тартрат
    • метисергид
    • бромкриптин
    • лизурид
    • СИОЗС
    • суматриптан
    • изометептен
    • «рекреационные наркотики»
      • кокаин
      • экстази
      • марихуана
      • амфетамины
    • такролимус
    • циклофосфамид
    • эритропоэтин
    • IV Ig
    • переливание эритроцитарной массы
  • разное
  • идиопатический

Нейровизуализация часто считается нормальной при появлении симптомов, но это варьируется от исследования к исследованию (21-55%) 2,6 .

Результаты визуализации состоят из прямой визуализации сосудистых сужений и/или осложнений, связанных с сосудистыми сужениями, таких как:

  • лобарное кровоизлияние (6-20%) 2,6
  • инфаркт водораздела (29%) 6
  • вазогенный отек (38%) 6
  • Ультразвук 

    Транскраниальная допплерография может показать увеличение артериальной скорости, что свидетельствует о вазоспазме и уменьшении просветного калибра ВСА, СМА и ПМА 8 .Прикроватное ультразвуковое исследование использовалось для наблюдения за вазоспазмом 9 .

    КТ

    КТ используется для исключения аневризматического субарахноидального кровоизлияния. Как отмечалось ранее, компьютерная томография может быть совершенно нормальной при ОЦВС. Можно увидеть:

    • выпуклость субарахноидальное кровоизлияние
    • перелом водораздела
    • лобарное кровоизлияние
    • сужения сосудов на КТА
    МРТ

    Отек коры головного мозга и/или сосудистая гиперинтенсивность FLAIR могут предшествовать вазоконстрикции на МРТ.

    • FLAIR:
      • гиперинтенсивность борозды может отражать выпуклость субарахноидального кровоизлияния или гиперинтенсивность сосудов (ранний признак) 11
      • гиперинтенсивность коры, связанная с отеком коры (ранний признак) 11
      • вазогенный отек, связанный с вазоконстрикцией или цитотоксическим действием 
    • FLAIR C+:
      • полезно, так как не показывает нормальные сосуды коры и мозговые оболочки (по сравнению с T1 C+) и может отражать нарушение гематоэнцефалического барьера 12
      • Было описано
      • переменных паттернов   бороздчатого усиления  12
    • МРА: видны сужения сосудов (см. DSA)
    • DWI: можно увидеть инфарктов водораздела

    МРТ стенки сосуда (VW-MRI) может быть полезным дополнением к обычной МРТ, позволяя дифференцировать ОЦВС, при котором контрастное усиление пораженной артерии отсутствует или наблюдается незначительное, и другие причины сужения сосудов, такие как васкулит, при наличии представляет собой интенсивное контрастное усиление стенки пораженной артерии или внутричерепных атеросклеротических бляшек, которые фокально демонстрируют контрастное усиление 16 .

    РСА — ангиография

    Гладкие конические сужения крупных и средних артерий с последующим аномально расширенными сегментами ветвей второго и третьего порядка являются наиболее характерной находкой 13 . Это расширение придает типичный вид мозговых артерий в виде бусин или колбасок. Нормализация ангиографических данных обычно наблюдается в течение 8–12 недель 90–110 6,12 90–111 .

    Вазоконстрикция после субарахноидального кровоизлияния вовлекает более длинные сегменты более проксимальных ветвей без чередующихся областей сужения 13 .Стоит отметить, что внутричерепной атеросклероз, вызывающий сужение сосудов, наблюдается у 7,5-30% бессимптомной популяции, что потенциально усложняет оценку по DSA 12 .

    Лечение и прогноз

    Обычно наступает спонтанное разрешение с улучшением ангиографических данных в течение трех месяцев. Однако естественная история этого состояния не была хорошо охарактеризована. Полное долгосрочное разрешение симптомов без неврологического дефицита является наиболее частым исходом у 90% пациентов 6 .

    Хотя рандомизированных контролируемых исследований не проводилось, лечение блокаторами кальциевых каналов кажется эффективным и считается разумной терапией первой линии. Короткий курс терапии глюкокортикоидами также рекомендуется.

    История и этимология

    Впервые описан Calabrese et al. в 1993 г. и названа «доброкачественной ангиопатией центральной нервной системы». Впоследствии, в 1998 г., Call и Flemming описали серию пациентов с сильными головными болями и обратимой церебральной сегментарной вазоконстрикцией (см. синдром Call-Flemming) 15 .Термин RCVS был придуман позже в 2007 году компанией Calabrese 1 .

    Дифференциал по клинической картине в основном такой же, как у грозовой головной боли, при этом основной проблемой является аневризматическое субарахноидальное кровоизлияние.

    При получении изображения сосудов дифференциал сужается до состояний, которые могут вызвать внутричерепное артериальное бусинирование, а именно:

    Для подтверждения диагноза не определены подтвержденные радиологические критерии. Тем не менее, следующие рекомендации являются разумными при применении в клиническом контексте:

  • есть предположение о центростремительном распространении сужений при сравнении начальной нейроваскулярной визуализации в начале грозовой головной боли с нейроваскулярной визуализацией после ремиссии 5
  • если присутствует субарахноидальное кровоизлияние, оно обычно легкое и поражает только конвексию головного мозга
  • валидация диагноза основывается на окончательном разрешении нейрососудистых заболеваний в течение 8-12 недель 6-14
  • Вазоконстрикция (суженные кровеносные сосуды): причины, симптомы, лечение

    Человек испытывает вазоконстрикцию, когда у него сужены кровеносные сосуды.Когда происходит вазоконстрикция, кровоток замедляется или блокируется. Как правило, это предупреждение о состоянии здоровья, которое требует серьезного внимания.

    Сужение сосудов — важный процесс в организме человека. Он останавливает кровотечение и сохраняет тепло. В более широком масштабе это механизм, с помощью которого организм регулирует и сохраняет артериальное давление . Когда возникают суженные кровеносные сосуды, кожа бледнеет из-за снижения кровотока, а тело охлаждается. Если вазоконстрикция продолжается в течение длительного времени, это может привести к серьезным побочным эффектам.

    Вазоконстрикция может быть легкой или тяжелой. Существуют как физические, так и психологические состояния, которые могут привести к сужению сосудов. Также важно знать, что существуют лекарства, которые могут вызывать сужение сосудов, в том числе лекарства от кашля и простуды.

    Читайте также: 19 продуктов, улучшающих кровоток

    Что может вызвать вазоконстрикцию или сужение кровеносных сосудов?

    Теперь, когда мы рассмотрели, что такое сужение сосудов, давайте перейдем непосредственно к причинам.Правда в том, что существует множество различных факторов, которые могут способствовать сужению сосудов. Вазоконстрикция и кровяное давление тесно связаны. По мере сужения кровеносных сосудов изменяется кровоток, что может привести к повышению артериального давления. Если сужение продолжится, это может привести к хроническому высокому кровяному давлению, которое является фактором риска сердечного приступа и инсульта .

    Рассмотрим некоторые конкретные причины сужения сосудов, начиная с диеты.

    • Продукты и напитки с кофеином : Кофе, чай, газированные напитки и шоколад на самом деле могут сузить кровеносные сосуды.Хотя небольшое количество кофеина обычно не вредит человеку, слишком большое количество кофеина может привести к сужению сосудов.
    • Соль: Натрий вызывает задержку воды, а задержка воды увеличивает объем крови в вашем организме, что может привести к сужению сосудов. Люди, употребляющие пищу с высоким содержанием соли, склонны к сужению сосудов. Избегание обработанных пищевых продуктов — один из способов сократить потребление натрия.
    • Вредный холестерин : Продукты, содержащие насыщенные жиры и трансжиры, отрицательно влияют на кровообращение, поэтому лучше выбирать продукты с полезным холестерином, если вы хотите избежать сужения сосудов.
    • Рафинированные углеводы: Потребление пищи, повышающей уровень глюкозы, может привести к сужению сосудов. Белый хлеб и белая паста являются примерами. Сложные углеводы, такие как цельнозерновые продукты, овощи и фрукты, могут помочь вам избежать сужения кровеносных сосудов.
    • Стресс и беспокойство: Исследования показывают, что стресс может влиять на кровеносные сосуды.

    Сидячий образ жизни также повышает риск сужения сосудов. То же самое касается злоупотребления психоактивными веществами, включая уличные наркотики.Ниже мы рассмотрим лекарства и вещества, которые могут вызывать сужение сосудов.

    • Деконгестанты
    • Алкоголь (умеренное потребление)
    • MSG (глутамат натрия)
    • Стимулирующие препараты
    • Кокаин
    • Никотин
    • Тирамин (природное вещество в пищевых продуктах)
    • Симпатомиметические препараты (используемые для лечения гипотензии)
    • Аналоги вазопрессина (используются для лечения низкого уровня натрия в крови)

    Возможны случаи, когда вазоконстрикция вызывается основной проблемой со здоровьем, включая некоторые из перечисленных ниже состояний здоровья:

    • Болезнь Рейно : Сужение мелких артерий, ограничивающее кровоснабжение кожи
    • Болезнь Бюргера Отек и воспаление кровеносных сосудов
    • Страдающие мигренью: Сильная головная боль, сопровождающаяся тошнотой и нарушениями зрения
    • Посттравматическая дистрофия: Боль, отек и вазомоторная дисфункция конечности
    • Воспалительные заболевания Состояния, сопровождающиеся сильным воспалением

    Когда мы думаем о вазоконстрикции, мы также должны учитывать ОЦВС.ОКВС расшифровывается как синдром обратимой церебральной вазоконстрикции. Это группа расстройств, которые включают сильные головные боли и сужение кровеносных сосудов в головном мозге. Хотя ОЦВС можно обратить вспять, и известно, что многие пациенты выздоравливают в течение нескольких месяцев, диагноз часто упускается из виду. ОЦВС возникает при стойкой вазоконстрикции, в результате чего снижается кровоток и доставка кислорода к пораженному участку тела. Когда происходит сужение кровеносных сосудов головного мозга, это называется церебральной вазоконстрикцией.

    RCVS может привести к серьезным осложнениям, если его быстро не диагностировать и не лечить. Инсульт является одним из возможных осложнений.

    Каковы симптомы и факторы риска сужения сосудов?

    Вазоконстрикция может показаться пугающей, особенно для тех, кто никогда не слышал об этом раньше и не знает никого, кто когда-либо сталкивался с признаками и симптомами. Знание симптомов вазоконстрикции может помочь вам решить, нужна ли вам медицинская помощь.

    Сужение сосудов может вызвать следующее:

    • Бледная кожа
    • Ощущение покалывания в пальцах рук и/или ног
    • Онемение конечностей
    • Судороги
    • Головные боли
    • Дисбаланс
    • Частичная потеря зрения или затуманенное зрение
    • Повышенное кровяное давление
    • Потеря мышечного контроля или паралич мышц

    В зависимости от тяжести вазоконстрикции также может возникать невнятная речь, но исследования показывают, что это редко.

    Легкая вазоконстрикция не представляет большой угрозы, но умеренное или сильное сужение сосудов может иметь риски, включая гипертонию, неправильное сердцебиение, ампутацию конечностей, эректильную дисфункцию и, возможно, сердечный приступ.

    Лечение вазоконстрикции или сужения кровеносных сосудов

    Немедленное реагирование на признаки и симптомы сужения сосудов снизит вероятность дальнейших заболеваний. Лечение сужения сосудов варьируется от человека к человеку; однако здесь мы попытаемся объяснить наиболее распространенные подходы.

    • Лекарства : Существуют лекарства, которые действуют как сосудорасширяющие средства для увеличения кровотока. Они работают, блокируя кальциевые каналы и подавляя активность альфа-адренорецепторов, которые представляют собой класс важных рецепторов G-белка.
    • Упражнение : Кардиоупражнения в течение часа каждый день могут помочь в борьбе с вазоконстрикцией. Упражнения могут улучшить кровоток и помочь расширить кровеносные сосуды.
    • Избегайте холода: Переохлаждение может привести к сужению кровеносных сосудов, поэтому важно не оставаться на холоде слишком долго.
    • Здоровое питание: Соблюдайте здоровую диету, исключающую продукты, подвергшиеся технологической обработке, консервированные продукты или продукты, содержащие слишком много соли.
    • Ограничьте употребление алкоголя и наркотиков: Избегайте употребления алкоголя, а также наркотиков, таких как кокаин.
    • Избегайте стресса: Чем меньше стресса, тем лучше. Избегание стресса может помочь предотвратить острую вазоконстрикцию.
    • Лечение основного заболевания: Если сужение вызвано другим заболеванием, крайне важно получить надлежащее лечение от этого заболевания, поскольку оно может помочь только при сужении сосудов.
    • Массаж : Некоторые люди считают, что массаж этой области может увеличить кровоток, так что сужение сосудов хотя бы временно исчезнет. Некоторые люди сообщают, что достаточно всего 10-минутного массажа.

    Как и при любом другом заболевании, важно также уделять внимание общему состоянию здоровья. Если у вас в целом хорошее здоровье, это облегчит борьбу с вазоконстрикцией. Вы должны есть хорошо сбалансированную пищу, поддерживать здоровый вес и достаточно спать.

    Читайте также: Натуральные сосудорасширяющие средства: как естественным образом расширить кровеносные сосуды и увеличить кровоток

    Расширение сосудов и сужение сосудов: в чем разница?

    Легко перепутать такие термины, как вазоконстрикция и вазодилатация.В то время как оба влияют на артериальное давление, вазоконстрикция и вазодилатация являются двумя разными механизмами. Вазоконстрикция относится к сужению кровеносных сосудов, а вазодилатация относится к расширению кровеносных сосудов. Основное различие заключается в том, что вазоконстрикция увеличивает сопротивление и уменьшает кровоток, а вазодилатация снижает сопротивление и увеличивает кровоток. По существу, при вазоконстрикции гладкие мышцы стенок кровеносных сосудов сужаются за счет уменьшения внутреннего диаметра сосуда.Вазодилатация расслабляет гладкую мускулатуру стенок кровеносных сосудов, увеличивая тем самым внутренний диаметр сосуда.

    Для увеличения вазодилатации можно использовать различные техники массажа. Одним из признаков вазодилатации является покраснение кожи. Это показывает увеличение притока крови к области. Массаж может способствовать высвобождению гистамина, а гистамин действует как нейротрансмиттер, увеличивая проницаемость кровеносных сосудов. Когда проницаемость увеличивается, это приводит к расширению сосудов.

    Артериальное давление – хороший барометр здоровья.Он показывает, как функционируют наша частота дыхания, частота сердечных сокращений, насыщение кислородом и температура тела. Нормальное артериальное давление в покое для здорового человека составляет 120/80 мм рт. Если у вас есть опасения по поводу вашего кровяного давления или вы испытываете какие-либо признаки и симптомы, которые мы описали, немедленно обратитесь за медицинской помощью.

    Родственный:

    Васкулит, воспаление сосудов и риск волчанки

    Эфирные масла для кровообращения: 10 лучших масел для улучшения кровообращения


    Обратимый церебральный вазоконстрикторный синдром: обзор

    Синдром обратимой церебральной вазоконстрикции (ОКВС) является редким состоянием, но требует неотложной помощи.При ОЦВС кровеносные сосуды в головном мозге внезапно сужаются или сужаются. Эти сосуды несут кислород и питательные вещества к мозгу. В результате может возникнуть инсульт, но «обратимость» в ОЦВС означает, что симптомы часто исчезают.

    Основной признак ОКВС — «раскатистая» головная боль. Это внезапная, тяжелая и инвалидизирующая форма головной боли. Это в первую очередь поражает женщин среднего возраста и часто связано с родами. В последние годы ученые нашли другие причины, по которым у кого-то могут быть эпизоды ОЦВС.

    В этой статье подробно рассматривается, что такое ОЦВС, его общие симптомы и факторы риска. В нем объясняется, почему ОЦВС может отличаться от других видов инсульта, и обсуждается, как диагностируется и лечится ОЦВС.

    Morsa Images / Digital Vision / Getty Images

    RCVS и Ход

    ОЦВС, иногда известный как синдром Колл-Флеминга, может привести или не привести к инсульту. Во многих случаях симптомы инсульта возникают, но позже полностью исчезают. Однако у некоторых людей могут остаться необратимые эффекты.Событие RCVS также может вызвать судороги и смерть.

    Инсульты, вызванные повреждением кровеносных сосудов головного мозга, делятся на две категории. Ишемический инсульт случается, когда кровоток блокируется, как правило, тромбом. Геморрагический инсульт случается при повреждении самого кровеносного сосуда. ОЦВС может вызывать любой тип, но обычно он связан с субарахноидальным кровоизлиянием. Это относится к кровотечению между самим мозгом и оболочкой, которая его окружает.

    ОЦВС — это не то же самое, что транзиторная ишемическая атака или ТИА, хотя они могут показаться похожими.ТИА являются «предупреждающими инсультами», поскольку они вызывают симптомы инсульта, но проходят, не вызывая долговременных повреждений. ТИА являются сильными предикторами инсульта, но происходят по разным причинам.

    Симптомы 

    Сильная «молниеносная» головная боль является отличительным признаком ОЦВС и может быть единственным симптомом. Определение этого типа головной боли включает в себя:

    • Внезапное начало без предупреждения
    • Пик интенсивности менее чем за 60 секунд
    • Продолжительность не менее пяти минут

    Некоторые люди сообщают о скачке высокого кровяного давления, когда появляется головная боль.У человека, имеющего событие RCVS, также может быть припадок в это время.

    Причины

    Причина ОЦВС неизвестна, но она может быть связана с временным изменением артериальной стенки. Это приводит к сужению кровеносных сосудов. RCVS может произойти более одного раза, хотя это редко.

    Чаще встречается у женщин среднего возраста, обычно до 50 лет, и связано с родами. В некоторых случаях врачи сообщали об эпизодах ОЦВС у людей с феохромоцитомой.Это редкое состояние связано с высоким кровяным давлением.

    Также были случаи, которые, по-видимому, были связаны с физическими нагрузками, включая сексуальную активность, или с такими простыми физическими действиями, как купание или кашель. Также, по-видимому, есть связи с травмой головы.

    Некоторые лекарства и уличные наркотики также связаны с RCVS. Они включают:

    • Селективные ингибиторы обратного захвата серотонина (СИОЗС)
    • Назальные деконгестанты, содержащие псевдоэфедрин или эфедрин
    • Эрготамин
    • Такролимус
    • Никотиновые пластыри
    • Кокаин
    • Каннабис

    Диагностика

    Сужение кровеносных сосудов можно диагностировать с помощью ряда методов визуализации.Для RCVS метод визуализации, называемый цифровой субтракционной ангиографией с церебральным катетером (DSA), считается золотым стандартом.

    Тем не менее, многие другие тесты также могут быть вариантами. Они включают компьютерную томографию (КТ), которая может быть первым доступным изображением, когда кто-то с ОЦВС поступает в отделение неотложной помощи. Другие тесты визуализации включают в себя:

    Окончательный диагноз будет учитывать индивидуальные признаки и симптомы человека с возможным эпизодом ОЦВС, а также любой выявленный триггер ОЦВС.Врачи также могут использовать шкалу RCVS, которая включает в себя наличие в анамнезе головных болей типа «раскат грома». Оценка также учитывает наличие кровоизлияния в мозг, вовлечена ли сонная внутричерепная артерия и любую информацию о триггерных событиях.

    Лечение

    Во многих случаях RCVS разрешается сам по себе. Но есть случаи, которые могут быть связаны с основным заболеванием. Лечение будет зависеть от того, что ваш врач узнал о потенциальных причинах.

    Если RCVS действительно приводит к инсульту, судорогам или другим проблемам со здоровьем, медицинские работники будут лечить эту проблему.

    Резюме

    ОЦВС — это относительно редкое состояние, которое возникает, когда кровеносные сосуды в головном мозге внезапно сужаются, вызывая симптомы, напоминающие инсульт. Во многих случаях не бывает длительных последствий, поэтому считается, что это «обратимо». Но это может привести к инсульту или привести к постоянному дефициту, подобному инсульту, поэтому эпизод является серьезным событием, требующим медицинской помощи.

    Почему происходит ОЦВС, не совсем известно, хотя это связано с родами, физическим стрессом, травмой и приемом некоторых лекарств и наркотиков.Лечение зависит от основной причины и любых длительных последствий. Спросите своего врача о RCVS, если у вас есть опасения по поводу собственных рисков.

    Слово из Веривелла

    Врачи не всегда уверены, что вызывает ОЦВС, но исследования в целом сходятся в одном: ОЦВС недостаточно диагностируется и во многих случаях его пропускают. Так что, если у вас или у вашего близкого есть симптомы или эпизод, который кажется похожим на ОЦВС, не сбрасывайте со счетов это как преходящее явление. Обязательно отнеситесь к этому серьезно и позвоните своему врачу, чтобы провериться.

    Вазоконстрикция —

    Сужение кровеносных сосудов из-за сужения гладкомышечных клеток

    Вазоконстрикция — это сужение кровеносных сосудов в результате сокращения мышечной стенки сосудов, в частности крупных артерий и мелких артериол. Процесс противоположен вазодилатации, расширению сосудов. Этот процесс особенно важен для остановки кровотечения и уменьшения острой кровопотери.Когда кровеносные сосуды сужаются, поток крови ограничивается или снижается, что приводит к сохранению тепла тела или повышению сосудистого сопротивления. Это делает кожу бледнее, потому что меньше крови достигает поверхности, уменьшая излучение тепла. На более высоком уровне вазоконстрикция — это один из механизмов, с помощью которого организм регулирует и поддерживает среднее артериальное давление.

    Лекарства, вызывающие вазоконстрикцию, также известные как вазоконстрикторы, являются одним из видов лекарств, используемых для повышения артериального давления. Генерализованная вазоконстрикция обычно приводит к повышению системного артериального давления, но может возникать и в определенных тканях, вызывая локальное снижение кровотока.Степень вазоконстрикции может быть легкой или тяжелой в зависимости от вещества или обстоятельств. Многие сосудосуживающие средства также вызывают расширение зрачка. Лекарства, вызывающие вазоконстрикцию, включают: антигистаминные препараты, деконгестанты и стимуляторы. Тяжелая вазоконстрикция может привести к симптомам перемежающейся хромоты. [1]

    Общий механизм

    Механизм, приводящий к вазоконстрикции, обусловлен повышенной концентрацией кальция (ионов Ca 2+ ) в гладкомышечных клетках сосудов. [2] Однако конкретные механизмы повышения внутриклеточной концентрации кальция зависят от вазоконстриктора. Гладкомышечные клетки способны генерировать потенциалы действия, но этот механизм редко используется для сокращения сосудов. Гормональные или фармакокинетические компоненты более физиологически значимы. Двумя распространенными стимулами, вызывающими сокращение гладких мышц, являются циркулирующий адреналин и активация симпатической нервной системы (путем высвобождения норадреналина), которая непосредственно иннервирует мышцу.Эти соединения взаимодействуют с адренорецепторами клеточной поверхности. Такие стимулы приводят к каскаду передачи сигнала, который приводит к увеличению внутриклеточного кальция из саркоплазматического ретикулума за счет IP3-опосредованного высвобождения кальция, а также к усиленному поступлению кальция через сарколемму через кальциевые каналы. Увеличение внутриклеточных комплексов кальция с кальмодулином, который, в свою очередь, активирует киназу легкой цепи миозина. Этот фермент отвечает за фосфорилирование легкой цепи миозина для стимуляции цикла перекрестного мостика. [ необходима ссылка ]

    После повышения внутриклеточная концентрация кальция возвращается к нормальной концентрации с помощью различных белковых насосов и кальциевых обменников, расположенных на плазматической мембране и саркоплазматическом ретикулуме. Это снижение кальция устраняет стимул, необходимый для сокращения, что позволяет вернуться к исходному уровню.

    Причины

    Факторы, вызывающие сужение сосудов, могут быть экзогенными или эндогенными по происхождению. Температура окружающей среды является примером экзогенной вазоконстрикции.Кожная вазоконстрикция произойдет из-за воздействия на организм сильного холода. Примеры эндогенных факторов включают вегетативную нервную систему, циркулирующие гормоны и внутренние механизмы, присущие самой сосудистой сети (также называемые миогенной реакцией). [ ссылка необходима ]

    Примеры

    Примеры включают стимуляторы, амфетамины и антигистаминные препараты. Многие из них используются в медицине для лечения гипотонии и в качестве местных противоотечных средств.Вазоконстрикторы также используются клинически для повышения артериального давления или уменьшения местного кровотока. Вазоконстрикторы, смешанные с местными анестетиками, используются для увеличения продолжительности местной анестезии за счет сужения кровеносных сосудов, тем самым безопасно концентрируя анестетик в течение длительного времени, а также уменьшая кровотечение. [3] [4]

    Способы введения различаются. Они могут быть как системными, так и актуальными. Например, псевдоэфедрин принимают перорально, а фенилэфрин наносят местно на носовые ходы или глаза. [ ссылка необходима ]

    Примеры включают: [ ссылка необходима ]

    Эндогенный

    Вазоконстрикция – это процедура, направленная на предотвращение ортостатической гипотензии. Это часть петли отрицательной обратной связи организма, в которой организм пытается восстановить гомеостаз (поддерживать постоянство внутренней среды). [ цитирование необходимо ]

    Например, вазоконстрикция является гипотермическим профилактическим средством, при котором кровеносные сосуды сужаются, и кровь должна двигаться под более высоким давлением, чтобы активно предотвращать гипоксическую реакцию.АТФ используется как форма энергии для увеличения этого давления для нагревания тела. Как только гомеостаз восстанавливается, кровяное давление и производство АТФ регулируются. Вазоконстрикция также происходит в поверхностных кровеносных сосудах теплокровных животных, когда их окружающая среда холодна; этот процесс отводит поток нагретой крови к центру животного, предотвращая потерю тепла. [ ссылка необходима ]

    Патология

    Вазоконстрикция может быть фактором, способствующим эректильной дисфункции. [8] Увеличение притока крови к половому члену вызывает эрекцию.

    Неправильная вазоконстрикция также может играть роль во вторичной гипертензии.

    Викискладе есть медиафайлы, связанные с сосудосуживающими средствами.

    Физиология сердечно-сосудистой системы

    Последняя вазодилатация и вазоконстрикция Проверка реальности за 1 мин

    — Обновлено 10 сентября 2020 г.

    Автор: д-р Артур Рахимов, преподаватель альтернативного здоровья и автор

    — Медицинский обзор Назилии Рахимовой, MD

    Вычитано корректором Дааном Остингом 29 августа 2019 г.

    Grammarly-Daan-Sept-2019

    Вазодилатация (определение) = увеличение внутреннего диаметра кровеносных сосудов, вызванное расслаблением гладких мышц в стенке сосудов, что приводит к увеличению кровотока.Противоположный эффект – сужение сосудов.

    Во время вазодилатации, когда кровеносные сосуды расширяются, кровоток увеличивается за счет снижения сопротивления сосудов. Однако для практических целей наибольшее терапевтическое значение имеет расширение артерий и артериол, так как именно эти сосуды вносят основной вклад в системно-сосудистое сопротивление и, следовательно, расширение артерий и артериол приводит к немедленному снижению артериального давления и частота сердцебиения. Таким образом, химико-артериальные расширители используются для лечения сердечной недостаточности, системной и легочной гипертензии, стенокардии.Расширение венозных сосудов снижает венозное давление. Такие средства могут быть использованы для снижения сердечного выброса, венозно-артериального давления, отека тканей (за счет лучшей фильтрации капиллярной жидкости) и потребности миокарда в кислороде. Давайте рассмотрим практические или реальные аспекты вазодилатации и вазоконстрикции. Официальные медицинские источники игнорируют эти основные аспекты.

    Содержание этой страницы:
    Вазодилатация и CO2: самый мощный сосудорасширяющий
    Кто будет страдать от вазоконстрикции?
    Исследования, связанные с вазодилатацией и вазоконстрикцией, вызванной CO2
    Вазодилатация и вазоконстрикция простыми словами
    Видео на YouTube о CO2 — вазодилатационный эффект
    Ссылки

    Вазодилатация, вазоконстрикция и СО2: наиболее сильное сосудорасширяющее средство

    Среди артериальных расширителей естественный вазодилататор CO2, вероятно, является самым сильным химическим веществом.Эффект вазодилатации присутствует у здоровых людей из-за нормальной концентрации СО2 в артериальной крови. По словам доктора медицины М. Кашибы и его коллег-медиков с факультета биохимии и интегративной медицинской биологии медицинского факультета Университета Кейо в Токио, CO2 является « мощным сосудорасширяющим средством » (Kashiba et al, 2002), в то время как Доктор Х. Г. Джурберг и его команда из отделения анестезии госпиталя Вооруженных сил в Эр-Рияде, Саудовская Аравия, написали, что « Углекислый газ, наиболее сильное церебральное сосудорасширяющее средство… » (Djurberg et al., 1998).

    Оксид азота является еще одним очень мощным сосудорасширяющим средством, которое вырабатывается в организме человека из пищевых продуктов. Подробнее о самых мощных природных сосудорасширяющих средствах: CO2 и NO.

    Кто будет страдать от сужения сосудов?

    Поскольку СО2 является наиболее мощным сосудорасширяющим средством, вазоконстрикция должна быть проблемой для людей, страдающих артериальной гипокапнией. Это относится к людям с гипервентиляцией (или дыханием больше медицинских норм) и нормальным или почти нормальным вентиляционно-перфузионным отношением (т.г., с легкими проблем нет). Действительно, у людей, например, с ХОБЛ, может наблюдаться гипервентиляция, но содержание CO2 в их крови, как правило, выше нормы. Вот некоторые исследования, объясняющие кровоток и вазодилатацию/вазоконстрикцию у здоровых и больных людей.

    Минутные показатели вентиляции легких (хронические заболевания)

    Состояние Минута
    вентиляция
    Численность
    человек
    Все ссылки или
    Нажмите ниже, чтобы просмотреть тезисы
    Нормальное дыхание 6 л/мин Медицинские учебники
    Здоровые испытуемые 6-7 л/мин >400 Результаты 14 исследований
    Болезнь сердца 15 (+-4) л/мин 22 Димопулу и др., 2001
    Болезнь сердца 16 (+-2) л/мин 11 Джонсон и др., 2000
    Болезнь сердца 12 (+-3) л/мин 132 Фанфулла и др., 1998 г.
    Болезнь сердца 15 (+-4) л/мин 55 Кларк и др., 1997 г.
    Болезнь сердца 13 (+-4) л/мин 15 Баннинг и др., 1995
    Болезнь сердца 15 (+-4) л/мин 88 Кларк и др., 1995
    Болезнь сердца 14 (+-2) л/мин 30 Буллер и др., 1990
    Болезнь сердца 16 (+-6) л/мин 20 Элборн и др., 1990
    Легочная гипертензия 12 (+-2) л/мин 11 Д’Алонзо и др., 1987 г.
    Рак 12 (+-2) л/мин 40 Трэверс и др., 2008 г.
    Диабет 12-17 л/мин 26 Боттини и др., 2003
    Диабет 15 (+-2) л/мин 45 Тантуччи и др., 2001
    Диабет 12 (+-2) л/мин 8 Манчини и др., 1999 г.
    Диабет 10-20 л/мин 28 Тантуччи и др., 1997 г.
    Диабет 13 (+-2) л/мин 20 Тантуччи и др., 1996
    Астма 13 (+-2) л/мин 16 Чалупа и др., 2004
    Астма 15 л/мин 8 Джонсон и др., 1995
    Астма 14 (+-6) л/мин 39 Боулер и др., 1998 г.
    Астма 13 (+-4) л/мин 17 Кассабиан и др., 1982
    Астма 12 л/мин 101 Макфадден, Лион, 1968 г.
    Ночное апноэ 15 (+-3) л/мин 20 Радван и др., 2001
    Цирроз печени 11-18 л/мин 24 Эпштейн и др., 1998 г.
    Гипертиреоз 15 (+-1) л/мин 42 Кахали, 1998
    Муковисцидоз 15 л/мин 15 Фору и др., 2006 г.
    Муковисцидоз 10 л/мин 11 Браунинг и др., 1990
    Муковисцидоз* 10 л/мин 10 Уорд и др., 1999
    Муковисцидоз и диабет* 10 л/мин 7 Уорд и др., 1999
    Муковисцидоз 16 л/мин 7 Додд и др., 2006 г.
    Муковисцидоз 18 л/мин 9 Маккон и др., 2005 г.
    Муковисцидоз* 13 (+-2) л/мин 10 Белл и др., 1996 г.
    Муковисцидоз 11-14 л/мин 6 Теппер и др., 1983
    Эпилепсия 13 л/мин 12 Эскивель и др., 1991
    ЧВ 13 (+-2) л/мин 134 Хан и др., 1997 г.
    Паническое расстройство 12 (+-5) л/мин 12 Пейн и др., 1991
    Биполярное расстройство 11 (+-2) л/мин 16 Маккиннон и др., 2007 г.
    Миотоническая дистрофия 16 (+-4) л/мин 12 Clague и др., 1994

    Обратите внимание, что поздние стадии некоторых состояний (например, астмы и муковисцидоза) могут привести к разрушению легких,
    несоответствию вентиляции и перфузии и артериальной гиперкапнии, вызывая дальнейшее снижение уровня кислорода в организме.

    Однако существуют веские физиологические причины, по которым первые существа с легкими, существовавшие более 2 миллионов лет назад, не страдали от расширения сосудов, связанного с CO2, из-за одного фактора окружающей среды. Объяснение этому любопытному факту представлено ниже в качестве вашего бонусного контента.Этот фактор также объясняет, почему гипервентиляция была полезна и эффективна для получения большего количества кислорода в клетках тела.

    Состав воздуха был совсем другим. Уровень CO2 в воздухе, согласно исследованиям, составлял около 10-12%, тогда как уровень кислорода был менее 1%, когда на Земле появились первые существа с легкими. Следовательно, они не могли получить менее 10% CO2 в легких и крови, как бы тяжело они ни дышали.

    Исследования, связанные с вазодилатацией и вазоконстрикцией, вызванной CO2

    Др.К. П. Бутейко и его сотрудники обнаружили сосудосуживающие эффекты гипокапнии (дефицита СО2) на артерии и периферические сосуды (Бутейко и др., 1964а; Бутейко и др., 1964б; Бутейко и др., 1964в; Бутейко и др., 1965; Бутейко и др., 1967), в то время как дополнительное количество СО2 вызывает вазодилатацию, что является нормальным состоянием артерий и артериол.

    Как показали западные физиологические исследования, вазодилатация требует нормальной концентрации СО2 в артериальной крови, в то время как гипокапния (низкая концентрация СО2 в артериальной крови) снижает перфузию следующих органов из-за вазоконстрикции:
    – головного мозга (Fortune et al., 1995; Карлссон и др., 1994; Лием и др., 1995; Мейси и др., 2007 г.; Сантьяго и Эдельман, 1986; Старлинг и Эванс, 1968; Tsuda et al., 1987),
    – сердце (Coetzee et al., 1984; Fox et al., 1979; Karlsson et al., 1994; Okazaki et al., 1991; Okazaki et al., 1992; Wexels et al. ., 1985),
    – печень (Dutton et al., 1976; Fujita et al., 1989; Hughes et al., 1979; Okazaki, 1989),
    – почки (Karlsson et al., 1994; Okazaki, 1989),
    – селезенка (Karlsson et al., 1994),
    – толстая кишка (Gilmour et al., 1980).
    Некоторые выдержки из этих исследований представлены внизу этой страницы.

    Расширение сосудов и сужение сосудов простыми словами

    Каков физиологический механизм уменьшения притока крови к жизненно важным органам? Артерии и артериолы имеют крошечные гладкие мышцы, которые могут сужаться или расширяться (вызывая вазодилатацию) в зависимости от концентрации CO2. Когда мы больше дышим, уровень CO2 в нашей артериальной крови становится меньше; кровеносные сосуды сужаются, а жизненно важные органы (например, мозг, сердце, почки, печень, желудок, селезенка, толстая кишка и т. д.)) получают меньше кровоснабжения. Аналогичным образом гипокапния вызывает спазм всех других гладких мышц тела человека: дыхательных путей или бронхов и бронхиол, диафрагмы, толстой кишки, желчных протоков и др.

    Этот эффект объясняет, почему у больных людей меньше крови поступает в мозг, сердце, печень и другие жизненно важные органы. Нормальный характер дыхания обеспечивает людям нормальную перфузию и снабжение кислородом всех жизненно важных органов за счет вазодилатации CO2. Однако, поскольку современные люди дышат больше медицинской нормы (гипервентиляция), им приходится страдать от последствий дефицита СО2.

    Имеются ли какие-либо сопутствующие системные эффекты? Состояние этих сосудов (артерий и артериол) определяет общее сопротивление системному кровотоку в организме человека. Таким образом, гипокапния увеличивает нагрузку на сердце. Нормальные параметры СО2 делают сопротивление кровотоку в сердечно-сосудистой системе небольшим. Следовательно, дыхание принимает непосредственное участие в регуляции сердечного ритма. Отец кардиореспираторной физиологии, профессор Йельского университета Янделл Хендерсон (1873-1944), исследовал этот эффект около века назад.

    Среди его многочисленных физиологических исследований он провел эксперименты с собаками под наркозом на искусственной вентиляции легких. Результаты описаны в его публикации «Акапния и шок. – I. Углекислый газ как фактор регуляции сердечного ритма». В этой статье, опубликованной в 1908 году в Американском журнале физиологии, он писал: «… мы получили возможность регулировать частоту сердечных сокращений до любой желаемой частоты от 40 или менее до 200 или более ударов в минуту. Метод был прост. Это зависело от манипулирования ручными мехами, с помощью которых осуществлялось искусственное дыхание.Когда легочная вентиляция увеличивалась или уменьшалась, частота сердечных сокращений соответственно ускорялась или замедлялась» (стр. 127, Henderson, 1908).

    Будьте наблюдательны. Когда вы получаете небольшой кровоточащий порез или рану, сознательно сделайте гипервентиляцию и посмотрите, поможет ли это остановить кровотечение. Его следует прекратить из-за сужения сосудов. В качестве альтернативы выполните удобную задержку дыхания и дышите меньше, накапливая CO2. Что будет с твоим кровотечением? (Он должен увеличиться из-за вазодилатации.) Теперь вы знаете, что делать после стоматологических операций, черепно-мозговых травм и других несчастных случаев с кровотечением. Для людей и других животных естественно тяжело дышать в таких условиях. Следовательно, гипервентиляция может спасти жизнь в случае сильного кровотечения.

    Как установили многие медицинские работники, приток крови к жизненно важным органам прямо пропорционален концентрации СО2 в крови. Рассмотрим этот пример вазодилатации – вазоконстрикции. Согласно Handbook of Physiology (Santiago & Edelman, 1986), мозговой кровоток уменьшается на 2% на каждый миллиметр рт. ст. снижения давления СО2.Когда у людей в крови 20 мм рт. Только скелетные мышцы могут получать больше крови в условиях гипервентиляции.

    «…мозговой кровоток уменьшается на 2% на каждый мм рт. 1-7 (www.emedicine.com).

    Персональный эксперимент.Сделайте 100 глубоких и быстрых вдохов через рот, и вы можете потерять сознание из-за нехватки кислорода и недостаточного кровоснабжения мозга. Почему? Потому что CO2 является сосудорасширяющим средством (расширителем сосудов).

    Обратите внимание, что есть еще одно мощное химическое вещество NO (оксид азота), который также способен вызывать расширение сосудов, а его отсутствие вызывает сужение сосудов. Люди производят оксид азота в пазухах, и, следовательно, дыхание через рот предотвращает вдыхание оксида азота (см. веб-страницу: Воздействие оксида азота через нос).Между тем, как утверждают некоторые медицинские исследования, CO2 является самым мощным из известных сосудорасширяющих средств.