Содержание

Влияние современных стоматологических материалов на слизистую оболочку полости рта

Слизистая оболочка полости рта тонко реагирует как на состояние общего и местного иммунитета, так и на стоматологический статус. Внешнее воздействие в виде лечения, установки пломб, фиксации протетических конструкций, имплантатов отражается на состоянии клеток слизистой оболочки полости рта.

Современные пломбировочные материалы оказывают воздействие на слизистую оболочку полости рта, в частности, вызывая реактивные изменения цитоморфометрических показателей слизистой оболочки полости рта в ближайшие сроки после пломбирования. При этом пломбирование полостей пришеечной локализации композиционными материалами, стеклоиономерными цементами и компомерами активизирует деление клеток базального слоя [1].

Несмотря на то, что современные композитные реставрационные материалы считаются наиболее безопасными для применения в полости рта, установлено, что их компоненты со временем выщелачиваются, и это может привести к различным реакциям слизистой оболочка полости рта, в числе которых — аллергический контактный дерматит [2].

При реставрации композитами слущивание и обновление поверхностных слоев эпителия уменьшается, при использовании стеклоиономерных цементов — увеличивается; при реставрации компомерами этот показатель остается без изменений. Использование всех исследуемых пломбировочных материалов способствует увеличению количества эпителиоцитов с оптимальной степенью коммитированности, т.е. не нарушает местный иммунитет в полости рта.

Характер влияния современных пломбировочных материалов на процессы воспаления по изменению количества лейкоцитов эпителия не установлен. В 2017 г. опубликована статья [3], в которой приведены данные о цитотоксичности одного из современных композитных реставрационных материалов, что, разумеется, требует дальнейшего исследования и сравнения с аналогами.

Установлено, что под влиянием несъемных металлокерамических и особенно металлопластмассовых протезов увеличивается частота возникновения буккальных эпителиоцитов с микроядрами; обнаружено увеличение числа нарушений цитогенетического гомеостаза при сочетанном генотоксическом влиянии ортопедических протезов и пломб, а также смещение баланса клеточного состава эпителия слизистой оболочки полости рта в сторону клеток промежуточных слоев с уменьшением клеток поверхностного слоя. Все это свидетельствует о наличии воспалительных реакций. В таких случаях показано рациональное протезирование цельнокерамическими несъемными протезами, исключающими в своем составе металлы [4, 5].

В то же время керамический материал на основе оксида алюминия для несъемного протезирования и микропротезов не влиял на слизистую оболочку полости рта [6]. Согласно результатам исследования [7] 74% больных плоскоклеточным раком слизистой оболочки полости рта, не употребляющих на регулярной основе алкоголь и табачную продукцию в том или ином виде, имели контакт с металлическими стоматологическими изделиями в полости рта. Так, из этой группы 40% молодых больных плоскоклеточным раком языка ранее носили металлические брекеты, а 82% пациентов старше 51 года — металлические коронки, протезы с металлическими элементами или им был установлен хотя бы один имплантат. Результат этих исследований косвенно подтверждается итогами отечественных работ, в которых перечислены и описаны аллергические и токсические стоматиты при использовании металлических и акриловых зубных протезов [8].

Вопреки общепринятому мнению о полной биосовместимости титана есть сообщения об аллергических реакциях на этот материал. Так, первый случай замедленной гиперчувствительности к титану был зарегистрирован еще в 1984 г. у пациента с кардиостимулятором [9]. С развитием дентальной имплантации контакты с титаном стали значительно чаще и появился ряд новых сообщений о реакциях гиперчувствительности. В основном авторы отмечают гиперпластические реакции тканей, прилежащих к имплантатам [10], а также развитие DRESS-синдрома [11]. Согласно результатам исследований, частота развития аллергии на титан может достигать 0,6% в популяции [12].

Одной из наиболее животрепещущих тем современной стоматологии является съемное протезирование в аспекте замены классического акрилового базиса на термопластические материалы. Проведены исследования, свидетельствующие о токсичности акриловых пластмасс, используемых для съемного протезирования [13]. Альтернативой могут стать термопластические базисы съемных протезов, которые не имеют остаточного мономера и, следовательно, не вызывают аллергической реакции у пациентов и более комфортны в использовании. Ортопедическое лечение пациентов с использованием съемных протезов вызывает изменения параметров иммунного гомеостаза слизистой оболочки рта, и характер этих изменений (клинических и морфологических) определяется химическими компонентами, входящими в состав базисных пластмасс.

При пользовании нейлоновыми протезами в течение 6 мес изменения субстрата иммунного гомеостаза слизистой оболочки рта менее выражены, чем при использовании акриловых пластмасс [14]. По физико-механическим и эксплуатационным свойствам термопластмассы значительно отличаются от акриловых и полиуретановых аналогов. Клинические наблюдения применения съемных зубных протезов на основе термопластмасс свидетельствуют о быстрой адаптации пациентов к таким конструкциям [15]. Согласно исследованиям микробной адгезии представителей пародонтопатогенной микрофлоры полости рта

in vitro обсемененность акрилового протеза практически в 5 раз выше, чем термопластического [16], что, несомненно, найдет отражение в реакции слизистой оболочки полости рта.

В своем исследовании С.В. Игнатьев и соавт. [17], опираясь на данные иммунного гомеостаза слизистой оболочки полости рта, сопоставили ношение съемного протеза с акриловым базисом с проявлениями хронического катарального гингивита. Было установлено, что у пациентов данной группы значительно повышен (в 3—4 раза выше, чем в группе контроля) уровень матриксных металлопротеиназ-8 и -9, активных участников протеолиза и воспалительных медиаторов [18]. Для снижения токсичности и аллергенности акриловых протезов предлагается метод металлизации, однако он имеет значительные недостатки при эксплуатации [8].

Термопластические материалы были признаны материалом выбора для ортопедической работы при красном плоском лишае [19].

Оригинальным решением является гидрофилизация внутренней поверхности базиса акриловых пластмасс. Это было продемонстрировано в лабораторных условиях с подкожным введением образцов на подопытных животных, в результате чего образцы заключались в фиброзную оболочку вместо отторжения. Было также установлено, что привыкание пациента к протезу с гидрофильной внутренней поверхностью проходит значительно легче и быстрее, чем к обычному съемному пластинчатому протезу [20, 21].

Для профилактики протезных стоматитов микробной этиологии также предложено использование базисной акриловой пластмассы с включением в состав частиц наносеребра, что позволило авторам получить показатели микробной колонизации протезов ниже, чем в группе пациентов с протезами из стандартной акриловой пластмассы [22].

Одним из методов планирования ортопедического лечения пациента служит проведение аллергологических тестов, позволяющих исключить возможность появления аллергических реакций на стоматологические конструкционные материалы; таким образом предлагается определить материал выбора в конкретной клинической ситуации с учетом соматического анамнеза пациента [23]. В качестве профилактических методов снижения выделения остаточного мономера из протезов предлагается ультрафиолетовое облучение или хранение протеза в горячей воде (температура 50 °С) в течение часа перед использованием, что малоприменимо на практике [24], при этом рекомендуется снимать протезы с базисом из акриловой пластмассы на ночь во избежание аллергических реакций [25].

Заключение

Развитие и введение в повседневную практику новых конструкционных материалов (например, термопластических пластмасс) позволяет минимизировать риск развития осложнений после стоматологического лечения, в первую очередь таких, как аллергические реакции и токсический стоматит.

Использование сравнительно новых материалов для несъемного протезирования (керамика на основе силиката лития или оксида алюминия, цельнофрезерованный диоксид циркония) на фоне возросшего количества сообщений о возможном негативном воздействии металлических структур на слизистую оболочку полости рта позволяет постепенно переходить от металлических каркасов к каркасам на основе диоксида циркония или прессованной керамики. Таким образом, использование указанных материалов позволяет добиться и большего комфорта для пациента, и минимально возможного воздействия на слизистую оболочку полости рта.

По нашему мнению, основанному на клиническом опыте и теоретических знаниях, почерпнутых из научных работ, любая клиническая ситуация абсолютно индивидуальна и подлежит детальному анализу независимо от общемировых тенденций. Необходимо взвешивать всевозможные риски и предполагаемые преимущества при планировании оптимального результата, а также предполагать дальнейший исход эксплуатации ортопедических конструкций, исходя из обилия выбора конструкционных материалов.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Исследование выполнено при финансовой поддержке гранта Президента РФ для молодых ученых — докторов наук № МД-36.2020.7.

Funding: The study was funded by the Russian Federation President Grant for young scientists — doctors of sciences. MD-36.2020.7.

Нежелательные реакции в полости рта, ассоциированные с приемом низких доз метотрексата | Изможерова

1. Gaies E, Jebabli N, Trabelsi S, Salouage I, Charfi R, Lakhal M, Klouz A. Methotrexate side effects: review article. J Drug Metab Toxicol. 2012;3(4):1–5. https://doi.org/10.4172/2157-7609.1000125

2. Yildiz H, Tayci I, Yildiz Ö, Demir MV. Pancytopenia and stomatitis induced by low-dose methotrexate use. CHRISMED J Health Res. 2017;4(1):52–4. https://doi.org/10.4103/2348-3334.196068

3. Wang W, Zhou H, Liu L. Side effects of methotrexate therapy for rheumatoid arthritis: A systematic review. Eur J Med Chem. 2018;158:502–16. https://doi.org/10.1016/j.ejmech.2018.09.027

4. de Rotte MC, den Boer E, de Jong PH, Pluijm SM, Ćalasan MB, Weel AE, et al. Methotrexate polyglutamates in erythrocytes are associated with lower disease activity in patients with rheumatoid arthritis. Ann Rheum Dis. 2015;74(2):408–14. https://doi.org/10.1136/annrheumdis-2013-203725

5. Алексеева ЕИ, Дворяковская ТМ, Никишина ИП, Денисова РВ, Подчерняева НС, Сухоруких ОА и др. Системная красная волчанка: клинические рекомендации. Часть 2. Вопросы современной педиатрии. 2018;17(2):110–25. https://doi.org/10.15690/vsp.v17i2.1877

6. Галушко ЕА, Насонов ЕЛ. Распространенность ревматических заболеваний в России. Альманах клинической медицины. 2018;46(1):32–9. https://doi.org/10.18786/2072-0505-2018-46-1-32-39

7. Каприн АД, Старинский ВВ, Петрова ГВ, ред. Состояние онкологической помощи населению России в 2018 году. М.: МНИОИ им. П.А. Герцена — филиал ФГБУ «НМИЦ радиологии» Минздрава России; 2019.

8. Souza CFD, Suarez OMZ, Silva TFM, Gorenstein ACLA, Quintella LP, Avelleira JCR. Ulcerations due to methotrexate toxicity in a psoriasis patient. An Bras Dermatol. 2016;91(3):375–7. https://doi.org/10.1590/abd1806-4841.20163960

9. Horie N, Kawano R, Kaneko T, Shimoyama T. Methotrexate-related lymphoproliferative disorder arising in the gingiva of a patient with rheumatoid arthritis. Aust Dent J. 2015;60(3):408–11. https://doi.org/10.1111/adj.12235

10. Chamorro-Petronacci C, García-García A, Lorenzo-Pouso AI, Gómez-García FJ, Padín-Iruegas ME, Gándara-Vila P, et al. Management options for low-dose methotrexate-induced oral ulcers: a systematic review. Med Oral Patol Oral Cir Bucal. 2019;24(2):e181–e189. https://doi.org/10.4317/medoral.22851

11. Kalantzis A, Marshman Z, Falconer DT, Morgan PR, Odell EW. Oral effects of low-dose methotrexate treatment. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod. 2005;100(1):52–62. https://doi.org/10.1016/j.tripleo.2004.08.020

12. Annussek T, Szuwart T, Kleinheinz J, Koiky C, Wermker K. In vitro inhibition of HUVECs by low dose methotrexate — insights into oral adverse events. Head Face Med. 2014;10:19. https://doi.org/10.1186/1746-160X-10-19

13. Lalani R, Lyu H, Vanni K, Solomon DH. Low-dose methotrexate and mucocutaneous adverse events: results of a systematic literature review and meta-analysis of randomized controlled trials. Arthritis Care Res (Hoboken). 2020;72(8):1140–6. https://doi.org/10.1002/acr.23999

14. Nakarmi S, Pudasaini K, Adhikari B, Vaidya B. Adverse events profile of low-dose methotrexate in nepalese patients with rheumatoid arthritis: an observational study. J Nepal Health Res Counc. 2020;18(3):360–5. https://doi.org/10.33314/jnhrc.v18i3.2743

15. West J, Ogston S, Foerster J. Safety and efficacy of methotrexate in psoriasis: a meta-analysis of published trials. PLoS One. 2016;11(5):e0153740. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0153740

16. Pedrazas CH, Azevedo MN, Torres SR. Oral events related to low-dose methotrexate in rheumatoid arthritis patients. Braz Oral Res. 2010;24(3):368–73. https://doi.org/10.1590/s1806-83242010000300018

17. Liu L, Liu S, Wang C, Guan W, Zhang Y, Hu W, et al. Folate supplementation for methotrexate therapy in patients with rheumatoid arthritis: a systematic review. J Clin Rheumatol. 2019;25(5):197–202. https://doi.org/10.1097/RHU.0000000000000810

18. Ferguson NN, Asarch A, VanBeek M, Swick BL. Acute mucocutaneous methotrexate toxicity associated with interface dermatitis and numerous eosinophils. Am J Dermatopathol. 2013;35(4):e63–6. https://doi.org/10.1097/DAD.0b013e31827b7674

19. Souza CF, Suarez OM, Silva TF, Gorenstein AC, Quintella LP, Avelleira JC. Ulcerations due to methotrexate toxicity in a psoriasis patient. An Bras Dermatol. 2016;91(3):375–7. https://doi.org/10.1590/abd1806-4841.20163960

20. Furukawa S, Oobu K, Moriyama M, Kawano S, Sako S, Hayashida JN, et al. Oral methotrexate-related lymphoproliferative disease presenting with severe osteonecrosis of the jaw: a case report and literature review. Intern Med. 2018;57(4):575–81. https://doi.org/10.2169/internalmedicine.8946-17

21. Ishida M, Hodohara K, Yoshii M, Okuno H, Horinouchi A, Nakanishi R, et al. Methotrexate-related Epstein-Barr virus-associated lymphoproliferative disorder occurring in the gingiva of a patient with rheumatoid arthritis. Int J Clin Exp Pathol. 2013;6(10):2237–41.

22. Horie N, Kawano R, Kaneko T, Shimoyama T. Methotrexate-related lymphoproliferative disorder arising in the gingiva of a patient with rheumatoid arthritis. Aust Dent J. 2015;60(3):408–11. https://doi.org/10.1111/adj.12235.

23. Dervisoglou T, Matiakis A. Oral ulceration due to methotrexate treatment: A report of 3 cases and literature review. Balkan Journal of Dental Medicine. 2015;19(2):116–20. https://doi.org/10.1515/bjdm-2015-0045

24. Akagi T, Mukai T, Fujita S, Yamamoto T, Fukuda M, Morita Y. Severe oral stomatitis due to reactivation of herpes simplex virus type 1 in a methotrexate-treated patient with dermatomyositis. Immunol Med. 2020:1–5. https://doi.org/10.1080/25785826.2020.1787585

25. Shea B, Swinden MV, Tanjong Ghogomu E, Ortiz Z, Katchamart W, Rader T, et al. Folic acid and folinic acid for reducing side effects in patients receiving methotrexate for rheumatoid arthritis. Cochrane Database Syst Rev. 2013;2013(5):CD000951. https://doi.org/10.1002/14651858.CD000951.pub2

26. Sugita J, Matsushita T, Kashiwazaki H, Kosugi M, Takahashi S, Wakasa K, et al. Efficacy of folinic acid in preventing oral mucositis in allogeneic hematopoietic stem cell transplant patients receiving MTX as prophylaxis for GVHD. Bone Marrow Transplant. 2012;47(2):258–64. https://doi.org/10.1038/bmt.2011.53

27. Troeltzsch M, von Blohn G, Kriegelstein S, Woodlock T, Gassling V, Berndt R, Troeltzsch M. Oral mucositis in patients receiving low-dose methotrexate therapy for rheumatoid arthritis: report of 2 cases and literature review. Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol. 2013;115(5):e28–33. https://doi.org/10.1016/j.oooo.2012.12.008

Профилактика заболеваний слизистой оболочки полости рта

Слизистая оболочка полости рта является местом воздействия как внешних, так и внутренних факторов и проявления разнообразных соматических заболеваний.

Заболевания слизистой оболочки полости рта определяются:

  • Внешними факторами

К ним относятся различные микроорганизмы, механические, физические, химические воздействия;

  • Системными внутренними факторами

Это — реактивность организма, зависящая от возраста, генетические особенности, состояние иммунитета, сопутствующие заболевания.

Профилактика заболеваний слизистой оболочки полости рта направлена на исключение или уменьшение влияния этих факторов. Индивидуальная профилактика должна проводиться на поликлиническом стоматологическом приеме.

Знание этиологии и патогенетических механизмов возникновения заболеваний слизистой оболочки полости рта позволяет в той или иной мере осуществлять профилактические мероприятия, которые, в основном, направлены на устранение факторов риска и причин развития этой патологии.

Профилактикой механических повреждений слизистой оболочки полости рта является удаление разрушенных зубов, своевременное пломбирование кариозных полостей, пришлифовывание острых краев зубов, пломб, устранение вредных привычек (прикусывания слизистой щек, губ, языка), изготовление новых и коррекция старых протезов.

В полости рта между разнородными металлами могут возникать электротоки, которые сопровождаются различными симптомами со стороны слизистой оболочки полости рта. Профилактикой этого осложнения является изготовление протезов и пломб из однородного металла.

Особое внимание необходимо уделять лицам, которые во время работы соприкасаются с вредными для организма веществами, что вызывает соответствующие изменения слизистой полости рта.

Профилактикой этих болезней является улучшение условий труда, а так же индивидуальная профилактика (постоянный и тщательный уход за полостью рта, тщательное мытье рук перед приемом пищи) и регулярные лечебно-профилактические осмотры стоматологом.

Кандидоз (молочница) — одно из наиболее часто встречающихся заболеваний слизистой оболочки полости рта. Заболевание может поражать как грудных детей, так и взрослых. Из местных факторов, способствующих развитию кандидоза, имеют значение плохая гигиена полости рта, наличие кариозных зубов, заболеваний пародонта, длительное ношение пластмассовых протезов без соответствующего ухода за ними. Поэтому для профилактики заболевания необходимо проводить рациональную гигиену полости рта, осуществлять лечение кариозных зубов и воспаленной десны.

Используемые в стоматологии материалы могут быть причиной развития контактного аллергического стоматита. Аллергенами являются органические и неорганические компоненты акриловых протезов. Непереносимость возрастает у лиц с аллергическим анамнезом и по мере увеличения времени, прошедшего после изготовления протезов.

Профилактика заболеваний слизистой оболочки полости рта с аутоиммунным компонентом трудна, так как до конца не выявлены их этиология и патогенез. В возникновении хронического афтозного стоматита, многоформной экссудативной эритемы имеют значение заболевания желудочно-кишечного тракта, различные интоксикации. У этих больных при обследовании может выявляться наличие бактериальной сенсибилизации, а также нарушения в системе Т-лимфоцитов крови. Некоторые авторы отмечают наследственный характер заболевания. Исходя из вышесказанного, значение для профилактики заболеваний имеет выявление и лечение сопутствующей патологии. Необходима тщательная санация полости рта с устранением очагов хронической инфекции. В период ремиссии применяются средства, повышающие специфическую и неспецифическую реактивность организма.

Профилактические мероприятия с целью предупреждения изменений слизистой оболочки полости рта при патологии внутренних органов заключаются в раннем выявлении и лечении основного заболевания, рациональной гигиене и тщательной санации полости рта.

Особое внимание в профилактике заболеваний слизистой оболочки полости рта, красной каймы губ и языка следует обращать на предраковые заболевания, которые чаще возникают у мужчин в более пожилом возрасте.

Первичная профилактика рака и предрака основана на предупреждении и устранении факторов риска: хронических механических, физических и химических травм слизистой оболочки полости рта, профессиональных вредностей, избытка солнечного излучения, гальванизма, гиповитаминозов, гормональных нарушений и т. д.

Наиболее часто в клинической практике встречаются лейкоплакия, бородавчатая форма предрака, абразивный преканцерозный хейлит Манганотти.

Из факторов риска возникновения лейкоплакии на первом месте стоит воздействие табачного дыма. При горении табака, помимо теплового воздействия, образуются различные химические вещества, которые, попадая с дымом в полость рта, раздражают слизистую оболочку. В развитии местных поражений, вызываемых курением, наиболее вредным является курение трубки. Риск заболевания увеличивается, если курящие или злоупотребляющие алкоголем пациенты имеют зубные протезы и нерегулярно посещают стоматолога.

Хроническая травма, как один из факторов риска, может вызываться острыми краями зубов, корнями, плохо изготовленными протезами, зубным камнем. Слишком горячие и острые блюда, крепкие спиртные напитки и наркотики также могут привести к возникновению лейкоплакии. Недостаток в организме витамина А, гормональные расстройства, анемии и др. являются факторами, способствующими возникновению лейкоплакии.

Пути профилактики рака и предрака слизистой оболочки полости рта и красной каймы основаны на знании этиологических факторов. В связи с этим необходимо пропагандировать отказ от употребления табака и, в первую очередь, от курения трубки, папирос и сигарет без фильтра, от частого употребления алкоголя, горячей и раздражающей пищи, а также включение в рацион питания продуктов, богатых витаминами А, С, В.

Регулярные посещения стоматолога с целью своевременного лечения кариозных зубов, снятия зубных отложений, рационального протезирования и соблюдение правил гигиенического ухода за полостью рта в значительной степени снизят риск возникновения заболеваний слизистой оболочки.

УЗ «14- я городская стоматологическая поликлиника» Врач-стоматолог
Н.Н.Рыбченко

ПСПбГМУ им. акад. И. П. Павлова

Заведующий кафедрой

Орехова Людмила Юрьевна – профессор, д.м.н. 

В 1992 году Орехова Л.Ю. защитила кандидатскую диссертацию на тему «Применение гелевой композиции с диоксидином при ультразвуковом воздействии в комплексном лечении гингивитов». С 1996 года — главный редактор научно-практического журнала «Пародонтология». В 1997 году — защитила докторскую диссертацию на тему «Иммунологические механизмы в патогенезе воспалительных заболеваний пародонта». Л.Ю. Орехова — ведущий специалист СПб и РФ в области пародонтологии, иммунологии, организации стоматологической помощи населению, подготовки врачебных стоматологических кадров. В 2009 г. награждена Орденом «За заслуги перед стоматологией», в 2010 г. — Медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. С 2016 года является Президентом пародонтологической ассоциации «РПА» . Вице-президент стоматологической Ассоциации Санкт-Петербурга.

Контактная информация

Телефон/факс: (812) 338 6407

Email: [email protected]

 

Ответственные:

  •  за последипломное образование: д.м.н., профессор Кудрявцева Татьяна Васильевна, тел: 338 6442
  •  за учебную работу: к.м.н., доцент Кучумова Елена Дмитриевна, тел: 338 6441
  •  за научную работу: к.м.н., доцент Вашнёва Вероника Юрьевна, [email protected]
  • за студенческое научное общество: к.м.н., доцент Силина Эльвира Сергеевна.

 

Кафедра расположена в НИИ стоматологии и челюстно-лицевой хирургии по адресу Петроградская наб., дом 44, на 2 этаже

 

История кафедры

Кафедра терапевтической стоматологии Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова – это кафедра с более чем полувековой историей, сложившимися традициями, выдающимися профессиональными достижениями и большим творческим потенциалом. История кафедры связана с открытием в 1959 году стоматологического факультета тогда еще в I Ленинградском медицинском институте имени академика И.П. Павлова, формированием профильных кафедр и, прежде всего, кафедры терапевтической стоматологии (1960 год). Возглавляли кафедру известные деятели стоматологии, профессора В.М. Уваров, В.И. Лукьяненко, Т.Ф. Стрелюхина, В.И. Калинин. С 2000 года по настоящее время руководит кафедрой профессор Людмила Юрьевна Орехова – действительный член Петровской Академии наук и искусств, действительный член Международной академии Пьера Фошера (Франция). Вице-президент Национальной академии эстетической и косметической стоматологии (Москва), Вице-президент Стоматологической ассоциации Санкт-Петербурга, зам. председателя секции пародонтологии и лазерной стоматологии Стоматологической ассоциации России, Генеральный директор Городского пародонтологического центра «ПАКС» (Санкт-Петербург). На кафедре работает 2 профессора, 22 доцентf, 15 ассистентов, 16 старших лаборантов.

 

Цели и задачи кафедры

Основные приоритеты кафедры

Учебная деятельность

Обучение студентов теоретическим основам и практическим навыкам терапевтической стоматологии. Формировании у студентов врачебного поведения, мышления и умения, обеспечивающих решение профессиональных задач и применение им алгоритма врачебной деятельности по профилактике, диагностике и лечению больных с заболеваниями твердых тканей зубов, пульпы, периодонта, пародонта и слизистой оболочки полости рта.

Научная деятельность на кафедре активно ведется во многих направлениях в таких, как:

  • Профилактика кариеса и заболеваний пародонта. Обезболивание стоматологических вмешательств.
  • Пародонтология: Консервативные и хирургические методы лечения. Новые технологии и инновации. Современные методы диагностики.
  • Эндодонтия: Клинические аспекты диагностики и лечения. Современные технические средства и инструментарий. Современные медикаментозные средства и пломбировочные материалы.
  • Микропротезирование. Эстетическая реставрация зубов, материаловедение. Заболевания слизистой оболочки полости рта.  и др.


Последипломное образование

Обучение клинических ординаторов по специальности стоматология терапевтическая м стоматология общей практики. Проводятся профессиональная переподготовка врачей стоматологов, циклы тематического усовершенствования, мастер классы. 

Содержание дисциплины, учебные программы

Учебная программа включает в себя следующие разделы: гигиена и профилактика в стоматологии, некариозные поражения твердых тканей зубов, кариес зубов, пульпит, периодонтит, заболевания пародонта, заболевания слизистой оболочки полости рта ,клиническая стоматология, Менеджмент и Этика в стоматологии.

На кафедре подготовлено 3 элективных курса: «Хирургические методы лечения заболеваний пародонта», «Микропротезирование в терапевтической стоматологии», «Ротационные методы обработки корневых каналов при лечении осложненного кариеса».

Додипломная: обучение студентов III, IV и V курсов.

Более 15 лет назад на кафедре был разработана и введена «карта» успеваемости студента, которая используется по настоящее время. В ней ведется учет практических работ студента по всем разделам специальности и даже характеристика успеваемости по семестрам.

Последипломная подготовка

Клиническая ординатура

Специализация «Стоматология терапевтическая»

Клиническая ординатура

Специализация «Стоматология общей практики»

Профессиональная переподготовка врачей-стоматологов по специальности «Стоматология терапевтическая»

Циклы професиональной подготовки в рамках НМО.

Циклы тематического усовершенствования: «Актуальные вопросы терапевтической стоматологии», «Актуальные вопросы стоматологии общей практики», «Патология тканей пародонта, современные способы ее диагностики и лечения», «Лечение осложнённого кариеса в клинике терапевтической стоматологии».

Таблица курсов с ценами и сроками проведения

Повышение квалификации по специальности «Стоматология терапевтическая » :  «Актуальные вопросы терапевтической стоматологии» — 144 часа

Повышение квалификации в рамках непрерывного медицинского образования по специальности  «Стоматология терапевтическая» : «Актуальные аспекты эндодонтии» — 36 часов

Повышение квалификации в рамках непрерывного медицинского образования по специальности  «Стоматология терапевтическая» :  «Диагностика и лечение пациентов с заболеваниями слизистой оболочки полости рта на стоматологическом приёме» — 36 часов

Повышение квалификации в рамках непрерывного медицинского образования по специальности  «Стоматология терапевтическая», «Стоматология общей практике» : «Междисциплинарный подход к диагностике, лечению и профилактике заболевания пародонта» — 36 часов

Повышение квалификации в рамках непрерывного медицинского образования по специальности  «Стоматология терапевтическая» : «Современные аспекты геронтологии» — 36 часов

Повышение квалификации в рамках непрерывного медицинского образования по специальности  «Стоматология терапевтическая», «Стоматология общей практике» : «Современные вопросы терапевтической стоматологии» — 36часов

Профессиональная переподготовка по специальности «Стоматология терапевтическая»: «Стоматология терапевтическая» — 504 часа.

Научная деятельность

На базе кафедры активно работает студенческое научное общество. В настоящее время руководителями СНО являются доцент, к.м.н. Э.С. Силина. Заседания СНО проводятся каждый месяц с сентября по апрель. За годы работы студенческого научного общества кафедры многие из активных студентов проявили интерес к научной и преподавательской деятельности. Лучшие студенты продолжают обучение в ординатуре и аспирантуре. Таким образом, пополняется коллектив кафедры и сохраняется преемственность опыта, методик обучения, передается профессиональное мастерство.

С 1996 года выпускается научно-практический журнал для стоматологов «Пародонтология», входящий в перечень изданий, рекомендованных ВАК.

Основные направления научной деятельности:

  • Профилактика кариеса и заболеваний пародонта. Обезболивание стоматологических вмешательств. Отбеливание зубов. Заболевания полости рта при различной патологии внутренних органов. Организация стоматологической помощи населению.
  • Пародонтология: Консервативные и хирургические методы лечения. Новые технологии и инновации. Современные методы диагностики. Современные медикаментозные средства и материалы, применяемые в лечении. Новейшие данные об этиологии и патогенезе заболеваний пародонта.
  • Эндодонтия: Клинические аспекты диагностики и лечения. Современные технические средства и инструментарий. Современные медикаментозные средства и пломбировочные материалы.
  • Микропротезирование. Эстетическая реставрация зубов, материаловедение. Заболевания слизистой оболочки полости рта. Некариозные поражения твердых тканей зубов.

Штат кафедры

Профессорско-преподавательский состав:

Профессора кафедры:

Орехова Людмила Юрьевна – профессор, д.м.н., заведующая кафедры. В 1992 году Орехова Л.Ю. защитила кандидатскую диссертацию на тему «Применение гелевой композиции с диоксидином при ультразвуковом воздействии в комплексном лечении гингивитов». С 1996 года — главный редактор научно-практического журнала «Пародонтология». В 1997 году — защитила докторскую диссертацию на тему «Иммунологические механизмы в патогенезе воспалительных заболеваний пародонта». Л.Ю. Орехова — ведущий специалист СПб и РФ в области пародонтологии, иммунологии, организации стоматологической помощи населению, подготовки врачебных стоматологических кадров. В 2009 г. награждена Орденом «За заслуги перед стоматологией»,в 2010 г. — Медалью Ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. С 2016 года является Президентом пародонтологической ассоциации «РПА» . Вице-президент стоматологической Ассоциации Санкт-Петербурга.

Кудрявцева Татьяна Васильевна – профессор, д.м.н. Ответственнаяза последипломное образование на кафедре. В 1993 защитила кандидатскую диссертацию на тему —  «Применение биоактивного лекарственного криогеля при лечении заболеваний пародонта». В 2000 защитила докторскую диссертацию на тему – «Оптимизация подготовки стоматологических кадров в условиях реформирования высшего медицинского образования». Курирует разделы «Пародонтология» и «Организация стоматологической помощи». Награждена знаком «Отличник здравоохранения».

Доценты кафедры:

Демченко Татьяна Владимировна, к.м.н. Доцент. В 1995 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Применение антиоксидантного препарата в комплексном лечении начальных стадий заболеваний пародонта.».

Кучумова Елена Дмитриевна, к.м.н., доцент. Ответственная за учебную работ кафедры. В 1991г. – защитила кандидатскую диссертацию на  тему «Коррекция психоэмоционального напряжения у больных в клинике терапевтической стоматологии с применением метода центральной электроанальгезии». Ведет активную учебно-методическую деятельность. Основная тема научных исследований: заболевания слизистой оболочки полости рта и физиотерапевтические методы лечения в стоматологии. Награждена знаком «Отличник здравоохранения».

Лампусова Виктория Борисовна – к.м.н., доцент кафедры. В 1983г. — защитила кандидатскую диссертацию на  тему «Клиническое значение исследований иммуно-гистологических и иммуно-функциональных показателей при заболеваниях пародонта». Награждена знаком «Отличник здравоохранения».

Лукавенко Алина Валентиновна —  к.м.н. В 2006 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Клинико-лабораторная оценка применения лазерного излучения в комплексном лечении и профилактике заболеваний пародонта.».

Нейзберг Даниил Михайлович —  к.м.н., в 2004 году защитил кандидатскую диссертацию на тему — «Комплексный подход в прогнозировании течения и результатов лечения генерализованного пародонтита в сочетании с язвенной болезнью желудка и двенадцатиперстной кишки.».

Нечай Елена Юрьевна — к.м.н. доцент. Диссертация на тему «Сравнительная оценка антибактериального эффективности имудона и хлоргексидина при воспалительных заболеваниях пародонта.»

Порхун Татьяна Васильевна —  к.м.н.доцент. В 1990 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Применение сочетанной анальгезии при стоматологической санации в условиях медико санитарной части.».

Прохорова Ольга Викторовна —  к.м.н.доцент. В 2000 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — « Клинико-экспериментальное обоснование применения композиции на основе биоситалла в комплексном лечении заболеваний пародонта.».

Рахова Вера Николаевна —  к.м.н.доцент. В 1978 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Влияние низких адгезивов на устойчивость пломб и частоту развития кариеса.».

Шайда Лариса Петровна – к.м.н., доцент кафедры. В 1997г. — защитила кандидатскую диссертацию на  тему: «Профилактика осложненных форм кариеса с применением нового лечебного подкладочного материала «дикальцин». Длительное время руководила работой СНО кафедры.

Силина Эльвира Сергеевна — к.м.н.доцент. В 2001 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Состояние пародонта при инсулинзависимом сахарном диабете (клинико-лабораторное исследование).». Руководит СНО кафедры

Лелеткина Наталья Алексеевна — к.м.н.доцент. В 1996 году защитила кандидатскую диссертацию на тему- « Лечебно-профилактическое применение нетрадиционных методов в пародонтологии.».

Шаламай Людмила Ивановна — к.м.н. В 2007 году зищитила кандидатскую диссертацию на тему — «Клинико-лабораторное обоснование профилактики воспалительных заболеваний пародонта биологиченски активными пластинами пролонгированного действия.».

Косова Елена Владимировна — к.м.н. В 2009 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Состояние тканей полости рта у курящих пациентов с хронической обструктивной болезнью лёгких (ХОБЛ).».

Вашнёва Вероника Юрьевна — к.м.н. – В 2009 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Оценка состояния полости рта у больных бронхиальной астмой.». Ответственная за научную деятельность кафедры

Лукавенко Алина Алексеевна —  к.м.н. В 2011 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Фотодинамическая терапия в комплексном лечении воспалительных заболеваний пародонта.».

Лобода Екатерина Сергеевна —  к.м.н. В 2010 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Обоснование профилактической программы заболеваний пародонта у лиц молодого возраста с деформирующими дорсопатиями.». Ответственная за инновационные технологии на кафедре.

Тачалов Вадим Викторович — к.м.н. В 2010 году защитил кандидатскую диссертацию на тему —  «Особенности проведения гигиены полости рта в комплексном лечении заболеваний пародонта после хирургического вмешательства с использованием богатой тромбоцитами плазмы аутокрови.».

Мусаева Рамиля Салимовна — к.м.н.В  2009 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Клинико-лабораторное обоснование выбора средств гигиены полости рта при заболеваниях пародонта у больных сахарным диабетом.».

Биричева Ольга Александровна —  к.м.н. В 2005 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Комплексный подход в диагностике , лечении и профилактике воспалительных заболеваний пародонта у спортсменов.».

Берёзкина Ирина Викторовна — к.м.н. в 2010 защитила диссертацию на тему «Оптимизация эндодонтического лечения осложнённого кариеса зубов с использованием цифровых методов рентгендиагностики»

Кропотина Анна Юрьевна — к.м.н.

Ассистенты кафедры:

Ермаева Светлана Сергеевна — к.м.н.В 2000 году году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Лечение заболеваний пародонта с применением импульсного сложномодулированного электромагнитного излучения.».

Оксас Наталья Сергеевна — к.м.н.В 2008 году защитила кандидатскую диссертацию на тему — «Сравнительная оценка использования воздушно-абразивных средств на основе карбоната кальция и гидрокарбоната натрия в комплексном лечении воспалительных заболеваний пародонта.».

Подольская Татьяна Николаевна — к.м.н.

Чудинова Татьяна Николаевна — к.м.н.

Пачкория Мака Гиглаевна — к.м.н.

Кущенко Николай Викторович — к.м.н. В 2016 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Влияние полировальных инструментов на микрогеометрию поверхности наногибридного реставрационного материала». 

Каменева Саида Вячеславовна — к.м.н В 2017 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Клинико-экспериментальное исследование влияния отбеливающих зубных паст на качество пломб и реставраций из нанонаполненого композиционного материала».

Чеминава Нино Ревазовна — к.м.н. В 2018 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Обоснование программы комплексной профилактики заболеваний пародонта у студентов медицинского ВУЗа»

Новак Маргарита Олеговна — к.м.н. В 2021 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Исследование состояния твёрдых тканей и пульпы зубов при использовании различных методов клинического отбеливания»

Гриненко Элеонора Викторовна

Иванова Надежда Сергеевна

Казаченко Елена Викторовна

Шадрина Кристина Викторовна

Яманидзе Нино Арчиловна

Диагностика рака слизистой полости рта

Знаете ли вы, что регулярный скрининг слизистой полости рта помогает раннему выявлению возможных раковых поражений? Если патологический процесс обнаружить на ранней стадии, то успешность его лечения превышает 90%.

Рак слизистой полости рта является одним из наиболее частых и серьезных раковых заболеваний. Высокий уровень опасности объясняется тем, что симптомы слишком часто обнаруживаются с опозданием и на поздней стадии. Знание факторов риска и регулярные проверки (скрининг слизистой всей полости рта) являются важными шагами раннего выявления болезни и залогом успешного лечения.

Факторами риска образования рака слизистой полости рта являются:

  • Курение
  • Употребление жевательного табака
  • Употребление алкоголя
  • Возраст от 50 до 70 лет
  • Плохая гигиена полости рта
  • Несбалансированное питание
  • Подверженность частому ультрафиолетовому излучению
  • Неправильное положение протезов
  • Наличие вируса папилломы человека (ВПЧ)

Когда следует задуматься о диагностике рака слизистой полости рта?

Мы рекомендуем незамедлительно обратится к врачу, если:

  • У вас есть любые поражения слизистой оболочки, опухоль или уплотнения, которые не исчезают в течение двух недель
  • У вас внутри полости рта появились белые пятна или покраснеия
  • У вас наблюдаются трудности процесса жевания

Мы рекомендуем проводить скрининг слизистой полости рта раз в год если:

  • Вам 50 лет или старше
  • Вы курите
  • Вы обычно пьете алкоголь
  • Вы страдаете хроническими заболеваниями полости рта
  • Вы сексуально активны
  • У вас уже была операция по поводу рака ротовой полости (чтобы убедиться, что нет рецидивов)

Что такое скрининг слизистой полости рта?

Мы в нашей стоматологической клинике доктора Дахно вводим полный скрининг слизистой полости рта.  Во время визита стоматолог предложит провести проверку на наличие каких-либо нарушений.

Скрининг слизистой занимает около 2 минут и включает в себя:

  • Визуальный и ручной осмотр лица и шеи
  • Осмотр полости рта при помощи метода аутофлуоресценции

Скрининг слизистой позволяет определить рак полости рта на ранней стадии и при его обнаружении спланировать эффективное лечение.

Поскольку некоторые очаги невидимы невооруженным глазом существует неинвазивный метод, предназначенный для раннего выявления поражения полости рта: исследование аутофлуоресценции, которое будет проводитьсяпри помощи специальной аппаратуры.

Рис. 1. Специальная аппаратура для определения рака слизистой полости рта при помощи метода аутофлуоресценции.

Простое, неинвазивное и безболезненное обследование основано на принципе аутофлуоресценции: все мягкие ткани рта (т. е. язык, десна и слизистые оболочки), если они здоровы через специальные линзы аппаратуры производят слабый свет, пораженные ткани выглядят, как затемненные участки.

Рис. 2. Здоровый вид полости рта.

Если тест показывает аномалии в тканях, не паникуйте! Любое подозрение на наличие рака полости рта необходимо перепроверить в течение 2-3 недель. Если патологический процесс сохраняется, то необходимо выполнить биопсию для определения характера поражения и, возможности его удаления.

Рис. 3. Наличие патологического процесса в полости рта.

Статистика показывает, что в год определяется  более чем 400 000 новых случаев рака ротовой полости.

40% из них — это молодые люди с наличием вредных привычек.

63% случаев выявлены на более поздней стадии, что снижает вероятность полного излечения на 73%.

Только 4% случаев диагностируются на первой стадии.

Точные и регулярные обследования помогают выявить любые злокачественные поражения на первой стадии, где показатели полного выздоровления в следующие 5 лет составляют 94%

Регулярный скрининг слизистой полости рта является несомненно новым рубежом профилактики.

Если у Вас появились какие-либо вопросы на тему раннего определения рака слизистой полости рта Вы всегда можете их задать на странице «Диалог с пациентом» нашего сайта.

9. Слизистая оболочка полости рта | Карманная стоматология

Ортокератинизированный многослойный плоский эпителий

Ортокератинизированный многослойный плоский эпителий демонстрирует ороговение эпителиальных клеток во всех его самых поверхностных слоях (см. рис. 9-3 и 9-4). Ортокератинизированный эпителий является наименее распространенной формой эпителия, обнаруживаемой в ротовой полости. Он связан с жевательной слизистой оболочкой твердого неба и прикрепленной десной. Он также связан с специализированной слизистой оболочкой язычных сосочков на дорсальной поверхности языка.Когда эта ткань созревает, она образует кератин в своих поверхностных клетках, показывая видимую и физиологическую разницу в клетках, когда они мигрируют поверхностно.

Подобно неороговевающему эпителию, ортокератинизированный эпителий имеет один базальный слой, или stratum basal , претерпевающий митоз . Этот слой также образует базальную пластинку прилегающей базальной мембраны. Однако, в отличие от неороговевающего эпителия, ортокератинизированный эпителий имеет больше слоев, поверхностных к базальному слою: четыре отдельных слоя с несколько отчетливыми делениями.

Поверхностным по отношению к базальному слою является шиповатый слой , или шиповидный слой . Этот слой назван в честь артефакта, возникающего при сушке эпителиальных клеток этого слоя для длительного микроскопического исследования; клетки сжимаются в результате потери цитоплазмы, но все еще сохраняют свои клеточные соединения десмосом (см. рис. 7-5). Таким образом, когда отдельные обезвоженные эпителиальные клетки сокращаются, но все еще соединяются по своим внешним краям, возникает колючий или остроконечный вид.Как только они мигрируют на этот верхний уровень в ткани, клетки шиповатого слоя теряют способность подвергаться митозу, как это наблюдается в более глубоком базальном слое. Шиповатый слой составляет основную часть ортокератинизированного эпителия.

Поверхностным по отношению к шиповатому слою является зернистый слой, или stratum granulosum . Эпителиальные клетки в этом слое плоские и уложены в слой толщиной от трех до пяти клеток. В цитоплазме каждая из клеток имеет ядро ​​ с выступающими кератогиалиновыми гранулами , которые окрашиваются в виде темных пятен.Кератогиалиновые гранулы образуют химический предшественник кератина, который находится в более поверхностных слоях.

Самый поверхностный слой ортокератинизированного эпителия — это кератиновый слой, или роговой слой , толщина которого варьирует в зависимости от региона. Клетки в кератиновом слое плоские и не имеют ядер, а их цитоплазма заполнена кератином . Этот мягкий, непрозрачный, водостойкий материал формируется из комплекса кератогиалиновых гранул и промежуточных филаментов из клеток и пятен в виде полупрозрачного плотного материала.Наружные клетки кератинового слоя, или чешуек , демонстрируют повышенное уплощение, а также осыпание или утрату, потому что они более нежизнеспособны.

Кроме того, часть кератинового материала также теряется в результате обновления ткани. Однако эти чешуйки и их ороговевшая клеточная оболочка составляют основную часть эпителиального барьера и постоянно обновляются. Эпителиальный барьер служит защитой от физического, химического и патогенного воздействия, а также обезвоживания и потери тепла, которые иногда происходят в среде полости рта.

Структура и функции слизистой оболочки полости рта

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove («расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = переключатель.родительский элемент если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) форма.скрытый = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var buyboxWidth = buybox.смещениеШирина ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключать.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

слизистая оболочка полости рта — Определение | ОпенМД.ком

(слизистая оболочка полости рта) Слизистые оболочки, выстилающие полость рта.

Терминология CDISC

Консорциум стандартов обмена клиническими данными (CDISC), 2021 г.

(слизистая оболочка полости рта) Влажная ткань, выстилающая ротовую полость, содержащая слизисто-секретирующие железы.

Тезаурус NCI

Национальный институт рака США, 2021 г.

(слизистая оболочка полости рта) Эпителиальная мембрана, секретирующая слизь, выстилающая полость рта.

Тезаурус CRISP

Национальные институты здравоохранения, 2006 г.

(слизистая оболочка полости рта) Слой мягкой розоватой ткани, выстилающий внутреннюю часть рта.

Гарвардский словарь медицинских терминов

Гарвардское медицинское издательство, 2011 г.

(слизистая рта) Выстилка ПОЛОСТИ РТА, в том числе слизистая на ДЕСАНАХ; НЕБО; губа; ЩЕКА; дно рта; и другие структуры.Слизистая оболочка, как правило, представляет собой неороговевающий многослойный плоский эпителий, покрывающий мышцы, кости или железы, но может проявлять различную степень ороговения в определенных местах.

Медицинские предметные рубрики NLM

Национальная медицинская библиотека США, 2021 г.

Слизистая оболочка полости рта

  • Тканевая инженерия слизистой оболочки полости рта — Тканевая инженерия слизистой оболочки полости рта объединяет клетки, материалы и технологии для получения трехмерной реконструкции слизистой оболочки полости рта.Он предназначен для имитации реальной анатомической структуры и функции слизистой оболочки полости рта. Тканевая инженерия полости рта… …   Wikipedia

  • Слизистая киста слизистой оболочки полости рта — Классификация и внешние ресурсы Слизистое целое на нижней губе. МКБ 10 K11.6 МКБ …   Википедия

  • Подслизистый фиброз полости рта — (или OSF) представляет собой хроническое, сложное, необратимое, сильнодействующее предраковое состояние, характеризующееся юкста-эпителиальной воспалительной реакцией и прогрессирующим фиброзом подслизистых тканей (собственная пластинка и более глубокие соединительные ткани).Поскольку… …   Википедия

  • Рак полости рта — Классификация и внешние ресурсы МКБ 10 C00 C08 МКБ 9 …   Википедия

  • Пероральное введение — (per os) — это способ введения, при котором вещество принимается через рот. Содержание 1 Терминология 2 Область применения 3 Методы содействия 4 См. также …   Википедия

  • Язва полости рта — Язва полости рта (от латинского ulcus) — это название открытой язвы во рту, вызванной разрывом слизистой оболочки или эпителия на губах или вокруг рта.Типы язв во рту разнообразны, с… …   Wikipedia

  • Слизистая оболочка — Относится к слизистой оболочке. Например, слизистая рта. * * * Слизистая ткань, выстилающая различные трубчатые структуры, состоящая из эпителия, пластинки, проприи, а в пищеварительном тракте — слоя гладкой мускулатуры (muscularis mucosae). SYN … Медицинский словарь

  • устный — прил. 3 (Fon) Que no implic napalización …   Español en México

  • лейкоплакия полости рта — белые утолщенные пятна на слизистой оболочке полости рта, обусловленные гиперкератозом эпителия, с утолщением многослойного плоского эпителия, гиперкератозом, гиперплазией, воспалительной инфильтрацией и дегенерацией эпителиальных клеток.Это доброкачественное… …   Медицинский словарь

  • Слизистая оболочка — ф. Мембрана дие reviste лас cavidades дель cuerpo животных дие tienen comunicación кон-эль-внешний, ла cual contiene glándulas дие segregan уна sustancia слизистой оболочки. ≃ Слизистая оболочка. ⇒ *Моко. * * * слизистая оболочка. ф. В. слизистая. * * * Una mucosa es un epitelio … Универсальная энциклопедия

  • Размер рынка орального мукозита, доля, рост и глобальный прогноз до 2029 года | DataMintelligence

    Ожидается, что мировой рынок орального мукозита будет расти с высоким среднегодовым темпом роста 6.8% в прогнозный период (2022-2029 гг.).

    Обзор рынка

    Объем мирового рынка орального мукозита в 2020 году оценивался в YY миллионов долларов США и, по оценкам, достигнет YY миллионов долларов США к 2029 году, увеличившись в среднем на 5,4% в течение прогнозируемого периода (2022-2029).

    Оральный мукозит (ОМ) — это изъязвление и воспаление слизистых оболочек рта и горла. Это распространенный побочный эффект и серьезное осложнение у пациентов, получающих лучевую и химиотерапию при лечении рака головы и шеи.

     

    Скачать бесплатный образец @ https://bit.ly/3qbJTCy

     

    Динамика рынка

    Слизистая ткань, также известная как слизистая оболочка или слизистая оболочка, выстилает все проходы тела, которые сообщаются с воздухом, такие как дыхательные и пищеварительные тракты, и содержит секретирующие слизь клетки и железы.

    Слизистая оболочка полости рта, часть слизистой оболочки, покрывающей рот, является одной из наиболее чувствительных частей тела и особенно уязвима для химиотерапии и облучения.Мукозит чаще всего встречается в полости рта. Следовательно, ожидается, что рост числа случаев лечения рака, таких как химиотерапия и облучение, приведет к росту рынка в прогнозируемый период.

    Другим видом лечения рака, который, как ожидается, будет стимулировать рост рынка, является радиационно-индуцированный оральный мукозит (RIOM). Это значительная дозолимитирующая токсичность у пациентов с раком головы и шеи. Это нормальное повреждение тканей, вызванное лучевой/лучевой терапией (ЛТ), которое оказывает значительное негативное влияние на качество жизни пациентов и продолжение терапии рака.Мукозит является одним из наиболее частых побочных эффектов лучевой терапии рака головы и шеи и химиотерапии, особенно с препаратами, влияющими на синтез ДНК (специфические агенты S-фазы, такие как фторурацил, метотрексат и цитарабин).

     

    Воздействие COVID

    Вспышка коронавируса (COVID-19) заметно повлияла на то, как медицинские работники во всем мире подходят к пациентам с онкологическими заболеваниями не только с точки зрения принятия терапевтических решений, но и с точки зрения поддерживающей терапии.

    В связи с быстрым появлением признаков и симптомов и необходимостью тщательной переоценки стандартное лечение орального мукозита было затруднено из-за физического дистанцирования и ограниченных ресурсов из-за глобального кризиса.

    Оральный мукозит (СО), осложнение терапии рака, можно рассматривать как модель клинического подхода к острому заболеванию полости рта во время пандемии. В первые несколько месяцев пандемии COVID-19, когда уровень смертности был высоким, отмечалась нехватка предметов медицинского назначения, а системы здравоохранения находились на грани коллапса, во многих странах правительственными распоряжениями была утверждена доставка неотложной медицинской помощи. только стоматологический.В то же время продолжалась терапия рака, и требовалось своевременное лечение СО.

    Сегментация рынка

    • По причине
    • По обработке
    • Продажа по обработке
    • По регионам

     

    Сегментация рынка – по обработке

    В настоящее время он показан для использования у пациентов с гематологическими злокачественными новообразованиями или раком крови (лейкозы, лимфомы и миеломы), которым проводится трансплантация костного мозга или стволовых клеток.Было обнаружено, что палифермин уменьшает продолжительность и тяжесть мукозита у этих пациентов. Как отмечалось ранее, еще неизвестно, будет ли палифермин показан для использования у пациентов с раком ротовой полости

    .

    Палифермин представляет собой искусственную версию белка, который естественным образом вырабатывается организмом и называется фактором роста кератиноцитов (KGF). KGF стимулирует рост таких тканей, как кожа и слизистая оболочка рта, желудка и кишечника. Он также помогает в восстановлении кожи и слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, стимулируя рост и развитие клеток.Палифермин, как и собственный KGF организма, также способен стимулировать рост и развитие этих клеток.

     

    Посмотреть полный отчет @ https://bit.ly/3u5EqhP

     

    Географический анализ – Южная Америка

    Исследователи из Аргентины провели клиническое исследование среди 29 пациентов с распространенным раком головы и шеи, чтобы оценить безопасность и эффективность внутривенного введения производного глютамина, L-аланил-L-глютамина.L-аланил-L-глутамин вводили внутривенно половине пациентов, тогда как физиологический раствор вводили другой половине (плацебо)

    Пациенты, получавшие L-аланил-L-глутамин, испытывали меньшую боль, чем те, кто получал плацебо. Отрицательных побочных эффектов, связанных с L-аланил-L-глютамином

    , не наблюдалось.

    По данным исследователей из Аргентины, у пациентов с прогрессирующим раком головы и шеи внутривенное введение производного глютамина L-аланил-L-глутамина может снизить тяжесть орального мукозита.

     

    Конкурентная среда

    Основные игроки на мировом рынке орального мукозита включают Bausch Health, Swedish Orphan Biovitrum AB, Camurus AB, Helsinn Healthcare SA, Laboratorios Rubio SA, Clinigen Group Plc, EUSA Pharma Inc., Sunstar, Basic Pharma Life Science Pvt Ltd. и Blairex Laboratories. , ООО

    Несколько ключевых компаний приняли политику слияний и поглощений, географического расширения и сотрудничества, чтобы помочь им занять видное место в качестве сильных конкурентов на рынке, а также расширить свои продажи на мировом рынке орального мукозита.

    Другие компании, такие как Galera Therapeutics, Innovation Pharmaceutical Companies, Moberg Pharma AB и многие другие компании, проводят клинические испытания своих препаратов.

     

    Актуальные темы

    Рынок пероральных трансмукозальных препаратов

    Рынок пародонтологических препаратов

    Media Contact
    Название компании: Datam Intelligence
    Контактное лицо: Sai
    Электронная почта: Отправить письмо
    Телефон: +1 877 441 440006
    Страна: Соединенные Штаты Соединенные Штаты
    Сайт: /www.datamintelligence.com/research-report/oral-mucositis-market

    Обеспечивает ли одновременная аугментация мягких тканей вокруг немедленной или отсроченной имплантации зубов с использованием субэпителиального трансплантата соединительной ткани лучшие результаты по сравнению с другими вариантами лечения? Систематический обзор и метаанализ

    Аннотация

    Цель

    Клинические преимущества одновременной установки имплантата и наращивания мягких тканей с использованием различных методов лечения неясны.Текущий мета-анализ был направлен на сравнение влияния одновременной аугментации мягких тканей с использованием субэпителиального соединительнотканного трансплантата (SCTG) вокруг немедленной или отсроченной установки зубных имплантатов с другими методами лечения на здоровье и эстетику тканей вокруг имплантата.

    Методы

    До мая 2021 г. был проведен поиск в четырех базах данных (PubMed, EMBASE, Cochrane Central и Google Scholar). Были включены рандомизированные контрольные испытания с последующим наблюдением >3 месяцев, в которых оценивалась одновременная установка имплантата (немедленная или отсроченная) и аугментация мягких тканей с помощью ССТ по сравнению с другими методами лечения.Переменными-предикторами были SCTG по сравнению с отсутствием аугментации с/без направленной костной регенерации (GBR) или другими методами аугментации (бесклеточный дермальный матрикс (ADM), ксеногенный коллагеновый матрикс (XCM). Исходными переменными были толщина щечной ткани (BTT), средний щечный уровень десны (MGL), потеря маргинальной кости (MBL) и розовая эстетическая оценка (PES). Были оценены кумулятивные средние различия (MD) и 95% доверительный интервал (CI)

    .

    Результаты

    Было включено двенадцать исследований. SCTG вместе с немедленной установкой имплантата (IIP) или отсроченной установкой имплантата (DIP) показала статистически значимое улучшение BTT (фиксированная; MD, 0.74; 95% ДИ, 0,51; 0,97), MGL (фиксированный; РС, 0,5; 95% ДИ, 0,21; 0,80), ПЭС (фиксированный; РС, 0,79; 95% ДИ, 0,29; 1,29) и менее MBL (фиксированный; РС, -0,11; 95% ДИ, -0,14; -0,08) по сравнению с отсутствием трансплантата (P<0,05). Статистически незначимые различия в BTT (случайный; РС, 0,62; 95% ДИ, -0,41; 1,65), МГЛ (фиксированный; РС, -0,06; 95% ДИ, -0,23; 0,11), MBL (фиксированный; РС, 0,36; 95% ДИ, -0,05; 0,77) и ПЭС (фиксированный; РС, 0,28; 95% ДИ, -0,10; 0,67) наблюдались, когда ССТГ вместе с ДИП сравнивали с отсутствием аугментации плюс НКР.Точно так же не наблюдалось статистически значимой разницы при сравнении SCTG вместе с DIP с бесклеточным дермальным матриксом (ADM) в отношении BTT (MD: 0,71, P = 0,18) и KMW (MD: 0,6, P = 0,19).

    Заключение

    Существует очень низкое качество доказательств для предоставления рекомендаций относительно того, превосходит ли одновременная установка дентальных имплантатов (IIP или DIP) и наращивание мягких тканей с использованием SCTG отсутствие наращивания или сравнимо с другими материалами для наращивания тканей в улучшении качества и количества периимплантатные ткани.Следовательно, по-прежнему необходимы дальнейшие, хорошо спланированные РКИ с большим размером выборки и длительным периодом наблюдения.

    Образец цитирования: Aldhohrah T, Qin G, Liang D, Song W, Ge L, Mashrah MA, et al. (2022) Обеспечивает ли одновременная аугментация мягких тканей вокруг немедленной или отсроченной установки зубных имплантатов с использованием трансплантата из субэпителиальной соединительной ткани лучшие результаты по сравнению с другими вариантами лечения? Систематический обзор и метаанализ. ПЛОС ОДИН 17(2): е0261513. https://дои.org/10.1371/journal.pone.0261513

    Редактор: Эссам Аль-Мораисси, Университет Тамар, стоматологический факультет, ЙЕМЕН

    Получено: 12 марта 2021 г.; Принято: 3 декабря 2021 г .; Опубликовано: 10 февраля 2022 г.

    Авторское право: © 2022 Aldhohrah et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все данные доступны в документах и ​​в файлах вспомогательной информации.

    Финансирование: Муниципальное бюро науки и техники Гуанчжоу, проект фундаментальных исследований Гуанчжоу (202002030301). Мы подтверждаем, что «Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы не сообщили о конфликте интересов, связанном с данным исследованием.

    1. Введение

    Зубные имплантаты широко используются для замены отсутствующих зубов. В последнее время остеоинтеграция вокруг зубных имплантатов становится обозримой процедурой; поэтому акцент был смещен с получения остеоинтеграции на достижение удовлетворительного эстетического вида [1, 2]. Создание естественно выглядящей ткани вокруг имплантата, особенно в эстетической зоне, является сложной задачей для специалистов по имплантации зубов. Адекватные щечно-язычные и апикокорональные размеры твердых и мягких тканей необходимы для оптимальной функции и эстетики после дентальной имплантации [3, 4].Иногда установка зубного имплантата в эстетической зоне либо в зажившую кость, либо в лунку для удаления связана с эстетическими проблемами, особенно у пациентов, которые демонстрируют десневой гребешок верхней челюсти во время улыбки или разговора [5]. Эстетические осложнения обычно вызваны отсутствием достаточного количества костной ткани после потери зуба. Лечение дефицита костной ткани до или во время установки зубных имплантатов с использованием нескольких методов наращивания кости было обобщено в Кокрейновских системных обзорах [6, 7].Однако бывают ситуации, когда можно решить неприятные эстетические результаты исключительно за счет манипулирования или аугментации мягких тканей [8]. Аугментацию мягких тканей можно проводить в разные моменты времени во время имплантации либо одновременно, на этапе интеграции тканей, либо отсрочку после окончательной загрузки имплантата [2]. Одновременная аугментация мягких тканей во время установки дентального имплантата с использованием субэпителиального соединительнотканного трансплантата (SCTG) [9] или других заменителей, таких как ксеногенная коллагеновая матрица (XCM) [10, 11], бесклеточная дермальная матрица (ADM) [12]. рекомендуется для уменьшения потери костной ткани у пациентов с тонким биотипом десны [13, 14], для предотвращения рецессии слизистой оболочки средней части лица [14, 15], для предотвращения мерцания через части имплантата, особенно сделанные из титана [16].

    SCTG, взятый из области твердого неба или бугра, стал золотым стандартом для утолщения ткани вокруг имплантата и улучшения эстетики. Тем не менее, SCTG подвергается критике за то, что она связана с заболеваемостью донорского участка и длительным временем операции. Чтобы преодолеть эти недостатки, XCM и ADM использовались в качестве альтернативы SCTG для наращивания мягких тканей вокруг зубного имплантата. В последнее время появилось значительное количество системных обзоров и метаанализов, касающихся эффективности аугментации мягких тканей в здоровых и пораженных мягких тканях вокруг дентального имплантата, [17], сроков установки трансплантата [2], изменения толщины ороговевшего слоя [18]. , а также влияние аугментации на эстетические результаты вокруг зубного имплантата [19] или оценить вероятность успеха и осложнения, связанные между типом 1 и другими типами протоколов установки имплантатов [20].Lin и соавт. [2] показали отсутствие различий между одновременной и поэтапной аугментацией мягких тканей во время имплантации. Thoma et al [17] пришли к выводу, что процедуры трансплантации мягких тканей приводят к более благоприятным периимплантационным KMW, BTT и MBL по сравнению с протоколом без трансплантации. В другом систематическом обзоре Esposito et al [8] пришли к выводу, что нет достаточных надежных доказательств, чтобы дать рекомендации о том, полезны ли для пациентов методы коррекции/аугментации мягких тканей вокруг имплантата или увеличения ширины кератинизированной/прикрепленной слизистой оболочки.

    Недавно Stefan и соавт. провели систематический обзор и сообщили, что аугментация мягких тканей полезна в отношении ширины ороговевшей слизистой оболочки и рецессии средней части лица и не показала никакого влияния на MBL вокруг имплантата [21]. Точно так же Angelis и соавторы обнаружили, что SCTG улучшает толщину мягких тканей вокруг имплантата и уменьшает рецессию мягких тканей и потерю маргинальной кости при одновременном размещении с протоколом IIP [22]. Тем не менее, отсутствуют четкие доказательства клинических и эстетических преимуществ одновременной аугментации мягких тканей при немедленной или отсроченной установке зубных имплантатов с использованием ССТ по сравнению с отсутствием трансплантации (с или без НКР) или с другими процедурами аугментации (КМ и АДМ).Таким образом, это исследование было проведено для систематического обзора и критической оценки исследований, в которых сравнивались изменения мягких тканей после различных методов аугментации в месте установки зубного имплантата, а также для ответа на вопрос «Дает ли одновременная аугментация мягких тканей вокруг немедленной или отсроченной установки зубного имплантата с использованием SCTG лучшие результаты?» по сравнению с другими вариантами лечения?».

    В качестве предикторов сравнения рассматривались изменения толщины щечных мягких тканей (BTT), среднещечного уровня десны (MGL), потери маргинальной кости (MBL), ширины кератинизированной ткани (KMW) и оценки эстетики Pink (PES). между различными хирургическими вмешательствами.

    2. Материалы и методы

    В этом систематическом обзоре и метаанализе авторы следуют заявлению о предпочтительных элементах отчетности для систематического обзора и метаанализа (PRISMA) (контрольный список S1) [23]. Протокол этого мета-анализа был зарегистрирован в PROSPERO (регистрационный номер CRD42019123118).

    2.1 Целевой вопрос

    Обеспечивает ли одновременная аугментация мягких тканей во время немедленной или отсроченной установки имплантата с использованием субэпителиального трансплантата соединительной ткани лучшие результаты по сравнению с другими вариантами лечения?

    Вопрос для текущего метаанализа был принят в соответствии с критериями PICO:

    1. P: Взрослым здоровым пациентам с частичной адентией был установлен одиночный зубной имплантат в лунку удаления или в заживший участок.
    2. I: Аугментация мягких тканей с использованием SCTG (взятого из неба или бугра верхней челюсти) или других материалов для аугментации (ADM или XCM) вокруг немедленной или отсроченной установки зубных имплантатов.
    3. C: SCTG, без аугментации или других материалов для аугментации (ADM или XCM).
    4. O: Изменение BTT, MGL, MBL, KMW и PES в период наблюдения >3 месяцев.
    5. T : Пациенты во всех включенных исследованиях должны наблюдаться в течение более 3 месяцев после одновременной установки имплантата и аугментации мягких тканей.
    6. S : Рандомизированные контролируемые испытания (РКИ) (разделенные и параллельные исследования).

    Изменение MGL определяется как апикальная миграция десневого края к платформе зубного имплантата. BTT измеряется на 1–2 мм ниже края десны имплантата и классифицируется как биотип тонкой десны (если ≤ 1 мм) или биотипа толстой десны (если > 1 мм). MBL определяется как расстояние от поверхности контакта имплантата и абатмента со стороны имплантата до маргинальной кости. KMW определяется как расстояние между десневым краем и слизисто-десневым соединением.

    2.2 Стратегия поиска

    С момента создания до мая 2021 г. электронный поиск в PubMed, EMBASE и Cochrane Central, Google Scholar выполнялся двумя независимыми рецензентами (файл S1). Для электронного поиска в PubMed использовались следующие ключевые слова: ((немедленная имплантация [название/резюме]) ИЛИ (немедленная установка имплантата [название/резюме]) ИЛИ (ранняя установка имплантата [название/резюме])) ИЛИ (отложенная установка имплантата [Название/Аннотация])) И ((трансплантат мягких тканей [Название/Аннотация]) ИЛИ (субэпителиальный трансплантат соединительной ткани [Название/Аннотация]) ИЛИ (соединительная ткань [Название/Аннотация]) ИЛИ (аугментация мягких тканей [Название/Аннотация]) ИЛИ (трансплантация мягких тканей [Название/Аннотация]) ИЛИ Ксенотрансплантат [Название/Аннотация])) ИЛИ гетеротрансплантаты [Название/Аннотация])) ИЛИ коллагеновая матрица [Название/Аннотация])) ИЛИ мукотрансплантат [Название/Аннотация])) Резюме])) ИЛИ Бесклеточный дермальный матрикс [Название/Аннотация])) ИЛИ бесклеточная дерма [Название/Реферат])) И ((прикрепленная десна [Название/Реферат]) ИЛИ (толщина щечной мягкой ткани [Название/Аннотация]) ИЛИ ( ороговевшая слизистая оболочка [Название/Аннотация]) ИЛИ (край мягких тканей[Название/Аннотация]) ИЛИ (глубина зондирования кармана [Название/Аннотация]) ИЛИ (эстетическая [Название/Аннотация])).Кроме того, ручной поиск в области дентальной имплантологии (например, «Клинические исследования оральных имплантатов», «Журнал стоматологии», «Клиническая стоматология оральных имплантатов и смежные исследования», «Журнал исследований пародонтологии», «Журнал клинической пародонтологии», «Журнал пародонтологии», «Журнал оральной реабилитации», «Международный журнал»). Журнал оральной и челюстно-лицевой имплантологии, Международный журнал оральной и челюстно-лицевой хирургии, Американский журнал оральной и челюстно-лицевой хирургии и Европейский журнал оральной имплантологии, Журнал эстетической и восстановительной стоматологии).Соответствующие статьи были тщательно проверены на наличие исследований, соответствующих критериям включения.

    2.3 Критерии включения/исключения

    Были включены квалифицированные исследования, отвечающие следующим критериям: 1) англоязычные рандомизированные контролируемые испытания (РКИ) на людях, 2) одиночный зубной имплантат, установленный в лунку после удаления или на заживший участок с одновременной аугментацией мягких тканей 3) РКИ с последующим наблюдением > 3 месяца. 4) РКИ, в которых SCTG сравнивали с другими методами аугментации. 5) РКИ, в которых сообщали хотя бы об одной из следующих переменных: BTT, KMW, MGL, MBL или PES.

    Были исключены исследования, в которых сообщалось об одном из следующих критериев: 1) не проводилось РКИ и не проводилась одновременная аугментация мягких тканей во время установки зубного имплантата. 2) размер выборки менее 10 пациентов, 3) обзорные исследования, рефераты совещаний, отчеты о случаях, серии случаев и статьи не на английском языке. 3) Исследования < 3 месяцев периода наблюдения.

    2.4 Процесс извлечения данных

    Два исследователя (TA., GQ.) независимо оценили названия, рефераты и полные тексты соответствующих исследований.Все следующие данные во включенных исследованиях были собраны, когда они были доступны: дизайн исследования, количество пациентов, год публикации, возрастной диапазон, средний возраст, номер имплантата, компания, тип вмешательства, лоскутное или безлоскутное, аугментация твердых тканей, последующее наблюдение. период и переменные исхода (таблица 1). Два исследователя (A. TA. DLL.) собрали данные об интересующих исходах, любые разногласия между рецензентами разрешались на основе консенсуса.

    2.5 Оценка риска смещения

    Два автора (А.Т.А., М.А. М) независимо оценили риск систематической ошибки во включенных исследованиях. Оценка качества риска систематической ошибки для всех включенных исследований проводилась с использованием инструмента Кокрановского сотрудничества. Все исследования оценивались с использованием контрольного списка РКИ, который включает генерацию случайных последовательностей, сокрытие распределения, ослепление оценки результатов, неполные данные об исходах, выборочную отчетность и другие систематические ошибки. Если все критерии были соблюдены, исследование оценивалось как низкий риск систематической ошибки. Если один или несколько ключевых доменов были неясны, в исследовании рассматривался неясный риск систематической ошибки.Исследования, которые не соответствовали одному или нескольким из этих критериев, были классифицированы как имеющие высокий риск систематической ошибки. В случае разногласий консенсус достигался путем консультации с третьим рецензентом (WLP).

    2.6 Достоверность доказательств

    Подход к оценке, разработке и оценке рекомендаций (GRADE) метаанализа использовался для определения достоверности оценок эффекта метаанализа для всех интересующих исходов. В системе GRADE РКИ оцениваются как доказательства высокого качества, но они могут быть понижены из-за ограничений в одной или нескольких из следующих областей: риск систематической ошибки, непоследовательность, косвенность доказательств, неточность и систематическая ошибка публикации [24].Суммарная достоверность для настоящих доказательств была оценена с использованием RevMan [25].

    2.7 Статистический анализ

    Анализ был проведен для сравнения влияния одновременной аугментации мягких тканей различными методами на ткани вокруг имплантата. Все данные, собранные в текущем обзоре, были непрерывными данными, а средневзвешенные различия (РС) и 95% доверительный интервал (ДИ) использовались для построения лесных участков выбранных исследований. Неоднородность исследований оценивали с помощью Кокрейновского теста Q (критерий χ 2 ) и индекса I-квадрата ( I 2 ). I 2 = от 0% до 25%, неоднородность отсутствует; I 2 = от 25% до 50%, умеренная неоднородность; I 2 = от 50% до 75%, высокая неоднородность; I 2 = от 75% до 100%, крайняя неоднородность [26]. Когда I 2 < 50%, мы использовали модель случайных эффектов, описанную ДерСимоняном и Лэрдом [27]. В противном случае данные считались однородными и использовалась модель с фиксированным эффектом. Значение p <0,05 считалось статистически значимым.Метаанализ подгруппы был проведен для оценки влияния различных переменных на интересующие результаты. Программное обеспечение Review Manager Кокрановского сотрудничества (RevMan, версия 5.0) использовалось для анализа данных.

    2.8 Анализ чувствительности

    Анализ чувствительности был проведен для оценки того, повлияло ли каждое отдельное исследование на окончательные результаты. Это было выполнено путем пропуска одного исследования за раз и расчета объединенных средних различий (РС) для остальных исследований.

    3. Результаты

    Электронный и ручной поиск выявил 813 статей. После удаления дубликатов осталось семьсот тридцать две записи. Заголовки и аннотации остальных 732 статей были проверены, а 712 были исключены из-за того, что они не относятся к теме или не относятся к английскому языку. Два исследователя внимательно прочитали полный текст оставшихся 20 исследований для возможного включения. Наконец, 12 РКИ [5, 28–38] соответствовали критериям включения и были включены в наш метаанализ (рис. 1) (табл. 1).Остальные 8 статей были исключены по причинам (таблица 2). Срок наблюдения составил от 4 до 24 месяцев. В одном исследовании сообщалось, что минимальный период наблюдения составил 4 месяца [30], тогда как максимальный срок наблюдения составил 24 месяца [36] (таблица 1).

    3.1 Характеристики исследования

    Включены двенадцать статей [5, 28–38], в которых приняли участие 363 человека. Возраст больных колебался от 22 до 65 лет. Срок наблюдения составил от 4 месяцев до 2 лет (таблица 1). В четырех включенных исследованиях было 11 пациентов, выбывших из наблюдения [31, 34, 36, 38].ССТГ сравнивали с отсутствием трансплантата вместе с ИИП в четырех включенных исследованиях [29, 35-37]. В двух исследованиях ССТГ сравнивали без трансплантата с ДИП [5, 33]. ССТГ сравнивали с АДМ в трех включенных исследованиях [30, 34, 38]. В трех статьях [28, 31, 32] SCTG сравнивали с отсутствием аугментации и направленной костной регенерацией (НКР). Для методов оценки использовались различные методики. BTT измеряли в миллиметрах (мм) и оценивали с помощью эндодонтических инструментов в 2 исследованиях [31, 36], ультразвукового устройства в одном исследовании [28].Для MGL результат измерялся в мм. Фотографии с пародонтальным зондом в двух исследованиях [37, 46], слепок был сфотографирован с миллиметровой сеткой в ​​одном исследовании [36], а пародонтальный зонд и слепок в одном исследовании [35]. КТ оценивали с помощью пародонтального зонда в четырех исследованиях [30, 31, 34, 36, 38]. MBL измеряли в мм и оценивали с помощью внутриротовой рентгенограммы во всех исследованиях. ПЭС оценивали, как описано Furhauser et al [47].

    3.2 Оценка качества включенных исследований

    Для оценки включенных РКИ применялся полный контрольный список (инструмент Cochrane Collaboration для оценки риска систематической ошибки).Два исследования [5, 31] были оценены как имеющие низкий риск систематической ошибки, пять статей [28, 30, 32, 33, 37] были оценены как неясный риск, а пять исследований были оценены как высокий риск систематической ошибки [29, 34–37]. 36, 38] (рис. 2).

    3.3 Достоверность доказательств

    На основании результатов инструментов оценки GRADE (файл S2) качество доказательств для всего анализа было оценено как очень низкое. Качество доказательств было понижено из-за ограничений дизайна исследования (риск систематической ошибки) и неточностей.

    3.4 Результаты отдельных переменных результатов

    3.4.1 Аугментация мягких тканей при немедленной установке имплантата (IIP).

    A-SCTG по сравнению с отсутствием трансплантата плюс IIP . Было включено четыре исследования с общим числом участников (n = 144) [29, 35–37].

    • Средний щечный уровень десны (MGL) оценивали в трех исследованиях [29, 35, 37] с общим числом участников 96 (SCTG = 48, без трансплантата = 48) с последующим наблюдением от 12 до 24 месяцев. SCTG показал статистически незначимую разницу в MGL по сравнению с отсутствием трансплантата (случайно; MD, 0.09; 95% ДИ, -0,95, 0,93, P = 0,. 83 ). Однако наблюдалась высокая гетерогенность около 91 %, и после удаления исследования Frizzera et al. ССТГ (n = 40) показала статистически значимую разницу в MGL по сравнению с отсутствием трансплантата (n = 40), и наблюдалась гетерогенность 0 %. (Фиксированная; РС, 0,50; 95% ДИ, 0,21, 0,80, P = 0 . 0009 , I 2 = 0 ). (рис. 3В).
    • Толщина буккальной ткани (BTT) оценивалась в двух включенных исследованиях с общим числом участников 64 [29, 36].Migliorati и соавт. [36] сравнили ССТ с отсутствием трансплантата через 12 и 24 месяца наблюдения. Frizzera и соавт. [29] сравнивали ССТ с отсутствием трансплантата через 12 месяцев. Метаанализ двух включенных исследований показал статистически значимое увеличение BTT в пользу SCTG (фиксированная, РС, 0,84; 95% ДИ, 0,54, 1,14, P = 0,,001 , I2 = 0% ). После двух лет наблюдения наблюдалось снижение BTT примерно на 2,4 мм по сравнению с одним годом (рис. 4А). В одном исследовании [36] был проведен анализ подгрупп в отношении биотипа толщины десны (тонкая или толстая), а метаанализ подгруппы в группе пациентов с тонким биотипом десны вместе с ССТ показал статистически незначимое увеличение примерно на 0.3 мм в BTT по сравнению с пациентами без аугментации и биотипом тонкой десны (фиксированная; РС, 0,3; 95% ДИ, -0,04, 0,64, P = 0 . 09 ). Однако метаанализ биотипа толстой десны, получившего ССТГ, показал статистически значимое увеличение BTT примерно на 0,8 мм по сравнению с биотипом толстой десны без трансплантата (фиксированное; РС, 0,8; 95% ДИ, 0,31, 1,29, P). = 0 . 001 ) (рис. 4В).
    • Потеря маргинальной кости была зарегистрирована в трех исследованиях с общим числом участников 108 [35–37].SCTG показала статистически значимую меньшую потерю маргинальной кости примерно 0,12 и 0,1 после одного и двух лет наблюдения (фиксированная; РС, -0,12; 95% ДИ, -0,17 — -0,07, P = 0,,001) и (фиксированное; РС, -0,1; 95% ДИ, -0,15, -0,05, P = 0,,,001,) соответственно (рис. 5).
    • Розовая эстетическая оценка была зарегистрирована в трех исследованиях с участием 124 участников [29, 36, 37] наряду с ИИП. SCTG показала статистически значимое улучшение оценки эстетики розового цвета по сравнению с отсутствием трансплантата (фиксированная; MD, 0.79; 95% ДИ, 0,29, 1,29, P = 0,. 002 ) (рис. 6).

    Рис. 3.

    (A) Среднещечная рецессия, ССТГ по сравнению с отсутствием трансплантата вместе с ИИП. (Сообщалось о высокой гетерогенности 91%). (B) Среднещечная рецессия, ССТГ по сравнению с отсутствием трансплантата вместе с ИИП. (После удаления исследования, проведенного Frizzera et al., неоднородность изменилась до 0%).

    https://doi.org/10.1371/journal.pone.0261513.g003

    B-SCTG по сравнению с другими методами аугментации (XCM или ADM) плюс IIP .

    • Frizzera и соавт. [29] сравнили ССТ с КМ в отношении МР, БТТ и ПЭС. Различия в MGL и BTT через 6 и 12 месяцев были статистически значимыми в пользу ССТГ. Различия в MGL через 6 и 12 месяцев были (среднее (SD) -0,14 (0,75) по сравнению с 0,14 (0,37) и 0,04 (0,3) по сравнению с 0,42 (0,60)) соответственно, тогда как различия в BTT были (2,82 мм ± 0,40 по сравнению с 2,05 мм ± 0,41; P <0,001) и (3,04 мм ± 0,61 против 2,1 мм ± 0,54; P <0,001) соответственно. Это исследование рассматривалось как имеющее высокий риск систематической ошибки.Статистически значимых различий в отношении ПЭС не наблюдалось (P>0,05) (таблица 1).
    • Abbas [38] протестировал SCTG по сравнению с ADM в сочетании с IIP. Через 12 месяцев различия были статистически незначимыми в отношении KMW (P = 0,22) и PES (P = 0,33).
    3.4.2 Аугментация мягких тканей при ДИП.

    A-SCTG по сравнению с отсутствием трансплантата плюс DIP .

    • В одном исследовании (n = 60) [33] с последующим наблюдением в течение 1 года сравнивали два типа аугментации мягких тканей (SCTG и XCM) без трансплантата вместе с DIP в сохраненной лунке.Через 12 месяцев наблюдения не было статистически значимых изменений MGL, PES, уровня маргинальной кости и клинической периимплантатности (P>0,05).
    • Wiesner et al [5] выполнили одновременную аугментацию мягких тканей с помощью SCTG в сочетании с DIP. Через 12 месяцев наблюдения наблюдалось статистически значимое изменение BTT (среднее изменение 1,3 мм, P = 0,001), MBL (среднее изменение 0,79 мм, P <0,05) и ПЭС (P = 0,001) в пользу ССТГ.

    B-SCTG по сравнению с отсутствием трансплантации мягких тканей плюс НКР с DIP .Три статьи с общим размером выборки n = 74 пациентов сравнивали ССТГ без аугментации плюс НКР [28, 31, 32]. De Bruyckere et al [28, 32] провели два исследования одного и того же испытания с одними и теми же участниками, но с разными исходами. Три исследования были включены в оценку следующих исходов:

    В двух исследованиях [28, 31] SCTG сравнивали без аугментации плюс НКР в отношении MGL и BTT, и наблюдалась статистически незначительная разница (фиксированная; РС, -0,06; 95% ДИ, -0.23–0,11, P = 0,47) (случайно; РС, 0,62; 95% ДИ, -0,41–1,65, P = 0,, 24 ) (рис. 7А и 7В). Кроме того, не наблюдалось статистически значимой разницы в отношении MBL и KMW при сравнении SCTG без аугментации плюс GBR (рис. 8).

    Эстетическая оценка розового цвета оценивалась в двух исследованиях [31, 32], не было статистически значимой разницы между ССТГ и НКР (фиксированная; РС, 0,28; 95% ДИ, -0,10–0,64, P = 0,, 14 ) (рис. 7С).

    С.SCTG по сравнению с другими методами аугментации (CM или ADM) плюс DIP .

    • В двух исследованиях, проведенных Hutton et al. [30], сравнивали ССТГ с АДМ и ДИП, в общей сложности 20 пациентов с последующим наблюдением в течение 4 месяцев. Через четыре месяца после операции не наблюдалось статистически значимых различий в показателях BTT (MD: 0,71, P = 0,18) и KMW (MD: 0,6, P = 0,19) между ADM и SCTG. Другое исследование сравнило ССТГ с АДМ с участием 24 пациентов и 12 месяцев наблюдения [34] и показало статистически незначимое увеличение KMW примерно на 0.10 мм. В одном исследовании [34] оценивалась эстетическая оценка розового цвета, и не было статистической разницы между SCTG и ADM (P = 0,25).

    4. Обсуждение

    Основываясь на результатах оценки GRADE, существует очень низкое качество доказательств, показывающих, что одновременная аугментация мягких тканей вокруг немедленной или отсроченной установки зубных имплантатов приводит к улучшению качества и качества пери- ткани имплантата. Настоящее исследование показало, что увеличение мягких тканей является полезной процедурой для предотвращения рецессии средней части лица, увеличения BTT и снижения MBL, и это не зависит от времени использования протокола установки имплантата.ССТГ сравнивали с отсутствием аугментации в сочетании с ИИП в 2 включенных исследованиях [35, 37] с участием 80 пациентов; была статистически значимая более коронально расположенная MGL в пользу SCTG (фиксированная; РС, 0,50; 95% ДИ, 0,21, 0,80, P = 0,, 0009 ). Этот результат согласуется с некоторыми клиническими исследованиями в том, что одновременная пластика мягких тканей под слизистой оболочкой десны приводила к увеличению высоты и толщины тканей вокруг имплантата [40, 48], и этот хирургический вариант можно рассматривать в случаях с отсутствием — спасаемые зубы с рецессией десны, в случаях отсутствия прикрепленной десны и для сокрытия нижележащих реставрационных материалов имплантата [37, 46, 49].

    Результаты, полученные в настоящем системном обзоре и метаанализе, подтверждают, что аугментация мягких тканей с использованием SCTG значительно улучшает BTT вокруг зубного имплантата независимо от того, применялся ли протокол немедленной или отсроченной установки. Увеличение BTT после одного года наблюдения составило 0,84 мм в исследованиях, в которых выполнялась одновременная аугментация SCTG вместе с IIP, и 1,3 мм в исследовании, в котором SCTG выполнялась вместе с DIP. Однако эти результаты следует интерпретировать с осторожностью из-за высокой гетерогенности среди исследований, в которых оценивали ССТГ вместе с ИИП, и только в одном исследовании оценивали ССТГ вместе с ДИП.

    Одним из важных факторов, который считается прогностическим фактором эстетического результата, является биотип десны [50, 51]. Сообщалось, что толщина десны в области гребня играет решающую роль в стабильности маргинальной кости вокруг имплантата. Кроме того, сообщалось, что в группе с толстым биотипом десны происходит меньше срединно-буккальной рецессии по сравнению с тонкой группой [52]. Kan и соавт. продемонстрировали, что участки с толстым биотипом десны демонстрировали значительно меньшие изменения уровня десны на лице, чем участки с тонким биотипом десны [53].Farina и Zaffe [54] пришли к выводу, что аугментация мягких тканей при биотипе тонкой десны с использованием ADM увеличивает толщину десны в большей степени, чем при биотипе толстой десны, тогда как уменьшение было обнаружено в контрольных участках без использования трансплантата. Наш вывод согласуется с исследованием, проведенным Speroni et al [55], в том, что биотип толстой десны вместе с SCTG показал статистически значимое увеличение BTT примерно на 0,8 мм по сравнению с биотипом тонкой десны, который показал статистически незначительное изменение примерно на 0.3 мм. Однако этот результат был получен в одном исследовании с очень низким качеством доказательств [36].

    Метаанализ изменения толщины слизистой оболочки в подгруппах через один и два года показал среднюю разницу около 0,84 мм и 0,60 мм соответственно при ССТГ по сравнению с отсутствием трансплантата в сочетании с ИИП. Средняя потеря BTT между 1 годом и 2 годами была минимальной и составляла около 0,24 мм. Это согласуется с исследованием, проведенным Sanz-Martín et al [56], которые сообщили о среднем снижении примерно на 0.3 мм в контурах щечной ткани между 6 месяцами и 1 годом. Интересно, что в некоторых исследованиях сообщалось о значительном увеличении толщины мягких тканей после немедленной имплантации, даже если аугментация мягких тканей не использовалась [40, 57].

    GBR также может играть роль в повышении стабильности мягких тканей вокруг имплантата и предотвращении усадки маргинальных тканей. Сообщалось, что маргинальные изменения десны могут произойти после немедленной установки имплантата, особенно в эстетической зоне [58].Поэтому было предложено заполнить зазор между имплантатом и щечной костной пластиной костным трансплантатом, чтобы уменьшить резорбцию кости [59]. К сожалению, ни одно исследование в текущем мета-анализе не проверяло эффект ССТГ по сравнению с НКР вместе с ИИП. Вместо этого были включены два испытания, в которых сравнивали эффект одновременной аугментации мягких тканей с помощью ССТГ и НКР [28, 31] наряду с отсроченной установкой имплантата. Удивительно, но оказалось, что результаты GBR сравнимы с эффектом SCTG в улучшении BTT, MGL и PES P = 0.24, 0,47 и 0,14 соответственно.

    Сравнение SCTG с XCM или ADM вместе с DIP показало сопоставимый эффект в улучшении качества и количества ткани вокруг имплантата. Лоренцо и др. [39] сообщили, что не наблюдалось статистической разницы между SCTG и XCM в отношении щечной рецессии ( P = 0,, 667 ), и это соответствовало нашим выводам. Хубер и др. [60] и Тома и соавт. [17] не выявили статистически значимой разницы в толщине буккальной ткани при ССТ по сравнению с XCM.В качестве альтернативы Cairo et al. [43] показали значительное увеличение BTT в группе SCTG по сравнению с группой XCM. Однако эти исследования [43, 60] были исключены из текущего обзора, поскольку аугментация мягких тканей не выполнялась одновременно с установкой имплантата (таблица 2). Сравнение ССТГ с АДМ в отношении МГЛ, БТТ, МКЛ и ПЭС не показало статистически значимой разницы P>0,05. Этот вывод согласуется с исследованиями, проведенными Liu et al. [61], который был исключен из текущего метаанализа, поскольку статья была написана на китайском языке.Кроме того, этот результат согласуется с исследованиями, в которых сравнивали эффект ССТГ и АДМ при лечении рецессии десны вокруг естественных зубов [62, 63].

    Мы заметили несколько ограничений в текущем мета-анализе, которые следует объявить. Во-первых, большинство включенных исследований были оценены как имеющие высокий риск систематической ошибки. Во-вторых, оценивались только РКИ, что ограничивало количество включенных исследований; таким образом, включение как РКИ, так и не РКИ исследований в будущий метаанализ было бы полезно для обеспечения того, чтобы вся соответствующая информация была проверена.В-третьих, небольшой размер выборки во включенных исследованиях. В-четвертых, высокая неоднородность в некоторых анализах из-за различий в дизайне исследований, наборе участников и методах, используемых для оценки результатов. В-пятых, неанглоязычные исследования в текущем обзоре были исключены. Наконец, несколько соучредителей, которые могут повлиять на интересующие исходы, не оценивались в большинстве включенных исследований, таких как время наблюдения, место забора ССТГ (с неба или бугра верхней челюсти), биотип десны, диаметр имплантата, система имплантата. , поверхность имплантата, дизайн имплантата, тип используемого абатмента, с использованием костного трансплантата или без него, а также использовалась ли немедленная временная установка или нет.Однако; для оптимального сравнения различных операций по увеличению ткани вокруг имплантата с наименьшими отклонениями, однородная выборка участников с одинаковыми методами установки имплантатов (IIP и DIP), местом установки имплантата, методами увеличения (мягкое и/или жесткое увеличение), последующее наблюдение раз (период наблюдения > 3 месяцев) рекомендуется. Все вышеупомянутые ограничения не позволяют нам сделать ошибочный вывод о влиянии одновременной аугментации мягких тканей вокруг немедленной или отсроченной установки зубных имплантатов на здоровье и эстетику вокруг имплантата.Таким образом, результаты текущего мета-анализа следует интерпретировать с осторожностью, и необходимы дальнейшие РКИ с большим размером выборки, более длительным периодом наблюдения и более четким дизайном, который сравнивает SCTG и отсутствие трансплантата или других заменителей мягких тканей.

    5. Заключение

    В рамках ограничений текущего метаанализа представляется, что:

    1. Одновременная аугментация мягких тканей с помощью SCTG во время немедленной установки имплантата улучшает BTT и PES, предотвращает среднещечную рецессию и снижает MBL по сравнению с NG.
    2. SCTG по сравнению с GBR вместе с DIP показали статистически незначимую разницу в отношении MGL, BTT и PES.
    3. ADM и CM в сочетании с DIP дают сравнимый с SCTG эффект в улучшении качества и количества периимплантата.

    Однако этот вывод следует интерпретировать с осторожностью из-за очень низкого качества доказательств для всех анализов. Следовательно, по-прежнему необходимы дальнейшие, хорошо спланированные РКИ с большим размером выборки и длительным периодом наблюдения.

    Каталожные номера

    1. 1. Арора Х., Хзам Н., Робертс Д., Брюс В.Л., Ивановски С. Немедленная установка имплантата и реставрация в переднем отделе верхней челюсти: изменение размеров ткани через 2–5 лет наблюдения. Clin Implant Dent Relat Res. 2017; 19: 694–702. пмид:28429394
    2. 2. Линь С-И, Чен Зи, Пан В-Л, Ван Х-Л. Влияние сроков на увеличение мягких тканей во время имплантации: систематический обзор и метаанализ. Clin Oral Implants Res.2018; 29: 508–521. пмид:29603808
    3. 3. Шнайдер Р. Проблемы протезирования по поводу атрофических альвеолярных гребней. Постград Дент. 1999; 6: 3–7. пмид:11360322
    4. 4. Шропп Л., Венцель А., Костопулос Л., Карринг Т. Заживление кости и изменения контура мягких тканей после удаления одного зуба: клиническое и рентгенографическое 12-месячное проспективное исследование. Int J Пародонтология Restorative Dent. 2003; 23: 313–323. пмид:12956475
    5. 5. Визнер Г., Эспозито М., Уортингтон Х., Шли М.Соединительнотканные трансплантаты для утолщения периимплантатных тканей при установке имплантата. Годичные результаты пояснительного рандомизированного контролируемого клинического исследования с разделением рта. Оральный имплантат Eur J. 2010;3: 27–35. пмид:20467596
    6. 6. Эспозито М., Грузовин М.Г., Полизос И.П., Феличе П., Уортингтон Х.В. Вмешательства по замещению отсутствующих зубов: имплантация зубов в лунки свежего удаления (немедленная, немедленно-отсроченная и отсроченная имплантация). Кокрановская система базы данных, ред. 2010; 9: CD005968. пмид:17054267
    7. 7.Эспозито М., Грузовин М.Г., Феличе П., Карацопулос Г., Уортингтон Х.В., Култхард П. Вмешательства для замены отсутствующих зубов: горизонтальные и вертикальные методы увеличения кости для лечения зубных имплантатов. Кокрановская система базы данных, ред. 13.10.2009. 2009 г.; Cd003607. пмид:19821311
    8. 8. Esposito M, Maghaireh H, Grusovin MG, Ziounas I, Worthington HV. Управление мягкими тканями при имплантации зубов: каковы наиболее эффективные методы? Кокрановский систематический обзор. Оральный имплантат Eur J.2012;5: 221–238. пмид:23000707
    9. 9. Кан Ю.К., Рунгчарассенг К., Лозада Д.Л. Двухслойные субэпителиальные соединительнотканные трансплантаты для немедленной установки имплантата и временной фиксации в эстетической зоне. J Calif Dent Assoc. 2005; 33: 865–871. пмид:16463908
    10. 10. Тома Д.С., Зельтнер М., Хильбе М., Кристоф Х.Ф. Рандомизированное контролируемое клиническое исследование по оценке эффективности и безопасности объемно-стабильной коллагеновой матрицы по сравнению с аутогенными трансплантатами соединительной ткани для аугментации мягких тканей в местах установки имплантатов.2016; 874–885. пмид:27310522
    11. 11. Zuiderveld EG, M HJA, VA. Влияние различных процедур трансплантации мягких тканей при установке одного имплантата на эстетику: рандомизированное контролируемое исследование. пмид:29756213
    12. 12. Петерсон ТЛ. Эффект от установки имплантата и одновременной аугментации мягких тканей в эстетической зоне с использованием аутотрансплантата соединительной ткани или бесклеточного аллотрансплантата дермального матрикса. 2012.
    13. 13. Альгирдас П., Томас Л.Влияние утолщения слизистой оболочки на стабильность костного гребня вокруг имплантатов на уровне кости. Проспективное контролируемое клиническое исследование. Clin Oral Implant Res. 2015; 26: 123–129.
    14. 14. Cosyn J, Hooghe N, De Bruyn H. Систематический обзор частоты прогрессирующей рецессии после однократного немедленного лечения имплантатами. Дж. Клин Пародонтол. 2012; 39: 582–589. пмид:22509794
    15. 15. Хсу Ю.Т., Шие Ч., Ван Х.Л. Использование трансплантата мягких тканей для предотвращения рецессии слизистой оболочки средней части лица после немедленной установки имплантата.J Int Acad Periodontol. 2012;14:76. pmid:22908537
    16. 16. Зембич А., Сайлер И., Юнг Р.Э., Хаммерле Х. Рандомизированное контролируемое клиническое исследование индивидуальных абатментов из диоксида циркония и титана для одиночных имплантатов в области клыков и боковых зубов: результаты за 3 года. Clin Oral Implant Res. 2009; 20: 802–808. пмид:19486077
    17. 17. Thoma DS, Naenni N, Figuero E, Hammerle CHF, Schwarz F, Jung RE, et al. Влияние процедур увеличения мягких тканей на состояние или заболевание периимплантата: систематический обзор и метаанализ.Clin Oral Implants Res. 2018; 29 Приложение 1: 32–49. пмид:29498129
    18. 18. Лин Г-Х, Чан Х-Л, Ван Х-Л. Значение кератинизированной слизистой оболочки для здоровья имплантата: систематический обзор. J Пародонтол. 2013; 84: 1755–1767. пмид:23451989
    19. 19. Lee C-T, Tao C-Y, Stoupel J. Влияние размещения трансплантата субэпителиальной соединительной ткани на эстетические результаты после немедленной установки имплантата: систематический обзор. J Пародонтол. 2016; 87: 156–167. пмид:26469808
    20. 20.Bassir SH, El Kholy K, Chen CY, Lee KH, Intini G. Результат ранней установки зубных имплантатов по сравнению с другими протоколами установки зубных имплантатов: систематический обзор и метаанализ. J Пародонтол. 2019; 90: 493–506. пмид:30395355
    21. 21. Фикл С., Тереза ​​Крегер А., Дитрих Т., Кебшулл М. Влияние процедур увеличения мягких тканей вокруг зубных имплантатов на изменения уровня маргинальной кости — систематический обзор. Clin Oral Implants Res. 2021; 32 Приложение 21: 108–137. пмид:34642978
    22. 22.Де Анджелис П., Маниконе П.Ф., Релла Э., Лигуори М.Г., Де Анджелис С., Танкреди С. и др. Влияние аугментации мягких тканей на клинические и рентгенологические результаты после немедленной установки имплантата и временной установки: систематический обзор и метаанализ. Int J Implant Dent. 2021;7: 86. pmid:34435229
    23. 23. Хаттон Б., Саланти Г., Колдуэлл Д.М., Чаймани А., Шмид К.Х., Кэмерон С. и др. Расширенное заявление PRISMA для отчетов о систематических обзорах, включающих сетевой метаанализ вмешательств в здравоохранение: контрольный список и пояснения.Энн Интерн Мед. 2015. pmid:26030634
    24. 24. Гайятт Гордон Х., Оксман Эндрю Д., Вист Ганн Э., Кунц Регина, Фальк-Иттер Ингве, Алонсо-Коэльо Пабло и др. ГВГ. GRADE: формирующийся консенсус в отношении оценки качества доказательств и силы рекомендаций. БМЖ. 2008; 336: 924–6. пмид:18436948
    25. 25. Хиггинс JP GS. Кокрановский справочник по систематическим обзорам вмешательств, версия 5.1. 0. Cochrane Collab. 2011.
    26. 26. Хиггинс Дж.П.Т., Томпсон С.Г., Дикс Дж.Дж., Альтман Д.Г.Измерение несоответствия в мета-анализах BMJ 327: 557–560. Найдите эту Артику онлайн. 2003. pmid:12958120
    27. 27. ДерСимониан Р., Лэрд Н. Метаанализ в клинических испытаниях. Контрольные клинические испытания. 1986; 7: 177–188. пмид:3802833
    28. 28. Де Брюкере Т., Экхаут С., Эгбали А., Юнес Ф., Вандекеркхов П., Клеймэт Р. и др. Рандомизированное контролируемое исследование, в котором сравнивали направленную костную регенерацию с трансплантатом соединительной ткани для восстановления выпуклости одиночных имплантатов с вестибулярной стороны: годовой анализ КЛКТ.Журнал клинической пародонтологии. 2018. pmid:30133718
    29. 29. Фриззера Ф., де Фрейтас Р.М., Муньос-Чавес О.Ф., Кабрал Г., Шибли Дж.А., Маркантонио Э.Дж. Влияние трансплантатов мягких тканей на уменьшение периимплантатных изменений после немедленной установки имплантата и временной фиксации в скомпрометированных лунках. Int J Пародонтология Restorative Dent. 2018. пмид:29677227
    30. 30. Hutton CG, Johnson GK, Barwacz CA, Allareddy V, Avila-Ortiz G. Сравнение двух различных хирургических подходов к увеличению толщины слизистой оболочки вокруг имплантата: рандомизированное контролируемое клиническое исследование.J Пародонтол. 2018; 89: 807–814. пмид:29633268
    31. 31. D’Elia C, Baldini N, Cagidiaco EF, Nofri G, Goracci C, de Sanctis M. Стабильность мягких тканей вокруг имплантата после одиночных реставраций с использованием либо направленной костной регенерации, либо трансплантата соединительной ткани: рандомизированное клиническое исследование. Int J Пародонтология Restorative Dent. 2017; 37: 413–421. пмид:28402353
    32. 32. De Bruyckere T, Cosyn J, Younes F, Hellyn J, Bekx J, Cleymaet R, et al. Рандомизированное контролируемое исследование, сравнивающее направленную костную регенерацию с трансплантатом соединительной ткани для восстановления щечной выпуклости: годичные эстетические результаты и результаты, о которых сообщают пациенты.Clin Oral Implants Res. 2020. пмид:32011032
    33. 33. Зуйдервельд Э.Г., Мейер Х.Я., Виссинк А., Рагобар Г.М. Влияние различных процедур трансплантации мягких тканей при установке одного имплантата на эстетику: рандомизированное контролируемое исследование. J Пародонтол. 2018; 89: 903–914. пмид:29756213
    34. 34. Виганд Г.А. Влияние установки имплантата и одновременной аугментации мягких тканей в эстетической зоне с использованием аутотрансплантата соединительной ткани или бесклеточного аллотрансплантата дермального матрикса на заживление твердых и мягких тканей вокруг имплантата.Электронные диссертации Дисс. 2012. https://doi.org/10.18297/etd/1567
    35. 35. Йошино С., Кан Ю.К., Рунгчарассенг К., Роу П., Лозада Дж.Л. Эффекты трансплантации соединительной ткани на уровне десны лица после однократной немедленной установки имплантата и временной фиксации в эстетической зоне: 1-летнее рандомизированное контролируемое проспективное исследование. Оральные челюстно-лицевые имплантаты Int J. 2014; 29: 432–440. пмид:24683571
    36. 36. Мильорати М., Аморфини Л., Синьори А., Биавати А.С., Бенедиченти С.Клинические и эстетические результаты постэкстракционных имплантатов с увеличением мягких тканей или без него: 2-летнее рандомизированное клиническое исследование. 2013; 1–13. пмид:24373419
    37. 37. Zuiderveld EG, Meijer HJA, den Hartog L, Vissink A, Raghoebar GM. Влияние трансплантации соединительной ткани на ткани вокруг имплантата в одиночных участках непосредственного имплантата: РКИ. Дж. Клин Пародонтол. 2018; 45: 253–264. пмид:28941303
    38. 38. Аббас В. Сравнительное рандомизированное клиническое исследование бесклеточного аллотрансплантата дермального матрикса и субэпителиального соединительнотканного трансплантата вокруг немедленных зубных имплантатов: 12-месячные клинические и эстетические результаты.Египет Дент Дж. 2020; 66: 313–325.
    39. 39. Лоренцо Р., Гарсия В., Орсини М., Мартин С., Санс М. Клиническая эффективность ксеногенной коллагеновой матрицы в увеличении ороговевшей слизистой оболочки вокруг имплантатов: рандомизированное контролируемое проспективное клиническое исследование. Clin Oral Implants Res. 2012; 23: 316–324. пмид:22092380
    40. 40. Rungcharassaeng K, Kan JYK, Yoshino S, Morimoto T, Zimmerman G. Немедленная установка имплантата и временная установка с трансплантатом соединительной ткани и без него: анализ толщины десневой ткани лица.Int J Пародонтология Restorative Dent. 2012; 32: 657–663. пмид:23057055
    41. 41. Bianchi AE, Sanfilippo F. Замена одного зуба имплантатом немедленного действия и трансплантатом соединительной ткани: клиническая оценка в течение 1-9 лет. Clin Oral Implants Res. 2004. pmid:15142088
    42. 42. Zafiropoulos GG, John G. Использование коллагеновой матрицы для увеличения мягких тканей вокруг имплантата во время немедленной установки имплантата. J Контемп Дент Практ. 2017; 18: 386–391. пмид:28512278
    43. 43.Каиро Ф., Барбато Л., Тонелли П., Баталокко Г., Пагавино Г., Ниери М. Ксеногенная коллагеновая матрица в сравнении с трансплантатом соединительной ткани для увеличения мягких тканей щеки в месте имплантации. Рандомизированное контролируемое клиническое исследование. Дж. Клин Пародонтол. 2017; 44: 769–776. пмид:28548210
    44. 44. Тома Д.С., Цельтнер М., Хильбе М., Хаммерле Ч.Ф., Хаслер Дж., Юнг Р.Э. Рандомизированное контролируемое клиническое исследование по оценке эффективности и безопасности объемно-стабильной коллагеновой матрицы по сравнению с аутогенными трансплантатами соединительной ткани для аугментации мягких тканей в местах установки имплантатов.Дж. Клин Пародонтол. 2016; 43: 874–885. пмид:27310522
    45. 45. Устаоглу Г., Паксой Т., Гюмюш К.Ч. Подготовленный титаном богатый тромбоцитами фибрин по сравнению с трансплантатом соединительной ткани на утолщение мягких тканей вокруг имплантата и ширину кератинизированной слизистой оболочки: рандомизированное контролируемое исследование. J Oral Maxillofac Surg. 2020. пмид:32192925
    46. 46. Van Nimwegen WG, Raghoebar GM, Zuiderveld EG, Ronald E, Mühlemann S. Немедленная установка и временная установка имплантатов в эстетической зоне с трансплантатом соединительной ткани или без него: 1-летнее рандомизированное контролируемое исследование и объемное исследование.2018; 671–678. пмид:29806181
    47. 47. Фурхаузер Р., Флореску Д., Бенеш Т., Хаас Р., Майлат Г., Ватцек Г. Оценка мягких тканей вокруг коронок одиночных имплантатов: розовая эстетическая оценка. Clin Oral Implants Res. 2005; 16: 639–644. пмид:16307569
    48. 48. Ён-Му Л, До-Ён К., Джин Ким И, Су-Хван К., Ки-Тэ К., Тэ-Иль К. и др. Уровень мягких тканей вокруг имплантата, вторичный по отношению к трансплантату соединительной ткани в сочетании с немедленной установкой имплантата: 2-летний отчет о последующем наблюдении 11 последовательных случаев.Int J Пародонтология Restorative Dent. 2012;32: 213. pmid:22292145
    49. 49. Ковани У., Маркончини С., Галассини Г., Корнелини Р., Сантини С., Бароне А. Трансплантат соединительной ткани, используемый в качестве биологического барьера для покрытия немедленного имплантата. J Пародонтол. 78: 1644–1649. пмид:17668986
    50. 50. Gu YX, Shi JY, Zhuang LF, Qiao SC, Xu YY, Lai HC. Эстетический результат и изменения мягких тканей вокруг одиночных коронок имплантатов: 2-летнее проспективное исследование. Clin Oral Implants Res.2015. pmid:24750306
    51. 51. Тома Д.С., Мюлеманн С., Юнг Р.Э. Критические размеры мягких тканей при имплантации зубов и концепции лечения. Пародонтол 2000. 2014. pmid:25123764
    52. 52. Ислер С.К., Ураз А., Каймаз О., Цетинер Д. Оценка взаимосвязи между биотипом мягких тканей вокруг имплантата и тяжестью периимплантита: перекрестное исследование. Оральный челюстно-лицевой имплантат Int J. 2019. пмид:30282087
    53. 53. Кан Ю.К., Рунгчарассенг К., Лозада Дж.Л., Циммерман Г.Стабильность десневой ткани лица после немедленной установки и временной установки одиночных имплантатов в переднем отделе верхней челюсти: наблюдение в течение 2–8 лет. Оральные челюстно-лицевые имплантаты Int J. 2011; 26: 179–187. пмид:21365054
    54. 54. Фарина В., Заффе Д. Изменения толщины слизистой оболочки, прилегающей к имплантатам, с использованием аллотрансплантата тканевой матрицы: клиническая и гистологическая оценка. Оральные челюстно-лицевые имплантаты Int J. 2015. pmid:26252043
    55. 55. Сперони С., Чиччиу М., Маридати П., Гросси Г.Б., Майорана К.Клиническое исследование стабильности толщины слизистой оболочки после трансплантации мягких тканей вокруг имплантатов: 3-летнее ретроспективное исследование. Индиан Джей Дент Рез. 2010. pmid:21187608
    56. 56. Sanz-Martín I, Encalada C, Sanz-Sánchez I, Aracil J, Sanz M. Аугментация мягких тканей при немедленной имплантации с использованием новой ксеногенной коллагеновой матрицы в сочетании с немедленными временными реставрациями: серия предполагаемых случаев. Clin Implant Dent Relat Res. 2019. пмид:30508313
    57. 57. Кабельо Дж., Риобу М., Фабрега Дж.Г.Немедленная установка и восстановление имплантатов в эстетической зоне с помощью тримодального подхода: изменения мягких тканей и их связь с биотипом десны. Clin Oral Implants Res. 2013. пмид:22775590
    58. 58. De Rouck T, Collys K, Cosyn J. Замена одного зуба в переднем отделе верхней челюсти с помощью немедленной имплантации и временной установки: обзор. Оральные челюстно-лицевые имплантаты Int J. 2008; 23: 897–904. пмид:1
    59. 60
    60. 59. ван Стинберге Д., Калленс А., Джирс Л., Джейкобс Р.Клиническое использование депротеинизированного минерала бычьей кости для регенерации кости в сочетании с немедленной установкой имплантата. Clin Oral Implants Res. 2000; 11: 210–216. пмид:11168212
    61. 60. Хубер С., Цельтнер М., Хаммерле Ч.Ф., Юнг Р.Э., Тома Д.С. Неинтервенционное годичное последующее исследование мягких тканей вокруг имплантата после предшествующей аугментации мягких тканей и установки коронки в промежутки между одиночными зубами. Дж. Клин Пародонтол. 2018; 45: 504–512. пмид:292

    62. 61. Лю С, Сюй И, Лай Х, Чжан З.[Сравнение бесклеточного трансплантата дермального матрикса и трансплантата небной соединительной ткани при наращивании губной ткани вокруг имплантатов]. Шанхай Коу Цян И Сюэ. 2007; 16: 484–488. пмид:18004477
    63. 62. McGuire MK, Nunn M. Оценка дефектов рецессии у человека, обработанных коронально выдвинутыми лоскутами и либо производными эмалевого матрикса, либо соединительной тканью. Часть 1: Сравнение клинических параметров. J Пародонтол. 2003; 74: 1110–1125. пмид:14514224
    64. 63. Таль Х., Мозес О., Зохар Р., Меир Х., Немцовский С.Покрытие корней при выраженной рецессии десны: сравнительное исследование бесклеточного аллотрансплантата дермального матрикса и субэпителиальных трансплантатов соединительной ткани. J Пародонтол. 2002; 73: 1405–1411. пмид:12546089

    Cannasat и IntelGenx объявляют о положительных результатах фазы 1 (b) Улучшенная буккальная таблетка превосходит пероральный дронабинол

    Торонто, Онтарио – (Marketwire) – Cannasat Therapeutics Inc. («Cannasat») (TSX VENTURE:CTH) и ее партнер по разработке IntelGenx Corp.(TSX VENTURE:IGX) (OTCBB:IGXT) («IntelGenx») сегодня объявила о положительных результатах клинического испытания фазы 1(b) Реливара, первого препарата для буккальной доставки дронабинола, который был разработан с использованием собственной буккальной системы AdVersa компании IntelGenx. технология доставки. Трансбуккальная доставка позволяет лекарству всасываться изо рта непосредственно в кровоток, в отличие от всасывания в желудочно-кишечном тракте, наблюдаемого при пероральных таблетированных технологиях.

    «Эти результаты убедительно свидетельствуют об успешной доставке дронабинола в буккальной лекарственной форме», — сказал Дэвид Хилл, главный исполнительный директор Cannasat.«Это исследование доказывает нам, что Реливар может стать коммерчески жизнеспособным продуктом для лечения невропатической боли, химиотерапевтической тошноты/рвоты и, возможно, других состояний. Совокупный размер этих рынков превышает 4 миллиарда долларов в год, при этом рынок нейропатической боли испытывает наибольший рост за последние годы. Трансбуккальная доставка дронабинола Relivar позволит более гибко дозировать с потенциально меньшим количеством побочных эффектов».

    В этом последнем клиническом испытании Реливар доставлял в кровь в два раза больше дронабинола по сравнению с референтным препаратом Маринол (согласно измерению AUC) без увеличения побочных эффектов.В рандомизированном двойном перекрестном исследовании однократной дозы Relivar компании Cannasat сравнивали с эталонной пероральной лекарственной формой дронабинола (маринол) в дозе 2,5 мг у здоровых добровольцев. Реливар хорошо переносился, побочных эффектов в этом исследовании не отмечено. Реливар достиг своей основной цели по доставке большей дозы препарата через слизистую оболочку щеки по сравнению с эталонным соединением, маринолом, который проглатывается и имеет механизм кишечной абсорбции. Реливар также продемонстрировал почти 50% снижение отношения 11-ОН-ТГК к исходному препарату по сравнению с пероральным дронабинолом у тех же субъектов.В литературе предполагается, что метаболит 11-ОН-ТГК, который также является маркером абсорбции в кишечнике, отвечает за выраженные побочные эффекты со стороны ЦНС при пероральном приеме маринола (или дронабинола). Реливар также продемонстрировал расширенный профиль абсорбции, что может способствовать более удобному дозированию.

    Хилл также обрисовал следующие шаги Cannasat: «Теперь мы планируем подтвердить наш путь регулирования 505b2 на встрече перед IND с FDA США».

    «Мы особенно воодушевлены результатами этого исследования, потому что они доказывают эффективность AdVersa, нашей запатентованной буккальной технологии доставки», — сказал д-р.Хорст Зербе, президент и главный исполнительный директор IntelGenx. «Мы снова продемонстрировали нашу способность улучшать существующие лекарства. Я полностью уверен в том, что технологии IntelGenx обеспечат желаемые результаты в широком диапазоне возможностей. Мы особенно рады возможности объединиться с Cannasat для разработки улучшенного форма доставки дронабинола».

    О компании Cannasat Therapeutics
    Cannasat — фармацевтическая компания клинической стадии, разрабатывающая продукты для лечения неврологических расстройств, таких как невропатическая боль и шизофрения.В настоящее время Cannasat разрабатывает два новых препарата: Relivar (ранее CAT 310) и Modulyn (ранее CAT 320). В течение следующих 12 месяцев Cannasat планирует продвигать Relivar и Modulyn с дальнейшими клиническими испытаниями и позиционирует себя для заключения маркетинговых соглашений с избранными партнерами Pharma. Сотрудничество с фармацевтикой создаст путь к будущей коммерциализации, а также обеспечит важные новые инвестиции для разработки нашего портфеля дополнительных кандидатов на продукты для ЦНС/неврологии. Более подробная информация о Cannasat (TSX VENTURE:CTH) доступна на сайте www.cannasat.com.

    О корпорации IntelGenx
    IntelGenx Corp. — компания по доставке лекарств, специализирующаяся на разработке пероральных продуктов с контролируемым высвобождением, а также новых быстро распадающихся систем доставки. Компания использует свою уникальную многоуровневую систему доставки для обеспечения нулевого высвобождения активных препаратов в желудочно-кишечном тракте. IntelGenx также разработала новые технологии доставки для быстрой доставки фармацевтически активных веществ в ротовую полость на основе своего опыта работы с быстро распадающимися пленками.Портфель исследований и разработок компании включает продукты для лечения боли, гипертонии, остеоартрита и депрессивных расстройств. Более подробная информация о компании доступна на сайте www.intelgenx.com.

    Предупреждение относительно заявлений прогнозного характера
    Этот документ может содержать прогнозную информацию о результатах деятельности IntelGenx и/или Cannasat и деловых перспективах, сопряженных со значительными рисками и неопределенностями. Заявления, которые не являются чисто историческими, являются прогнозными заявлениями по смыслу Раздела 21E Закона о ценных бумагах 1934 года с поправками и Раздела 27A Закона о ценных бумагах 1933 года с поправками.Эти заявления включают, помимо прочего, заявления о планах, целях, ожиданиях, стратегиях, намерениях или других характеристиках будущих событий или обстоятельств IntelGenx и/или Cannasat и обычно обозначаются словами «может», «ожидается», « предвидит», «намеревается», «планирует», «полагает», «ищет», «оценивает», «мог бы», «был бы» и тому подобные выражения. Все прогнозные заявления во всей своей полноте четко оговорены данным предостерегающим заявлением. Поскольку эти прогнозные заявления связаны с рядом рисков и неопределенностей, фактические результаты IntelGenx и Cannasat могут существенно отличаться от тех, которые выражены или подразумеваются в этих прогнозных заявлениях.Факторы, которые могут вызвать или способствовать таким различиям, включают, помимо прочего, факторы, описанные в разделе «Факторы риска» в годовом отчете IntelGenx по форме 10-K за финансовый год, закончившийся 31 декабря 2008 г.