Содержание

Вариантная морфология корневой системы постоянных моляров нижней челюсти Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

Продолжительность лечения зубочелюстных аномалий, осложненных скученностью зубов, в группах исследования (М±т)

Продолжительность лечения, месяцы 1руппа

1, (n=27) l2 (n=51) II, (n=10) II2 (n=41)

Верхней челюсти 11,95±0,85* 13,29±0,70** 18,75±2,61 18,49±0,90

Нижней челюсти 12,47±1,09* 11,80±0,38** 17,86±1,81 16,50±0,95

П р и м е ч а н и е: * — достоверность различия показателя в I, группе в сравнении с таковым в контрольной группе II, (р<0,05), * — достоверность различия показателя в 12 группе в сравнении таковым в контрольной группе 112 (р<0,05)

отрицательные корреляции между показателями продолжительности лечения СЗ верхней челюсти (т=-0,46; р<0,001) и нижней челюсти (т=—0,47; р<0,001) и дополнительным назначением комплекса миотерапии: при применении предложенного комплекса дифференцированного массажа и миогимнастики показатель времени лечения уменьшался.

Таким образом, результаты проведенного исследования свидетельствуют, что использование в ортодонтическом лечении пациентов с ЗЧА, осложненными скученностью зубов, предложенных комплексных методов, в частности

применение вместе с аппаратурным методом дифференцированного массажа и миогимнастики для улучшения функционального состояния собственно жевательных, височных мышц и круговой мышцы рта, способствует сокращению продолжительности лечения по сравнению с традиционным лечением в среднем в 1,45 раза (р<0,05).

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Дмитренко М.1. // УкраУнський стоматолопчний альманах. — 2011. — № 2. — С. 20-21.

2. Дмитренко М.1., Куроедова В.Д., Дворник В.М. // Лкарська справа. Врачебное дело. — 2012. — № 8. -С. 84-90. бюлоги та медицини (Полтава). — 2012. — № 4. — С. 31-35.

7. Пат. № 44923 УкраУна, А61С7/00 Споаб ортодонтичного лкування скупченост фронтальних 3y6iB у постшному прикУЫ: Патент на корисну модель, МПК (2009), А61С7/00 / В.Д. Куроедова, М.1. Дмитренко (UA). — Заявка u200902876; Заявл. 27.03.209; Опубл. 26.10.2009; Бюл. № 20. — 10 с.

8. Пат. № 45832 УкраУна, А61С7/00 Вщкритий моноблоковий апарат: Патент на корисну модель, МПК (2009), А61С7/00 / В.Д. Куроедова, М.1. Дмитренко (UA). — Заявка u20090644; Заявл. 22.06.209; Опубл. 25.11.2009; Бюл. № 22. — 6 с.

9. Пат. № 57474 УкраУна, А61С7/00 Губна праща: Патент на корисну модель, МПК (2011.01), А61С7/00 / М.1. Дмитренко (UA). — Заявка U201010659; Заявл. 3.09.2010; Опубл. 25.02.2011; Бюл. № 4. — 6 с.

10. Протоколи надання стоматолопчноУ допомоги / За ред. сучасноУ стоматологи’, 2005. — 507 с.

11. Skidmore K.J., Brook K.J., Thomson W.M. // Am. J. Orthod. Dentofacial. Orthop. — 2006. — Vol. 129, N 2. — P. 230-238.

12. Janson G, ValarelliO.P., ValarelliFP. et al. // Eur. J. Orthod. — 2012. — Vol. 34, N 2. — P. 182-187.

Поступила 24.12.2013

ВАРИАНТНАЯ МОРФОЛОГИЯ КОРНЕВОЙ СИСТЕМЫ ПОСТОЯННЫХ МОЛЯРОВ НИЖНЕЙ ЧЕЛЮСТИ

Мельниченко Ю.М., Кабак С.Л., Мехтиев Р.С.

Белорусский государственный медицинский университет, Минск

Melnichenka Y., Kabak S., Mechtiev R.

Belarusian State Medical University, Minsk Root and canal morphology of first and second mandibular molars

Резюме. Изучили 193 первых и вторых постоянных моляра нижней челюсти, удаленных по медицинским показаниям. Учитывали следующие параметры макроскопического строения: направление и степень изогнутости корней, конфигурация корневых каналов, количество и месторасположение апикальных отверстий. Большинство первых и вторых моляров нижней челюсти имели два раздельных корня (99,1% и 73,4% соответственно). В мезиальном корне чаще всего встречались IV (54% и 39,6%) и II (38,9% и 46,6%) типы конфигурации корневых каналов по Vertucci, в дистальном корне доминирующим являлся I тип с одним корневым каналом (81,4% и 94,8% первых и вторых нижних моляров с двумя раздельными корнями соответственно). С-образная конфигурация корней и корневых каналов выявлена у 6,3% вторых нижних моляров. Ключевые слова: строение зуба, конфигурация корневых каналов, нижние моляры. Современная стоматология. — 2014. — №1. — С. 99—102.

Summary. One hundred and ninety three extracted human teeth, gathered from oral surgery practices, were collected. The following parameters were taken no account: direction and degree of root curvature, number and configuration of root canals, location of apical foramina. First and second mandibular molars most commonly have two separate roots (99.1% and 73.4% respectively). The most common canal morphology in the mesial roots of first and second mandibular molars were Vertucci type IV (54% and 39.6%) and type II (38.9% and 46.6%). The distal roots were predominantly type I (81.4% and 94.8%). C-shaped roots occurred in 6.3% of mandibular second molars. Keywords: root canal complexity, tooth morphology, mandibular molars. Sovremennaya stomatologiya. — 2014. — N1. — P. 99—102.

Знание строения полости зуба является обязательным условием при планировании и осуществлении эндодон-тического лечения, так как надлежащая подготовка корневых каналов предопреде-

ляет долгосрочный благоприятный исход такого лечения. Наибольшие сложности обычно возникают при эндодонтическом лечении моляров в связи с их удаленным расположением в зубной дуге и наличием

нескольких корней, которые в свою очередь могут иметь различное количество каналов сложной конфигурации. Нижние моляры -это зубы, которые играют важную роль в жевании, обеспечивают высоту окклюзии,

©©ВРЕМЕННАЯ СТОМАТОЛОГИЯ N1 2014 99

Рис. 1. Варианты строения корневой системы второго моляра нижней челюсти: а — второй нижний моляр с двумя корнями; б — второй нижний моляр с тремя корнями; в — второй нижний моляр с С-образным корнем; г — второй нижний моляр с одним корнем

целостность зубной дуги, а также поддерживают положение языка и щек [7]. Обычное строение первого и второго нижнего моляра предполагает наличие двух корней и трех корневых каналов: двух в мезиальном корне и одного — в дистальном. Известно, что отложение вторичного дентина во время развития зуба может приводить к появлению вертикальных перегородок внутри корневого канала, что ведет к образованию различных вариантов нестандартной для этих зубов морфологии канально-корневой системы, которые лежат в основе ошибок эндодон-тического лечения [10]. В ретроспективном клиническом исследовании D.E. Witherspoon et al. выявили, что причиной повторного эндодонтического лечения нижних моляров часто является наличие незапломбирован-ных дополнительных корневых каналов, которые были обнаружены в 29% и 86% случаев в дистальном корне первых и вторых больших коренных зубов нижней челюсти соответственно, а также в 71% и 14% наблюдений — в мезиальном корне [13].

Цель исследования — выявить особенности анатомического строения каналь-но-корневой системы первых и вторых постоянных моляров нижней челюсти, удаленных по медицинским показаниям.

Материалы и методы

Изучили 193 первых и вторых постоянных моляра нижней челюсти, удаленных по поводу острого и хронического поражения тканей периодонта у пациентов 10-й ГСП Минска и ГСП Борисова. Извлеченные зубы были очищены от зубных отложений, отпрепарированы с целью создания свободного доступа к корневым каналам; корневые каналы пройдены с помощью ручных эн-додонтических инструментов. В данном исследовании не учитывали возрастную принадлежность зубов.

Изучали следующие параметры строения: направление и степень изогнутости корней, конфигурация корневых каналов, а также количество и месторасположение апикальных отверс-тий. Степень изогнутости корней, а также межкорневой угол измеряли с помощью программы Leica Application Suite v.3 при анализе изображений зубов в 6,3 кратном увеличении с вестибулярной стороны. Для определения степени изогнутости корней измеряли угол на пересечении длинной оси корня и оси, проходящей через его изогнутую апикальную часть. Местом начала кривизны считалось место расположения точки пересечения этих осей. Для определения морфологических вариантов корневых каналов проводился распил корня зуба вдоль его длинной оси. На полученных спилах изучали конфигурацию корневых

1©@

каналов. Для систематизации полученных результатов использовали классификацию УегШсс (1974), которая принята в качестве основной. Учитывали также дополнительные типы конфигурации корневых каналов [6].

Результаты и обсуждение

Количество и морфология корней. Большая часть исследованных первых моляров нижней челюсти (99,1%) имели два раздельных корня: мезиальный и дистальный. Корни уплощены в мезиодистальном направлении. Угол их расхождения в вестибулярной норме варьировал от 14,9 до 61,1°. Обнаружен только один зуб с тремя корнями (дистально-язычным, дистально-щечным и мезиальным).

Изогнутость средней трети мезиального корня в дистальную сторону выявлена у 105 (91,4%) первых нижних моляров. Отклонение от продольной оси корня варьировало в пределах 8-43,4°. У 53% первых моляров изогнутость мезиального корня составляла

21-30°. Дистальный корень в 70% случаев был прямым, причем его ось чаще всего отклонялась в дистальном направлении по отношению к продольной оси зуба. Встречались зубы с мезиальным изгибом в средней и апикальной третях корня, степень которого варьировала в пределах 3,6-36,5°. В настоящем исследовании также обнаружены дистальные корни с S-образной изогнутостью (2,7%). Такие корни в средней трети изгибались в мезиальную, в верхушечной трети — в дистальную сторону.

В отличие от первого большого коренного зуба второй нижний моляр характеризуется большей вариабельностью строения корневой системы. Среди исследованных вторых моляров нижней челюсти преобладали зубы с двумя раздельными корнями (73,4%): мезиальным и дистальным (рис. 1 а). Встречались зубы с тремя корнями (3,8%). В двух случаях корни идентифицировались как два дистальных и один мезиальный (рис. 1 б),

Таблица 1

Количественная характеристика различных типов корневых каналов в первых нижних молярах с двумя раздельными корнями

Корень Тип I Тип II Тип III Тип IV Тип V Тип VI

Мезиальный 2 (1,8%) 44 (38,9%) 2 (1,8%) 61 (54%) — 4 (3,5%)

Дистальный 92 (81,4%) 6 (5,3%) 2 (1,8%) 10 (8,8%) 3 (2,7%) —

Таблица 2

Количество и процентное соотношение различных типов корневых каналов во вторых нижних молярах

Корень Тип I Тип II Тип III Тип IV Тип VI Тип III-I Тип III-II-I

2 раздельных корня

Мезиальный 4 (6,9%) 27 (46,6%) 3 (5,2%) 23 (9,6%) — — 1 (1,7%)

Дистальный 55 (94,8%) 2 (3,5%) — — 1 (1,7%) — —

1 корень С-образной формы

С-образ-ный 2 (40%) — — 2 (40%) — 1 (20%) —

©©ВРЕМЕННАЯ СТОМАТОЛОГИЯ N1 2014

Рис. 2. Конфигурация корневых каналов в корнях первых и вторых нижних моляров: а — I тип; б — II тип; в — III тип; г — IV тип; д — V тип; е — VI тип; ж — 111-11-1 тип

в одном случае — как два мезиальных и один дистальный. Один корень, в том числе С-образной формы, выявлен у 12,6% зубов (рис. 1 в, г). При С-образной форме канально-корневой системы корни были сращены с язычной или щечной стороны (рис. 1 в). Корни уплощены в мезиодисталь-ном направлении, но угол расхождения их меньше, чем у первого моляра (11,3-48,8°). В случае наличия двух корней мезиальный корень изогнут преимущественно в средней трети (82,2%) в дистальную сторону (11-40°). В одном случае этот корень имел Б-образную конфигурацию. У двух корневых вторых моляров дистальный корень в 55,2% случаев был прямым, чаще с дистальным отклонением его оси. У изогнутых дистальных корней в 76,9% случаев выявлялся мезиальный изгиб в диапазоне 5,8-47,3°.

Количество и конфигурация корневых каналов. Данные о конфигурации корневых каналов в первом и втором нижнем моляре приведены в табл. 1-2.

Среди изученных 114 первых моляров нижней челюсти два канала обнаружены у 2,7%, три — у 79,8%, четыре — у 17,5% зубов. Канальная система мезиального корня представлена в основном двумя корневыми каналами (96,4%) преимущественно II и IV типа по УеПисс1 (рис. 2 б, г). В дистальном

V

Рис. 3. Варианты С-образных каналов нижних вторых моляров

корне один канал зарегистрирован в 85,9%. При этом преобладал I тип, а также встречались III и V типы (рис. 2 а, в, д). В 14,1% случаев в дистальном корне выявлены два канала (II и VI типы по Vertucci (рис. 2 б, г)).

В изученной выборке среди вторых нижних моляров преобладали зубы с тремя корневыми каналами (79,7%). В 5,1% случаев зубы имели один корневой канал. При наличии двух раздельных корней канальная система мезиального корня была представлена II и IV типом по Vertucci (46,6% и 39,6% соответственно), реже встречались I и III типы (6,9% и 5,2% соответственно). В одном случае в мезиальном корне выявлена конфигурация каналов III-II-I (рис. 2 ж). В дистальном корне преобладал I тип по Vertucci (94,8% случаев). В случае С-образных корней канал представлен одной непрерывной полостью с С-образным контуром, которая простиралась от дна пульпарной камеры до верхушки корня без разделения на отдельные корневые каналы (рис. 3а, тип I по Melton et al., 1991). В тех случаях, когда слой дентина отделял основной С-образный канал от отдельно идущего мезиального канала, полость корня приобретала на поперечном срезе вид точки с запятой (рис. 3б, тип II по Melton et al., 1991).

Количество и локализация апикальных отверстий. При изучении верхушечной трети корней нижних моляров под стереомикроскопом с использованием эндодонтических инструментов обнаружены основные апикальные отверстия соответственно типу конфигурации корневого канала. В мезиальном корне первого и второго нижнего моляра обнаружено одно апикальное отверстие в 42,5% и 53%

случаев соответственно, в дистальном — у 88,5% и 97% изученных зубов. В остальных случаях в этих корнях отмечено два апикальных отверстия, соответствующих IV или VI типу конфигурации корневых каналов по Vertucci. Расположение апикального отверстия относительно анатомической верхушки корня зуба варьировало в пределах от 0 до 4 мм. Выявлены также дополнительные отверстия латеральных каналов, отходящих от основных корневых каналов в апикальной трети корня (апикальная дельта). В мези-альном корне первого нижнего моляра они обнаружены в 5,3% случаев, в дистальном -у 4,4% зубов. Среди вторых нижних моляров дополнительные каналы в апикальной трети корней с использованием имеющихся эндодонтических инструментов (К-файлы 008 и 010 размера) и стереомикроскопа в 60-кратном увеличении не выявлены.

Результаты и обсуждение

Большинство первых и вторых моляров нижней челюсти имели два раздельных корня (99,1% и 73,4% соответственно). Выявлено, что у первого нижнего моляра дистальный корень чаще всего прямой и отклонен в дистальную сторону, а мезиальный образует дугу, открытую кзади, при этом корни сильно расходятся. Корни второго моляра имеют форму, как у первого нижнего моляра, однако расходятся в меньшей степени. Изгиб корней в щечно-язычном направлении встречается редко. Обнаружен изгиб дистального корня в щечную сторону только у 2,1% нижних моляров. Наличие такого варианта строения корня создает сложности с определением конфигурации корневого канала на дентальных снимках, на которых изогнутый в щечно-язычном направлении канал выглядит, как прямой. В каждом корне выявлялся как минимум один корневой канал. Такой вариант строе-ния обнаружен у 1,8% и 6,9% мезиальных корней первого и второго моляра нижней челюсти соответственно, а также в 81,4% и 94,8% дистальных корней этих зубов. Зачастую в одном корне встречается несколько корневых каналов различной конфигурации с многочисленными анастомозами между собой. При этом самая сложная морфология корневых каналов выявлена в мезиальном корне. Установлено, что в мезиальном корне первого и второго нижнего моляра превалируют II и IV типы конфигурации корневых каналов по Vertucci, в дистальном корне доминирующим является I тип с одним корневым каналом.

В изученной выборке зубов обнаружен один второй нижний моляр с тремя каналами в мезиальном корне (рис. 4 а). Среди первых моляров такого строения корневой системы не выявлено. По данным литера-

©©ВРЕМЕННАЯ ©Т@МАТ@Л©ГИЯ N1 2014 1 01

Рис. 4. Дно коронковой полости второго нижнего моляра с устьями четырех корневых каналов: а — дополнительный мезиальный, б — с устьем одного корневого канала

туры, третий канал в мезиальном корне нижних моляров встречается в 0,95-15% случаев [8, 10]. При этом дополнительный корневой канал часто сливается в апикальной трети с мезиально-щечным или мезиально-язычным каналом, реже встречается вариант с тремя раздельными корневыми каналами.

Результаты настоящего исследования в целом согласуются с данными литературы [6, 7]. Некоторые отличия в частоте встречаемости того или иного типа корневых каналов могут быть связаны с дизайном исследования, которое проводилось in vitro, а также с техникой идентификации корневых каналов (изучение продольных спилов корней).

В пяти (6,3%) случаях среди вторых нижних моляров обнаружен один конусовидный корень, а у четырех из этих пяти зубов имелся один корневой канал (рис. 4 б). Среди первых моляров такое строение корневой системы нами не встречалось. С помощью конусно-лучевой компьютерной томографии R. Zhangetal обнаружили один корневой канал у 57% однокорневых вторых нижних моляров [3]. В литературе описаны случаи билатерального расположения однокорневых не только вторых, но и первых моляров. Во всех случаях они также имели один корневой канал [4].

В исследованной выборке зубов обнаружены вторые нижние моляры с С-образной конфигурацией корней и корневых каналов (6,3%). Подобный вариант строения описан в литературе, причем процент встречаемости его значительно варьирует (6-52%

в исследованиях различных авторов [11, 2, 12]), превалируя в азиатской группе населения [5]. Зуб с С-образной формой канально-корневой системы имеет пуль-парную камеру, вытянутую в окклюзионно-апикальном направлении с низким уровнем расположения бифуркации корней. Вдоль линии их срастания с язычной или щечной стороны находится глубокая борозда, что может служить анатомической предпосылкой к развитию локализованного поражения периодонта [9]. Конфигурация С-образных корневых каналов изменяется по ходу корня от шейки до верхушки. Выполнить качественное очищение и обтурацию такой неравномерной и изменяющейся каналь-но-корневой системы во время эндодон-тического лечения чрезвычайно сложно. На внутриротовых рентгенограммах С-образные моляры часто визуализируются как типичный 2-корневой зуб, так как перешеек дентина, связывающий мезиальный и дистальный корни, очень тонкий и не виден на рентгенограмме. В других случаях пространство канала может быть смещено в сторону фуркации, что во время лечения на рентгенограммах может оцениваться как перфорация фуркации. В таких случаях для диагностики анатомического строения корня показано применение конусно-лучевой компьютерной томографии. Этот метод позволяет визуализировать всю систему корневых каналов в полном объеме [1].

Заключение

Для нижних больших коренных зубов характерна большая вариабельность их

анатомического строения, которая проявляется разным количеством и длиной корней, различной степенью и направлением их изогнутости, а также наличием многочисленных вариантов конфигурации корневых каналов.

Обнаружение, подготовка и обтурация корневых каналов I и IV типов не представляет сложностей для врача-стоматолога, поскольку каждый из каналов при таких вариантах конфигурации начинается от дна пульпарной камеры и простирается до верхушки корня зуба. Лечение же корневых каналов II, III, V, VI и VII типов, где два канала объединяются в один небольшой канал под острым углом, является наиболее сложным. Знание вариантной анатомии канально-корневой системы зубов, использование дополнительных методов диагностики — залог успешного эндодонтического лечения.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Ярулина, З.И. // X-ray Art. — 2012. — № 1. — С. 8-15.

2. Al-Fouzan, K.S. // Int. Endod. J. — 2002. — Vol. 35. -P. 499-504.

3. Chinese root canal morphology / R. Zhang [et al.] // Int. Endod. J. — 2011. doi:10.1111/j.1365-2591.2011.01904.x

4. Endodontic Management and Cone-beam Computed Tomography Evaluation of Seven Maxillary and Mandibular Molars with Single Roots and Single Canals in a Patient / K. Ioannidis [et al.] // J. Endod. — 2011. -Vol. 37, N 1. — P. 103-109.

5. Evaluation of root anatomy of permanent mandibular premolars and molars in a Korean population with cone-beam computed tomography/ J.-B. Park [et al.] // Eur. J. Dent. — 2013. — Vol. 7, N 1. — P. 94-101.

6. Evaluating root and canal configuration of mandibular first molars with cone beam computed tomography in a Turkish population / O. Miloglu [et al.] // J. Dent. Sciences. [Электронный ресурс]. — 2012. Режим доступа: http:// dx.doi.org/10.1016/j.jds.2012.09.002.

7. MargaritR, AndreiO.C., Mercut V.// Rom. J. Morphol. Embryol. — 2012. — Vol. 53, N 2. — P. 413-416.

8. Mishra N, Narang I., Kumar V. // [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://guident.net/endodontics/ micro-endodontic-management-of-middle-mesial-canal-in-mandibular-molar-a-case-report.html.

9. Patel P., Shah S., Parmar N. // J. Dent. Sciences. -2007. — Vol. 2, N 2. — P. 34-37.

10. Poorni S., KumarR.A., Indira R. // J. Conserv. Dent. -2009, Jan-Mar. — Vol. 12, N 1. — P. 37-40.

11. Root and canal morphology of permanent mandibular molars in a Sri Lankan population / R. Peiris [et al.] // Odontology. — 2007. — Vol. 95. — P. 16-23.

12. Seo M.S, Park D.S. // Int. Endod. J. — 2004. -Vol. 37. — P. 139-144.

13. Witherspoon D.E., Small J.C., Regan J.D. // Tex. Dent. J. — 2013 Feb. — Vol. 130, N 2. — P. 127-139.

Поступила 06.11.2013

Опыт использования моляров — МБУЗ «Стоматологическая поликлиника №1 города Ростова-на-Дону»

Кудинова Н.А., Чараев С.Ю., Бакусев А.Р.МБУЗ «Стоматологическая поликлиника №1 г. Ростова‑на‑Дону»

Одной из актуальных проблем в ортопедической стоматологии является сохранение функциональной целостности каждого зуба. По причине сложности, а иногда и безуспешности консервативного лечения моляры нижней челюсти с хроническими воспалительными изменениями в периапикальных тканях и области бифуркации подлежат удалению. Однако практика показывает, что получившее широкое распространение зубосохраниющие операции позволяют сохранить весь зуб или его сегмент, который можно использовать в качестве опоры несъёмных и съёмных конструкций. В связи с этим в настоящее время в стоматологии широкое применение получили такие зубосохраняющие операции как гемисекция и ампутация, резекция верхушки корня, коронорадикулярная сепарация, цистэктомия и цистотомия. В частности на молярах нижней челюсти обычно проводят гемисекцию.

Целью данного исследования явилось эффективности использования моляров нижней челюсти после гемисекции в качестве опоры несъёмной конструкции.

В течение последних 3 лет нами обследовано и проведено ортопедическое лечение 6 пациентам в возрасте от 25 до 55 лет (4 женщин и 2 мужчин) с гемисекцией моляров на нижней челюсти.

Показаниями для проведения операции явились наличие у одного из корней непроходимых каналов, перфорации дна полости зуба и корней, воспалительные изменения в периапикальных тканях, не поддающихся лечению, наличие пародонтального кармана.

Противопоказанием для проведения данного метода лечения является значительная убыль костной опоры всех корней, что ведет к неблагоприятному соотношению длины коронки и корня. Это мешает зубам выдерживать нормальные нагрузки во время жевания. Нередко невозможно качественно пломбировать корневые каналы ввиду наличия в них обломков эндодонтического инструмента. Кроме того, облитерация корневых каналов и воспалительные изменения в периапикальных тканях корней зуба не поддающиеся лечению.

После зубосохраняющей операции в 5 случаях был сохранён дистальный и в одном ‑ медиальный сегмент моляров нижней челюсти.

Для предварительной оценки состояния зуба, изучения оставшегося сегмента и результатов лечения использовались внутриротовые рентгенограммы.

Получено и проанализировано 24 рентгенограммы. Контрольные рентгенограммы сегментов моляров получали в различные сроки через 6 месяцев, один, два и три года после гемисекции.

В 4 случаях при полном разрушении коронковой части зуба предварительно на сохранившийся сегмент была изготовлена культевая штифтовая вкладка. Изготовление культевой штифтовой вкладки мы начинали через 7‑10 дней после удаления сегмента, используя непрямой метод. Погружённая под десну часть культевой вкладки тщательно отполировывалась, остальная ее поверхность подвергалась пескоструйной обработке. В наддесневой части формировался символ уступа. Срочное изготовление культевой штифтовой вкладки и временной коронки способствовало ускорению процесса формирования десневого края. Спустя 3 недели после операции традиционным методом изготавливали цельнолитые коронки. Особенность постоянных протезов заключалось в следующем. Во‑первых, на коронках с целью осуществления плавных движений нижней челюсти при артикуляции не проводили выраженного моделирования бугров и фиссур. Во‑вторых, моделирование проводили с уменьшенной жевательной поверхностью с целью снижения нагрузки на опорный аппарат сохранившегося сегмента зуба. Протезы фиксировали на стеклоиномерный цемент (Фуджи 1). Всего изготовлено 6 цельнолитых коронок. Сроки наблюдения за больными составили от шести месяцев до трёх лет. Отмечена положительная динамика. При обследовании больных с несъёмными конструкциями зубных протезов через шесть месяцев и 1‑3 года жалоб не выявлено. При оценке пародонта сегментов зубов отмечено стабильное состояние как опорных сегментов, так и зубных протезов. Подвижность сегмента находилась в пределах физиологической податливости тканей, отсутствовали явления воспаления слизистой оболочки десны и костной ткани на рентгенограммах. В отдалённые сроки резорбции костной ткани не отмечалось, за исключением одного случая использования моляра нижней челюсти с проведенной гемисекцией в качестве одной из опор мостовидного протеза, при котором обнаружена резорбция костной ткани через 2 года в пределах 2 мм.

Таким образом, не подлежащие консервативному лечению моляры нижней челюсти могут быть подвергнуты гемисекции, а сохранившийся сегмент впоследствии использован в качестве опорного элемента с обеспечением полноценного функционирования зуба в срок и не менее 3‑х лет.

Сборник Материалов X Всероссийского научно‑практической конференции
«Актуальные Вопросы Стоматологии – 2011».

3D диагностика и принципы визуализации 3-х моляров нижней челюсти

Рогацкин Д. В.
Врач-рентгенолог ООО «Ортос» (Смоленск)

Фрагмент главы готовящейся к печати книги «Радиодиагностика в стоматологии. 2D/3D».

Зубы 48, 38, называемые часто «нижними зубами мудрости» как правило имеют двух — или трехкорневое строение, но при этом длина и конфигурация корней чрезвычайно вариабельны. Это могут быть как короткие сросшиеся корни, так и непомерно длинные изогнутые с выраженной дивергенцией (рис. 1).

Рис. 1. Фрагмент панорамной томограммы, область моляров нижней челюсти слева. Передний корень зуба 38 увеличен в размере, искривлен. Тень корня пересекает просвет нижнечелюстного канала.

Существует целый ряд клинических показаний для удаления третьих моляров нижней челюсти, однако оперативное вмешательство нередко бывает сложным и осложненным, поэтому на этапе планирования имеется необходимость проведения тщательной предоперационной диагностики. Это обусловлено тем, что данные зубы занимают дистальное положение в зубном ряду и нередко находятся в состоянии ретенции. Согласно современным исследованиям, осложнения, связанные с повреждением нижнечелюстного нерва, возникают в среднем в 13% случаев от общего числа удалений (Wang et. al., 2016). Традиционная диагностика положения нижнечелюстного канала относительно корней третьего моляра с помощью панорамного снимка уже не может считаться достаточной и объективной. В ряде случаев, выполненное с целью уточнения трехмерное исследование вынуждает хирурга менять тактику вмешательства (Matzen et. al, 2013).

Ретенированными зубами называют зубы, которые прорезались неполностью, в связи со сложными для прорезывания условиями, или сформировались импактными, то есть полностью погруженными в костную ткань.

Для описания положения третьего моляра можно рекомендовать принципы, заложенные в классификациях Винтера и Пэлла-Грегори. Винтер (Winter, 1926) оценивал положение вертикальной оси зуба мудрости относительно 2-го моляра и определил 5 вариантов положения – вертикальное (V – на рис. 2), мезиальный наклон (М – на рис. 2), горизонтальное положение (Н – на рис. 2), трансверзальное положение, дистальный наклон и инверсию. К этому следует добавить, что зуб мудрости может также находиться в эктопированном положении – то есть за пределами зубного ряда, например в ветви челюсти. Классификация по Пэлл-Грегори (Pell&Gregory, 1933) основана на определении степени погружения 8-го зуба относительно коронки 7-го и степени перекрытия коронки 8-го костной тканью переднего края ветви челюсти. Авторы выделяют 3 класса перекрытия (рис. 2):

  • 1 – коронка не перекрыта костной тканью
  • 2 – костная ткань перекрывает до половины поверхности коронки
  • 3 – коронка полностью погружена в костную ткань по вертикали

и 3 уровня погружения:

  • А – коронка 3го моляра контактирует с коронкой 2-го моляра
  • В — коронка 3го моляра контактирует с пришеечной областью 2го моляра
  • С — коронка 3го моляра контактирует с корнем 2-го моляра

В зависимости от класса, уровня и соотношения корня с нижнечелюстным нервом хирург выбирает способ фрагментации зуба и определяет тактику оперативного вмешательства (Maegawa et al., 2003).

Рис. 2. Иллюстрация к классификации положения 3х моляров нижней челюсти по Pell&Gregory, Winter. Визуализация на основе панорамных томограмм. Столбцы по вертикали: V – вертикальное положение, М – мезиальный наклон, Н – горизонтальное положение. Ряды по горизонтали: А, В, С — уровни погружения (пояснение в тексте). Цифрами в ячейках таблицы указана степень перекрытия коронки костной тканью.

В 2015м году итальянскими исследователями (Maglione et al.) была предложена детальная и довольно сложная классификация соотношения корней ретенированного зуба мудрости и нижнечелюстного нерва. Авторы выделили 7 классов и целый ряд подклассов. Вероятно, предложенная градация имеет важное клиническое значение, но с точки зрения первичной диагностики и описания томограммы такая детализация может расцениваться как излишняя. С диагностической целью китайские специалисты предлагают всего лишь констатировать, что нерв проходит ниже зуба, вестибулярно от корня, язычно или между корней (Wang et. al., 2016). В данном контексте такой подход является наиболее простым и логичным. Однако есть целый ряд нюансов, связанных с особенностями виртуального позиционирования системы координат программного обеспечения. 

Прежде всего, адекватно оценить соотношения корня и нижнечелюстного канала при наличии минимума опций и использовании неинтерактивной системы координат, фиксированной в антропометрическом положении, достаточно сложно. В этом случае исследуемая область визуализируется в косом сечении без учета индивидуального строения и положения зуба, форма, размер и соотношение структур передается с искажением, отсутствует информация о соседнем зубе (рис. 3). Для получения наиболее информативного изображения необходимо ориентировать аксиальную и сагиттальную плоскости соответственно мезио-дистальной протяженности канала, с учетом его положения и конфигурации, а корональную фиксировать в точке наибольшего прилегания корня к нерву (рис. 4, 11). Оптимальная визуализация осуществляется в трех измерениях с указанием места, через которое проходит основное сечение. Рабочая глубина слоя для аксиального и коронального сечения рекомендуется минимальная, для сагиттального (мезио-дистальное сечение) – зонограмма от 3 до 10 мм. Кроме того, для каждого случая необходима стандартизированная полипозиционная визуализация объектов – отдельно зуба, с целью оценить его строение и конфигурацию (рис. 5), и отдельно соотношения корня с нижнечелюстным нервом если визуально определяется их контакт (рис. 6). С этой целью можно рекомендовать следующие формулировки:

  • I – inferior – нерв находится в нижней позиции относительно зуба. Периапикально (апикально) при вертикальном положении и мезиальном наклоне – IA (рис. 7), перирадикулярно при горизонтальном положении – IR (рис. 6). В случае одновременного перирадикулярного нижнего прилегания и периапикального дистального, при горизонтальном положении или мезиальном наклоне – IRD (рис. 8).
  • L – lateralis – нерв находится сбоку от зуба. LL – лингвально или LB – буккально (рис. 4).
  • IR – inter-radicularis – нерв находится между корней в области фуракции. В этом случае может быть два варианта: IR1 – верхушки корней не смыкаются под нервом (рис. 9), IR2 – верхушки корней смыкаются под нервом охватывая его кольцом (рис. 10).

Рис. 3. Пример некорректной визуализации зуба 48 и его соотношения с нижнечелюстным нервом.

 

Рис. 4. Тот же зуб (рис. 3), корректная МPR визуализация с использованием интерактивной системы координат и регулируемой глубины выделенного слоя. Прицельная визуализация зуба 48 и нижнечелюстного канала. Глубина выделенного слоя 5 мм. Уровень погружения В, степень перекрытия коронки 3, положение М, соотношение с нервом LL – В3, M, LL (пояснение в тексте).

 

Рис. 5. Прицельная визуализация зуба 46, MPR. Аксиальное сечение продольно вдоль дистального («верхнего») корня. Двухкорневое строение, определяется перикорональное снижение плотности костной ткани полусферической формы, соответствующее начальным признакам развития одонтогенной кисты. С3, H, IRD.

 

Рис. 6. Тот же зуб (рис. 5), поперечное и продольное сечение (корональный и сагиттальный реформаты), прицельная визуализация соотношения корня зуба 48 с нижнечелюстным нервом. Корректное расположение координат для определения нижнего прилегания к корню по протяженности.

 

Рис. 7. Корректное положение координат с целью визуализации соотношения переднего корня зуба 48 с нижнечелюстным нервом при В2, V, IA.

 

Рис. 8. Трехмерная визуализация нижнего и дистального соотношения корня зуба 48 с нижнечелюстным нервом по протяженности. С3, H, IRD, протяженность 10 мм.

 

Рис. 9. MPR, положение нерва между корней зуба 38 без смыкания апексов. В2, М, IR1.

 

Рис.10. MPR, положения нерва между корней зуба 38 с сомкнутыми апексами. С3, М, IR2.

Приведенные выше сокращения и обозначения, характеризующие положение третьих моляров и соотношение их корней с нижнечелюстным каналом, могут быть использованы в качестве индексов при статистических исследованиях. Например, на рис. 4 положение зуба соответствует индексу В3, M, LL, где В – уровень погружения, 3 – степень перекрытия коронки, М – положение зуба относительно вертикальной оси и LL – соотношение с нервом (см. рис 2).

В ряде случаев нижнечелюстной канал определяется как находящийся на некотором расстоянии от корня ретенированного зуба (рис. 11). Кроме того, имитировать просвет нижнечелюстного канала может имеющееся в нижней позиции костномозговое пространство (рис. 12).

Рис. 11. Поперечное и продольное сечение через мезиальный корень зуба 38. Корень искривлен в веситбуло-оральном направлении, апикальная часть находится на расстоянии от канала нижнечелюстного нерва.

 

Рис. 12. MPR. Визуализация дистального корня зуба 38. В3, M, LL. Латерально-лингвальное положение нерва относительно корня, периапикально снижение плотности костной ткани за счет наличия костномозгового пространства.

Контакт зуба с нервом может быть как точечным, так и на определенном протяжении относительно поверхности зуба, например нижнее и дистальное прилегание при мезиальном наклоне и горизонтальном положении (рис. 5, 6, 8). В таких случаях следует указывать место и протяженность предполагаемого контакта.

Таким образом, в процессе первичной диагностики состояния и положения третьих моляров нижней челюсти следует оценивать и описывать следующие аспекты:

  • Форму, конфигурацию и степень сохранности собственно зуба;
  • Степень погружения относительно 2го моляра;
  • Степень перекрытия коронки костной тканью;

Наличие или отсутствие наклона вертикальной оси 3го моляра относительно 2го, наличие инверсии, поперечного положения или эктопии;

  • Соотношение корня с нижнечелюстным каналом;
  • Наличие паталогических изменений окружающей костной ткани.

Полностью прорезавшиеся третьи моляры могут быть частично перекрыты мягкими тканями ретромолярной области, что способствует развитию перекоронита – воспаления нависающего десневого капюшона, что в свою очередь создает условия для формирования  парадентальной кисты – кисты Крейга, ретромолярной кисты (рис. 13). Данная киста, как и радикулярная, является воспалительной, то есть возникает вследствие хронического воспалительного процесса. Как самостоятельное патологическое состояние описано в 1976г (Craig). Развивается в пришеечной области стоящих в зубном ряду или незначительно погруженных по вертикали зубов мудрости, чаще дистально, но может формироваться также с язычной или вестибулярной поверхности (рис. 14). В процессе своего развития разрушает костную ткань в ретромолярной области, легко нагнаивается, осложняет удаление причинного зуба, в редких случаях наблюдается спонтанный регресс парадентальной кисты.

Рис. 13. MPR. Парадентальная киста в ретромолярной области связанная с зубом 38.

 

Рис. 14. MPR. Парадентальная киста с вестибулярным типом роста, связанная с зубом 38.

Наиболее частым паталогическим состоянием, связанным с наличием ретенированного зуба мудрости, является одонтогенная киста, которую традиционно называют фолликулярной. В отличие от околозубной кисты Крейга, она не является воспалительной и может развиваться вокруг коронки любого ретенированного зуба. Определение «фолликулярная» в современных классификациях уже не используется или упоминается как синоним, поскольку данный термин был признан некорректным (Browne&Smith,1991). Во-первых, определение «фолликулярная киста» гораздо раньше, чем в стоматологии было применено в гинекологии и дерматологии. Во-вторых, процесс исходит не собственно из фолликула зуба, а из сохранившегося эмалевого эпителия сформированной коронки зуба. В англоязычной литературе для данного паталогического состояния используется определение dentigeros cyst – «зубная киста», «киста от зуба», то есть, по сути, перевод термина cysta odontogenica – одонтогенная киста.

Определение «зубосодержащая киста» (“tooth-bearing”) является не корректным, поскольку в просвете кисты при данном паталогическом состоянии находится только коронка зуба, оболочка фиксирована в пришеечной области, а корень остается в интактной костной ткани.

Радиологически на двухмерных снимках обычно различают центральный, латеральный и циркумферентный тип роста зубных кист (Shear&Speight, 2007). При центральном типе просветление равномерно окружает коронку по периметру, при латеральном — просвет кисты распространяется в одну сторону от коронки — мезиально или дистально. При циркумферентном типе роста тень зуба полностью проецируется на просвет кисты, создается впечатление, что она «обволакивает» большую часть корня. Однако, такой эффект следует скорее рассматривать как двухмерную проекционную суммацию просвета кисты и тени зуба. При работе с трехмерным изображением актуальным остается определение центрального (рис. 15) и латерального типа роста одонтогенной киты. При латеральном типе мезиальный рост обычно наблюдается от зубов с мезиальным наклоном или горизонтальным положением оси зуба (рис. 16) и деструкции подвергается собственно тело нижней челюсти каудально. Такие кисты довольно быстро вызывают симптоматику, связанную с компрессией нижнечелюстного нерва или нагноением. При дистальном типе роста разрушению подвергается угол и ветвь челюсти (рис. 17). Такие кисты встречаются редко, могут достигать больших размеров и долгое время не давать никакой симптоматики. В обоих случаях коронка определяется как полностью находящаяся в просвете деструкции, а корень, как располагающийся большей частью в костной ткани.

Рис. 15. MPR. Одонтогенная (фоликулярная) киста от зуба 48 с центральным типом роста.

 

Рис. 16. MPR. Одонтогенная киста от зуба 38 с латеральным мезиальным типом роста.

 

Рис. 17. MPR. Одонтогенная киста от зуба 38 с латеральным дистальным типом роста.

Дифференцировать простые одонтогенные кисты следует от связанных с зубами одонтогенных кератокист (рис. 18), воспалительных парадентальных кист (рис. 13, 14), интралюминальных (unicistic, однокамерных) амелобластом (рис. 19) и одонтогенных амелобластических фибром (рис. 20).

Рис. 18. Панорамный реформат. Кератокиста связанная с зубом 48.

 

Рис. 19. MPR. Интралюминальная амелобластома связанная с зубом 37.

 

Рис. 20. MPR. Амелобластическая фиброма связанная с зубом 37.

Третьи моляры нижней иногда развиваются аномально. Наиболее частой аномалией развития зубов мудрости является радикулярная диляцерация – искривления корня под большим углом (рис. 1, 21) и наличие дополнительного язычного корня (рис. 22). Кроме того, сами по себе третьи моляры могут быть сформированы в виде простой или составной одонтомы (рис. 23).

Рис. 21. Сагиттальный реформат мезио-дистальное сечение области зубов 37, 38. Диляцерация корня зуба 38.

 

Рис. 22. MPR. Прицельная визуализация дополнительного язычного корня (radix entomolaris) зуба 38. Корень искривлен под прямым углом относительно оси зуба.

 

Рис. 23. MPR. Составная одонтома развившаяся вместо зуба 48, импакция зуба 37, 4хкорневое строение зуба 37, положение нижнечелюстного нерва между корней зуба 37.

Сведения об авторе/литература
Рогацкин Дмитрий Васильевич, врач-рентгенолог ООО «Ортос», Россия, г. Смоленск

Rogatskin D. V., radiologist, LLC Ortos, Russia, Smolensk

3D diagnostics and visualization principles of 3 molars of the lower jaw

Аннотация. Согласно современным исследованиям, осложнения, связанные с повреждением нижнечелюстного нерва, возникают в среднем в 13% случаев от общего числа удалений. Традиционная диагностика положения нижнечелюстного канала относительно корней третьего моляра с помощью панорамного снимка уже не может считаться достаточной и объективной. В данной статье, которая является фрагментом из книги «Радиодиагностика в стоматологии. 2D/3D», описаны принципы и методы визуализации 3-х моляров нижней челюсти. Описания дополнены подробными иллюстрациями из врачебной практики.

Annotation. According to modern research, complications associated with damage to the mandibular nerve occur on average in 13% of the total number of removals. The traditional diagnosis of the position of the mandibular canal relative to the roots of the third molar using a panoramic image can no longer be considered sufficient and objective. In this article, which is a fragment from the book “Radio Diagnostics in Dentistry. 2D / 3D ”, describes the principles and methods of visualization of 3 molars of the lower jaw. Descriptions are supplemented by detailed illustrations from medical practice.

Ключевые слова: нижние зубы мудрости; повреждения нижнечелюстного нерва; ретенированные зубы; фолликулярная киста; трехмерные изображения.

Key words: lower teeth of wisdom; damage to the mandibular nerve; retarded teeth; follicular cyst; three-dimensional images.

Литература

  1. Maglione M, Costantinides F, Bazzocchi G. Classification of impacted mandibular third molars on cone-beam CT images. J Clin Exp Dent. 2015;7(2):e224-31.
  2. Winter G.B. Impacted mandibular third molars. St Louis: American Medical Book Co.; 1926. p. 241–79.
  3. Pell GJ, Gregory BT. Impacted mandibular third molars: classification and modified techniques for removal. Dent Digest 1933;39:330–338.
  4. Dongmiao Wang, Tangyi Lin, Yanling Wang, Chao Sun, Lianfeng Yang, Hongbing Jiang, Jie Cheng. Radiographic features of anatomic relationship between impacted third molar and inferior alveolar canal on coronal CBCT images: risk factors for nerve injury after tooth extraction. Arch Med Sci. 2018 Apr;14(3):532-540.
  5. Matzen LH, Christensen J, Hintze H, Schou S, Wenzel A. Influence of cone beam CT on treatment plan before surgical intervention of mandibular third molars and impact of radiographic factors on deciding on coronectomy vs surgical removal. Dentomaxillofac Radiol. 2013;42(1):98870341.Epub 2012 Aug 29.
  6. Hidenobu Maegawa, Kazuo Sano, Yoshimasa Kitagawa, Toshiyuki Ogasawara, Kazuki Miyauchi, Joji Sekine, Tsugio Inokuchi, Preoperative assessment of the relationship between the mandibular third molar and the mandibular canal by axial computed tomography with coronal and sagittal reconstruction Oral Surg Oral Med Oral Pathol Oral Radiol Endod 2003;96:639-46
  7. Craig GT. The paradental cyst. A specifi c infl ammatory odontogenic cyst. Br Dent J 1976;141:9-14.
  8. Browne RM, Smith AJ. Pathogenesis of odontogenic cysts. In: Browne RM, editor. Investigative Pathologyof the Odontogenic Cyst. Boca Ratonl: CRC Press; 1991. pp. 88–10
  9. Shear M, Speight P: Cysts of the oral and maxillofacial regions, ed 4, Oxford, 2007, Blackwell.

Интрузия моляров в борьбе с открытым прикусом

С помощью передовых технологий, применяемых в нашей клинике, можно вылечить патологии развития челюсти любой сложности. Стоимость исправления прикуса зависит от степени сложности и индивидуальных пожеланий пациента. Преимуществом является то, что у нас работают профессионалы своего дела, у каждого из которых результатом работы является здоровая и красивая улыбка клиентов.

Как известно, кроме хирургии, есть два принципиальных подхода к лечению открытого прикуса:

1. Способы с экструзией передних зубов:

  • техника прямой дуги с удалением или сепарацией и эластиками
  • техника прямой дуги с реверсивными изгибами и эластиками 24 часа
  • техника многопетлевых дуг с эластиками 24 часа 

2. Способы с внедрением боковых зубов и(или) с удалением и мезиализацией моляров без их экструзии:

  • со скелетной опорой на минивинты или мини-пластины
  • попытки с накладками в боковых отделах и жевательными упражнениями при экстраординарной кооперации, идеальной карме врача и пациента

Экструзионные способы подойдут для зубоальвеолярных аномалий с недопрорезанными передними зубами, недостаточным обнажением резцов при улыбке и в покое. Интрузия же позволяет снизить высоту лица, и закрыть прикус без усиления десневой улыбки — оптимальна для скелетного открытого прикуса.

В нашем примере 17-летнему пациенту со скелетным открытым прикусом и III классом проводится лечение с внедрением верхних моляров и дистализацией нижнего зубного ряда. Хороший прогресс за год работы минивинтов. Без них этого добиться было бы невозможно! 

Передняя авторотация нижней челюсти, за счет внедрения смыкающихся зубов (у нас моляры), снижает высоту лица, закрывает прикус, но усиливает III класс. Потому скелетный открытый вместе с мезиальным — не самая приятная парочка. Пока — полет нормальный, видно, что прикус закрыли, перекрытие хорошее. При этом эластики еще не применяли, потому десневой улыбки нет. Будем надеяться, что у нашего пациента не будет сюрпризов с ростом нижней челюсти, и мы скоро его благополучно завершим, благодаря правильному планированию и минивинтам, то есть сплаву титана и интеллекта. 

Если прогресс понравился — задавайте любые вопросы! И всем — удачных лечений!

Что такое нижнечелюстные моляры?

Нижнечелюстные моляры — это самые задние зубы, расположенные на нижней челюсти или нижней челюсти. Существует три моляра нижней челюсти: первый моляр нижней челюсти, второй моляр нижней челюсти и третий моляр нижней челюсти. Каждый зуб можно найти с обеих сторон нижней челюсти.

Моляры составляют самые задние зубы анатомии зубов. Термин моляр происходит от латинского термина mola , что означает жернов — вид камня, используемого для измельчения зерна. Аналогичным образом, коренные зубы используются для измельчения пищи.

У каждого человека есть 12 моляров. Шесть из них — моляры нижней челюсти. Остальные шесть включают два первых верхнечелюстных моляра, два верхних верхних моляра и два верхнечелюстных третьих моляра. Эти моляры расположены на верхней челюсти или верхней челюсти и соответствуют нижнечелюстным молярам под ними.

Первый моляр нижней челюсти, также известный как шестилетний моляр, расположен сразу за вторым премоляром нижней челюсти. Этот зуб помогает нижней молярности нижней челюсти при жевании или жевании пищи. Премоляр также называют двустворчатым, потому что он имеет по крайней мере два конусообразных возвышения, известных как острые выступы. Термин, однако, не совсем точен, так как второй премоляр нижней челюсти имеет три. Для сравнения, первый моляр нижней челюсти имеет пять.

Помимо использования для жевания, первый моляр нижней челюсти также известен как первый постоянный зуб, подверженный прорезыванию. Это означает, что он прорывается через соединительную ткань от своего места формирования, чтобы принять его функциональность над деснами. Первый моляр нижней челюсти также является наиболее распространенным местом для зубных полостей или отверстий, образованных в зубах в результате деминерализации. Исследования показали, что первый моляр нижней челюсти составляет почти половину эндодонтического лечения.

Сразу за первым моляром нижней челюсти расположен второй моляр нижней челюсти. Обычно это последний зуб, который появляется во рту в течение первых нескольких лет жизни человека — период, отмеченный молочными или детскими зубами. Второй моляр нижней челюсти имеет четыре острых излома: два щечных, или около щеки, и два небных, или около крыши рта. Для сравнения, первый нижнечелюстной моляр имеет пять острых выступов: два острых выступа; еще два классифицируются как языковые или близкие к языку; и его пятый, дистальный, который стоит в стороне от других.

Третий нижнечелюстной коренной зуб, или третий нижнечелюстной моляр, возможно, наиболее известен в анатомии зубов как зуб мудрости. Это последний из моляров нижней челюсти, чтобы прорезываться или развиваться, как правило, в возрасте от 17 до 25 лет. Стоматологи обычно удаляют зубы мудрости, когда они начинают вредно воздействовать на другие зубы во рту.

ДРУГИЕ ЯЗЫКИ

Внутренняя анатомия опасной зоны моляров нижней челюсти: конусно-лучевая компьютерная томография

Реферат

Цель:

Целью исследования явилась оценка анатомической толщины опасной зоны в пришеечной трети мезиальных каналов моляры нижней челюсти.

Материалы и методы:

Пятьдесят моляров нижней челюсти были отобраны и отсканированы с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии. Данные сравнивались с использованием инструмента длины, предоставляемого программным обеспечением сканера.Измеряемыми участками являлись мезиальная и дистальная стенки пришеечной трети мезиальных корней, соответствующие зонам безопасности и опасности соответственно. Кроме того, оценивали толщину дентина в области фуркации.

Результаты:

Толщина дентина в безопасной зоне была выше, чем в опасной зоне во всех исследованных зубах. Самый тонкий дентин зоны безопасности обнаружен в точке, расположенной на 4 мм ниже устья канала, со средним значением 1,03 мм; и наоборот, в опасной зоне самое тонкое место располагалось на 3 мм ниже отверстия со средним значением 0.81 мм. Что касается расстояния от дна пульповой камеры до фуркации, то среднее значение составило 2,23 мм.

Заключение:

Эти результаты показывают, что средняя толщина в опасной зоне медиальных корней моляров нижней челюсти была <1,0 мм. Эти данные подчеркивают важность понимания анатомии и необходимость консервативной подготовки при оценке и инструментальной обработке этих корневых каналов.

Ключевые слова: Анатомия, опасная зона, нижняя челюсть, моляр

ВВЕДЕНИЕ

Понимание внутренней конфигурации зуба, а также ее вариаций необходимо для успешного эндодонтического лечения, так как это позволяет эффективно подготовить корневой канал и правильно запломбировать его. канала.Однако сложность внутренней анатомии создает трудности, которые могут привести к неудаче эндодонтического лечения из-за таких осложнений, как перфорации в области фуркации моляра.[1]

Область фуркации моляров признана одной из наиболее уязвимых областей при препарировании пришеечной области [2], особенно стенок дентина, расположенных в так называемых зонах риска. Эти зоны риска расположены в дистальных стенках мезиальных каналов и имеют тонкие стенки дентина, расположенные между корневым каналом и областью фуркации.[3]

Возникновение перфораций и переломов корней во время эндодонтического инструментария чаще происходит в этих областях,[4] что запускает основные воспалительные процессы и последующее разрушение поддерживающих структур.[5] Понимание внутренней анатомии может помочь предотвратить эти несчастные случаи.

Достижения в технологии визуализации, такие как конусно-лучевая компьютерная томография (КЛКТ), позволяют проводить трехмерный анализ внутренней морфологии зубов.[6] обеспечение точных измерений зубных структур, таких как конфигурация системы корневых каналов, толщина дентина и вогнутость поверхности корня в зонах риска.[7]

Это исследование было направлено на измерение средней толщины мезиальной и дистальной стенок, соответствующих зонам безопасности и риска, соответственно, пришеечной трети мезиальных корней моляров нижней челюсти. Кроме того, расстояние между дном пульповой камеры и фуркацией было измерено с использованием изображений, полученных с помощью КЛКТ.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Отбор образцов

Пятьдесят моляров нижней челюсти были отобраны из пула 412 моляров нижней челюсти Университета Estacio de Sá, как по полу, так и по возрасту от 20 до 40 лет.Моляры с интактными пульповыми камерами, полными верхушками корней, морфологией корней, кривизной и приблизительной длиной, пульповыми камерами и корневыми каналами без резорбции или кальцификации, двумя каналами в мезиальном корне и полным отделением мезиальных корней от дистальных корней были включены в исследование. исследование. Зубы были помещены в 2,5% раствор гипохлорита натрия на 1 час (Briluz Bleach, Prodisa Producer and Distributor Ltda, Рио-де-Жанейро, Бразилия) и были оценены путем прямого визуального осмотра для проверки возможных остатков периодонтальной связки, прикрепленной к корню, который, если они присутствовали, были удалены с помощью пародонтальных кюреток, ультразвуковых насадок и струи бикарбоната.После этой процедуры очистки зубы хранили в 10% формалине.

Томографическое конусно-лучевое исследование

После установки зубов в платформу из эпоксидной смолы их сканировали с помощью ACCUITOMO (J Morita Mfg. Corp., Япония) с откалиброванным разрезом 1,0 мм. Полученные данные были переданы в программу анализа изображений ODVIEWER (One Data Viewer Plus, Киото, Япония) для оценки.

Измерение толщины дентина в зонах риска и безопасности в мезиальных корнях

С помощью программы ODVIEWER (One Data Viewer) начальную точку устанавливали от фуркала, который считали точкой 0 мм; толщину дентинных структур дистальной и мезиальной стенок мезиального канала оценивали на каждом миллиметре в апикальном направлении до четвертого миллиметра [], что соответствует началу кривой (Cunningham and Senia, 1992).[8] Для измерения кратчайшего расстояния между внутренними стенками каналов и дистальной (зоны риска) и мезиальной (зоны безопасности) наружными стенками мезиального корня нижнечелюстных моляров врач провел линию, начинающуюся от внутренней стенки канала. канала и двигаясь перпендикулярно воображаемой линии, которая была касательной к наружным стенкам корня [].

Уровни, выбранные для измерения пришеечной трети мезиального корня моляра нижней челюсти

Измерение толщины дентина зоны риска и безопасности мезиального корня моляра нижней челюсти

Измерение расстояния от дна пульповой камеры до фуркации

То же Использовалась программа ODVIEWER (One Data Viewer).Поверх пола была нанесена Z-линия, и соответствующие измерения были записаны. Затем та же самая линия была проведена в точном месте фуркала, где расходятся мезиальный и дистальный корни, и это измерение также было зарегистрировано, и значение расстояния от дна до фуркации было получено путем вычитания этих двух измерений.

Статистический анализ

Статистический анализ проводился с использованием дисперсионного анализа и при необходимости дополнялся критерием множественных сравнений Стьюдента-Ньюмана-Кеулса.Выбранный уровень значимости составил 5% (0,05) во всех тестах.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Измерения толщины дентина в дистальной стенке нижних моляров (зона риска) оценивались от фуркала на каждом миллиметре в апикальном направлении до четвертого миллиметра. Такие же измерения были сделаны на мезиальной стенке мезиального щечного канала. Показаны среднее значение и стандартное отклонение толщины шейной трети, опасной и безопасной, шейной трети на разных уровнях. Средняя толщина фуркального дентина 50 моляров составила 2.23 мм (стандартное отклонение: 890), согласно .

Таблица 1

Среднее ± стандартное отклонение толщины дентина в зонах риска и безопасности мезиального щечного корня нижних моляров на пяти оцениваемых уровнях

Таблица 2

Среднее ± стандартное отклонение толщины фуркального дентина

ОБСУЖДЕНИЕ

Успех эндодонтического лечения требует глубоких знаний внутренней анатомии подлежащего лечению зубного элемента. Эти знания определяют коронарный доступ, расположение каналов и их инструменты.[9]

Недостаток знаний внутренней анатомии может привести к сбоям в работе инструментов, что может привести к ослаблению структуры и вызвать перфорацию дентина или даже переломы корня.[10] Эти осложнения вызывают сообщение между системой корневого канала и поддерживающей его тканью, способствуя распространению бактерий и воспалительных реакций, которые могут препятствовать успеху эндодонтического лечения.[11]

Многие методы могут использоваться для измерения анатомических ориентиров, таких как микроскопический анализ, силиконовая печать, осветление, сканирующая электронная микроскопия, гистологический срез, рентгенографическое сравнение и компьютерная микротомография.Различные ограничения методов, такие как только двухмерное изображение, высокая стоимость, большие затраты времени или необходимое разрушение образцов, [10] сделали компьютерную томографию предпочтительным методом для многих авторов [7, 10,12,13]

Наиболее подверженными авариям участками являются внутренние стенки корневого канала, расположенные в дистальной стенке мезиального канала, считающиеся зоной риска. Это происходит из-за ограниченного количества дентина, связанного с вогнутостью и кривизной корней этих корней.

Tabrizizadeh et al . [4] сообщили о средней толщине 1,2 мм в дистальной стенке мезиального канала первых моляров нижней челюсти, которая находится на 4 мм ниже входного отверстия канала. Авторы отмечают, что дистальная стенка имеет наименьшую среднюю толщину в этом же месте по сравнению с мезиальной (1,96 мм), щечной (2,17 мм) и язычной (2,2 мм) стенками.

В настоящем исследовании средняя толщина дентина дистальной стенки мезиально-щечного корня нижних моляров была выше в точке, расположенной у входа в канал, на той же высоте области фуркации, с 1.14 мм и меньше на расстоянии 3 мм от устья канала до 0,81 мм. Кроме того, было увеличение этого среднего значения в точке 4 мм со средним значением 0,86 мм, значение ниже, чем сообщалось в предыдущих исследованиях той же области.[13]

Asgary и соавт. . [13] также сообщили об уменьшении толщины дентина в зоне риска на первых 4 мм отхождения корня от фуркации первых моляров. Авторы сообщили об уменьшении средней толщины с 1,17 до 0,90 мм, подтверждая, что наибольшая редукция дентина происходит на уровне пришеечной трети корня.Однако Saberi et al [7] измерили среднюю толщину этих зубов на основе трех уровней зон риска: ниже фуркала, в конце третьей пришеечной области и между этими областями, обнаружив следующие значения толщины соответственно. , 1,12, 1,01 и 1,06 мм.

Во всех цитируемых исследованиях отмечается значительное уменьшение толщины дентина дистальной стенки в первые несколько миллиметров ниже входа в мезиальный канал. Настоящее исследование выявило наименьшую толщину в точке, расположенной на 3 мм ниже входа в фуркацию, со значением <1.0 мм. Этот факт служит предупреждением и обосновывает необходимость особой осторожности при препарировании цервикального канала для предотвращения чрезмерного износа. Процедуры предварительного расширения устьев каналов могут способствовать менее инвазивной подготовке и большему вниманию к корневому каналу.

Перфорация корня является второй по значимости причиной несчастных случаев, на которую приходится 10% неудач эндодонтического лечения.[14] Акбар [15] выделил профессиональное обучение как превентивную меру для улучшения прогноза лечения и поощрения использования инструментов, которые способствуют снижению ятрогенных ошибок, таких как вращающиеся инструменты, изготовленные из более гибких сплавов, таких как никель-титан.Кроме того, эндодонтические инструменты в направлении обратного изгиба можно отметить как важную процедуру безопасности. Результаты этого исследования согласуются с данными других авторов, поскольку они обнаружили наибольшую среднюю толщину дентина на мезиальных стенках нижних мезиальных корневых моляров [4], что оправдывает название «зона безопасности» для этих анатомических областей.

Кроме того, знание расстояния между дном пульповой камеры и фуркалом также снижает риск перфорации.[16] Таким образом, в нашем исследовании эти значения также были измерены и составили в среднем 2,23 мм. Это среднее значение было очень близко к значению, сообщенному Азимом и др. [12], который обнаружил среднюю толщину фуркала 2,24 мм, согласно данным, полученным при томографической оценке 104 нижних моляров в американской популяции.

Четырехкорневой первый моляр нижней челюсти с необычно развитой линией сращения корней: клинический случай

В статье описывается анатомическая вариация четырех корней в первом постоянном моляре нижней челюсти, диагностированная с помощью предоперационных рентгеновских снимков с множественными углами, и его успешное консервативное эндодонтическое лечение.Тщательное наблюдение и исследование дна пульпы с помощью стоматологического операционного микроскопа выявило своеобразную линию срастания корней на дне пульповой камеры. На основании приведенного выше наблюдения была предложена и обсуждена корреляция между этой необычной линией и наличием дополнительных корней.

1. Введение

Одним из важнейших аспектов современной эндодонтии является глубокое знание внутренней и внешней анатомии корня [1]. Дополнительные корни и корневые каналы, если их не обнаружить, могут привести к неудаче эндодонтического лечения [2].Таким образом, глубокое знание морфологии корня и корневого канала и хорошее предвидение их возможных морфологических вариаций поможет уменьшить эндодонтические неудачи, вызванные неполной санацией и обтурацией [3]. Анатомические вариации преобладают во многих зубах, причем некоторые зубы имеют до 5 отдельных корней [4] или даже семь [5, 6] или восемь [7] отдельных корневых каналов. Первый моляр нижней челюсти, или «6-летний моляр», который является самым большим зубом по объему и наиболее сложным по анатомии корней и каналов, возможно, является наиболее леченным и наименее изученным задним зубом [3].Целью данной статьи является сообщение об успешном нехирургическом эндодонтическом лечении четырехкорневого постоянного первого моляра нижней челюсти, каждый корень которого имеет собственный независимый корневой канал, и, кроме того, обсуждение особого наблюдения дна пульпы.

2. История болезни

27-летняя женщина обратилась с основной жалобой на «сломанную пломбу» в левом нижнем заднем зубе. В анамнезе выявлены периодические боли, локализующиеся в этом же зубе при жевании.Ранее зуб был реставрирован серебряной амальгамой 7 лет назад. Клиническое обследование выявило реставрацию из серебряной амальгамы со вторичным кариесом в левом первом моляре нижней челюсти (зуб 19), болезненном при перкуссии. Тесты на живучесть не дали ответа. На предоперационных рентгенограммах выявлено расширение периодонтальной щели по отношению к мезиальной верхушке корня. Кроме того, рентгенографический апикальный контур зуба предполагает наличие двух дистальных и двух мезиальных корней (рис. 1(а)).На основании клинических и рентгенологических данных был поставлен диагноз некроза пульпы с симптоматическим апикальным периодонтитом и начато эндодонтическое лечение.

После препарирования полости эндодонтического доступа были обнаружены два мезиальных и одно буккальное расположение дистального устья канала. При визуальном осмотре дна пульповой камеры с помощью стоматологического операционного микроскопа наблюдалась темная линия, идущая от дистального устья канала к дистально-язычному углу. В этом углу вышележащий дентин был удален, и было обнаружено устье второго дистального канала.Обычный доступ был изменен для улучшения доступа к дополнительным каналам (рис. 1(b)). Устья корневых каналов были названы в соответствии с номенклатурой, предложенной Albuquerque et al. [8]. Была подтверждена рабочая длина (рис. 1(c)) и инструментированы каналы. Гидроксид кальция был введен внутриканально с помощью лентулоспирали, а полость доступа была закрыта с помощью Cavit G. На следующем приеме, через неделю, у пациента отсутствовали симптомы, что позволило выполнить обтурацию корневого канала и коронковую композитную реставрацию (рис. 1(d). )).

3. Обсуждение

Ряд анатомических вариаций был описан для первого моляра нижней челюсти. Коттур и др. [9] сообщили о наличии трех дистальных каналов, тогда как Ghoddusi et al. [10] отметили наличие четырех дистальных каналов. Также сообщалось о наличии трех [11] и четырех [5] мезиальных корневых каналов. Как и количество корневых каналов, количество корней также может варьироваться. Основной вариант у этого типа зубов — наличие дополнительного третьего корня; нештатный дистолингвальный корень, называемый radix entomolaris.Его распространенность варьирует в разных популяциях от 3% африканского населения [12] до более чем 30% монголоидного населения [13]. Чрезвычайно редкая разновидность дополнительного мезиобуккального корня называется парамолярным корнем (RP) [14].

Morita [15] в ходе лабораторного исследования изучил 2164 удаленных первых моляра нижней челюсти. Он сообщил только об одном четырехкорневом первом моляре у пациента мужского пола, который составлял 0,04% от общей выборки японского населения (монголоидная раса). Различные другие обширные лабораторные исследования в различных популяциях и этнических группах не выявили ни одного четырехкорневого первого моляра нижней челюсти [16–18].Только два клинических случая ранее описывали наличие четырехкорневого первого моляра нижней челюсти [19, 20]. Тем не менее, оба сообщили о трех дистальных и одном мезиальном корне. В настоящем отчете описывается четырехкорневой первый моляр нижней челюсти с двумя мезиальными и двумя дистальными корнями, в котором каждый из четырех корней имеет независимый корневой канал.

В первых молярах нижней челюсти с двумя корнями и каждым корнем, имеющим два отдельных канала (например, мезиощечный и мезиолингвальный каналы в мезиальном корне), угол, образованный между линиями сращения корней в процессе развития (DRFL), соединяющими эти устья каналов, более тупой [ 21].Это можно визуализировать как в мезиальной, так и в дистальной DRFL таких двухкорневых первых моляров нижней челюсти (рис. 2(a)). В представленном здесь случае угол, образованный между DRFL, соединяющими как мезиальное, так и дистальное отверстия, был более острым; в виде буквы «Х» (рис. 1(б)). Это может означать, что когда дополнительный корень присутствует как мезиально, так и дистально, угол между DRFL, соединяющими устья, изменяется на более острый угол (рис. 2(b)). Таким образом, взаимоотношения DRFL, соединяющих устья каналов, могут дать представление об анатомии корней первых моляров нижней челюсти.Дальнейшие уточнения этих наблюдений потребуются отдельными лабораторными исследованиями или другими клиническими случаями, чтобы их можно было использовать в качестве диагностических критериев в случаях четырехкорневых первых моляров нижней челюсти, где каждый корень представлен одним каналом.

4. Заключение

Успешное эндодонтическое лечение начинается с надлежащих клинических и рентгенологических исследований. Практикующий врач должен быть бдителен, так как изменения анатомии корней и каналов могут возникнуть в любой момент во время лечения.Эта статья может усилить сложность вариаций первых моляров нижней челюсти и предназначена для повышения осведомленности клиницистов о изменчивой морфологии корневых каналов.

Copyright

Copyright © 2012 Jojo Kottoor et al. Эта статья находится в открытом доступе и распространяется в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Различия между молярами верхней и нижней челюсти — постоянные

Моляры — это молочные или основные зубы, которые помогают пережевывать пищу как в молочных, так и в постоянных зубах.В постоянном прикусе верхней челюсти имеется 6 моляров (1-й, 2-й и 3-й моляры или зубы мудрости) и 6 моляров (1-й, 2-й и 3-й моляры или зубы мудрости) в постоянном прикусе нижней челюсти. Принимая во внимание, что в первичном или молочном прикусе у нас есть 1-й и 2-й моляры. Постоянные первые моляры прорезываются одними из первых в зубном ряду нижней челюсти наряду с резцами. Здесь мы обсуждаем или увидим различия между 1-м и 2-м молярами верхней и нижней челюсти только, а не 3-м моляром, поскольку они обычно необычны по форме и размеру во всех аспектах.

Важно знать форму и расположение бугров, гребней и других аспектов, поскольку это помогает при подготовке полости, открытии доступа к полости, а также при вырезании коронки для установки любой коронки.

Различия между постоянными молярами верхней и нижней челюсти:

Верхнечелюстные моляры : имеют три корня

Моляры нижней челюсти : имеют два корня

——————————————

Моляры верхней челюсти : Форма коронки квадратная

Моляры нижней челюсти : Форма коронки пятиугольная

——————————————

Верхнечелюстные моляры: Имеют два щечных бугорка

Моляры нижней челюсти: Имеют два или три щечных бугорка

——————————————

Верхнечелюстные моляры : имеют одну щечную бороздку

Моляры нижней челюсти : Имеют две щечные бороздки на первом моляре и по одной щечной бороздке на втором и третьем молярах

——————————————

Моляры верхней челюсти : Корень ствола больше

Моляры нижней челюсти : Корень ствола меньше

——————————————

Верхнечелюстные моляры : Бугорок Карбелли виден на первом моляре

Моляр нижней челюсти : бугорка Карбелли не видно

——————————————

Верхнечелюстные моляры : Коронка сужается к небной стороне

Моляры нижней челюсти : Коронка не сужается к язычной стороне

——————————————

Верхнечелюстные моляры : На обоих молярах виден косой гребень

Моляры нижней челюсти : Косой гребень отсутствует на обоих молярах

——————————————

Моляры верхней челюсти : длинная ось корня и коронки синхронизированы друг с другом

Моляры нижней челюсти : коронка наклонена к язычной стороне по сравнению с длинной осью корня

——————————————

Верхнечелюстные моляры : из-за количества бугорков и их расположения имеется только один поперечный гребень

Моляры нижней челюсти : Имеются два поперечных гребня

——————————————

Моляры верхней челюсти : Форма коронки квадратная, если смотреть сверху

Моляры нижней челюсти : Коронка имеет форму пятиугольника, если смотреть сверху

——————————————

Верхнечелюстные моляры : Четыре ямки, одна большая центральная, а дистальная — сигарообразная

Моляры нижней челюсти : количество ямок равно трем, а центральная является самой большой из трех

——————————————

Верхнечелюстные моляры : имеют четыре хорошо сформированных бугорка – 2 щечных и 2 язычных бугорка вместе с бугорком Карабелли (маленький дополнительный бугорок)

Моляры нижней челюсти : Имеют два язычных и три щечных бугорка

Для клинициста важно знать точную анатомию моляров верхней и нижней челюсти, поскольку это помогает во многих аспектах лечения, таких как подготовка полости, отверстия для доступа, резка коронки и т. д.Знание правильной анатомии всех зубов помогает нам помнить о расположении каналов, чтобы предотвратить потерю здорового дентина и максимально сохранить естественную структуру зуба.

Статья Варуна Пандулы

Я Варун, дантист из Хайдарабада, Индия, стараюсь помочь всем понять стоматологические проблемы и методы лечения, а также упростить стоматологическое образование для студентов-стоматологов и стоматологического сообщества. Если у вас есть какие-либо сомнения, не стесняйтесь обращаться ко мне или оставить комментарий в посте, спасибо за посещение.

Выпрямление моляров нижней челюсти с помощью ортодонтических минивинтовых имплантатов: систематический обзор | Progress in Orthodontics

Наклонный моляр нижней челюсти — частая ситуация среди ортодонтических пациентов, которая обычно возникает после преждевременной потери соседних зубов, приводящей к наклону моляров [1, 2]. Недостаточная длина нижнечелюстной дуги, чрезмерный размер зубов, потеря соседнего первого моляра, преждевременное прорезывание третьего моляра нижней челюсти и необычно мезиальный путь прорезывания второго моляра также могут вызывать его частичную или полную ретенцию с зарегистрированной частотой 0.03–0,3% населения в целом и 2–3% ортодонтических пациентов [3,4,5].

Наклонные моляры могут вызвать многочисленные проблемы во рту пациента, особенно если планируется ортопедическая реабилитация. Согласно Zachrisson, состояние пародонта может ухудшиться с признаками воспаления, угловой потерей кости и очевидным карманом на мезиальной поверхности верхушечного моляра нижней челюсти [6]. При чрезмерном наклоне чрезмерное прорезывание моляра-антагониста, преждевременные контакты и окклюзионные помехи препятствуют протезированию [7].Однако выпрямление моляра в правильное положение приводит к нормализации функционального состояния и состояния пародонта [7]. Наконец, ретинированный второй моляр нижней челюсти может привести к кариесу, заболеванию пародонта или внешней резорбции корня соседнего первого моляра [4].

Обычные методы выпрямления моляров

Для выпрямления моляров нижней челюсти предлагается несколько ортодонтических подходов, таких как австралийская выпрямляющая пружина, консольная пружина, сборная пружина Сандера, спиральная выпрямляющая пружина, спиральная пружина NiTi, приспособление с нажимной пружиной и вытяжение съемными аппаратами. несколько из доступных в настоящее время вариантов [6, 8, 9].Выпрямление моляров требует хорошего контроля анкеровки, а затем необходимо несъемное устройство на всю дугу. Кроме того, анкилозированные зубы, зубные имплантаты и внеротовые аппараты также могут быть эффективными, улучшая фиксацию и защищая от нежелательных движений зубов [8, 10].

Среди прочего, Uprighter Jet, разработанный Carano, обеспечивает полный контроль выравнивания моляров, сводя к минимуму экструзию, не требуя брекетов и специального взаимодействия с пациентом [1]. В другом случае выпрямления ретенированного моляра в сочетании с быстрым расширением верхней челюсти (RME) вертикальные упругие силы были направлены от крючка на устройстве RME к ортодонтической насадке, прикрепленной к зубу, который нужно выровнять.Этот метод экономит время, не требует дополнительной подготовки к фиксации и кажется более физиологичным, поскольку вектор силы направлен в направлении нормального пути прорезывания [9]. Согласно Погрелю [11], хирургическое выпрямление нижних вторых моляров — это быстрая процедура с минимальными осложнениями и долгосрочным прогнозом. Большинство выпрямленных зубов оставались твердыми с отличным формированием кости и состоянием пародонта через 18 месяцев наблюдения [11].

Однако традиционные методы лечения вертикальных моляров имеют некоторые недостатки, в том числе экструзию целевого моляра, нежелательное реципрокное движение опорных единиц, необходимость в громоздких приспособлениях и более длительное время лечения [1, 2, 12,13,14,15 ].Чтобы свести к минимуму первые два побочных эффекта, обычно необходима внутридуговая стабилизация [2, 12, 13], которая осуществляется с помощью остеоинтегрированных имплантатов. Тем не менее, остеоинтегрированный зубной имплантат стоит дорого, требует достаточного костного пространства, что ограничивает наш выбор, и его очень трудно удалить после лечения. Это также требует остеоинтеграции перед применением ортодонтической силы, что увеличивает время лечения [5, 10, 12].

Кроме того, хирургическое выпрямление не следует рассматривать как рутинный метод из-за возможного некроза пульпы, анкилоза, внешней резорбции корня или даже разрыва во время процедуры.После лечения может потребоваться окклюзионная балансировка, а послеоперационная стабильность зуба может быть сомнительной [4]. Кроме того, высока вероятность кальцификации пульпы и потери жизнеспособности [11].

Использование ортодонтических минивинтовых имплантатов для выравнивания моляров

Разработка ортодонтических минивинтовых имплантатов (МИ) позволила решить большинство вышеупомянутых проблем. МИ изготавливают из чистого титана или титанового сплава диаметром 1–2 мм и длиной 8–20 мм [16].Они остаются стабильными во время ортодонтического лечения с минимальной потерей фиксации и более эффективны, чем обычные средства фиксации [17,18,19]. Их показатель успеха колеблется от 59 до 100%, в среднем 86,5% [18,19,20].

Их крепление к кости механическое без намерения установить какую-либо форму остеоинтеграции [21, 22]. Поэтому после лечения, когда они больше не нужны, их можно удалить с помощью простой процедуры с незначительным риском для пациента [23].

Этот новый тип скелетной фиксации проще, меньше по размеру, менее инвазивен и более экономичен, чем обычные остеоинтегрированные имплантаты [16]. Кроме того, для ИМ не требуется длительного интервала между размещением и приложением силы, поскольку нагрузка может возникнуть сразу после размещения [10, 16, 24].

Их основным преимуществом является способность перемещать определенные зубы или даже целые квадранты напрямую, без вовлечения других зубов или использования межзубной механики. Таким образом, они устраняют силы реакции, обычно действующие на анкерные зубы, что приводит к нежелательному перемещению зубов и потере анкеровки [5, 14, 15].Пациенты также более удовлетворены более незаметным лечением по сравнению с обычными методами [10].

MI анкеровка предпочтительнее традиционной механики, когда третий моляр находится в прямом контакте с корнем второго моляра [4]. В некоторых случаях с биомеханической точки зрения лучше не удалять зачаток третьего моляра, так как его удаление может изменить центр сопротивления второго моляра, и выравнивание может быть реализовано с дистальным наклоном коронки. Это нежелательно, когда второй моляр планируется выровнять преимущественно с мезиальным наклоном корня [24].

Трехмерная оценка альвеолярной кости моляров нижней челюсти для немедленной установки имплантата: виртуальное исследование установки имплантата | BMC Oral Health

Немедленная имплантация моляров нижней челюсти оказалась жизнеспособным хирургическим лечением с высокой степенью успеха [3, 14]. Результаты этого исследования могут быть полезны для хирургов, рассматривающих возможность немедленной имплантации в области моляров нижней челюсти.

Первичная стабильность имплантата является основным фактором, определяющим успешную остеоинтеграцию дентальных имплантатов [15].Однако достаточной первичной стабильности в местах молярных зубов после удаления часто трудно достичь. Имплантат сверхширокого или большого диаметра увеличивает зону контакта и площадь контакта с межкорневой перегородкой и стенками лунки, и поэтому часто используется в области моляров после удаления для преодоления отсутствия первичной стабильности [5, 16, 17, 18]. ]. Тем не менее, долгосрочный прогноз имплантата сверхширокого диаметра остается спорным. В некоторых исследованиях сообщалось о более высокой частоте отказов сверхшироких имплантатов по сравнению с имплантатами диаметром от 4 до 6 мм [2].Недавнее исследование показало, что использование имплантатов диаметром  < 5 мм считается предсказуемым и успешным для немедленной имплантации в жевательных отделах [4]. Обычные или широкие имплантаты также имеют преимущества, такие как низкая вероятность расхождения кости, язычной перфорации и повреждения IAN. Поэтому в этом исследовании использовался виртуальный имплантат диаметром 4,8 мм.

Альтернативой имплантатам большого диаметра является установка имплантатов в межкорешковую перегородку [19]. Немедленная установка имплантата в межкорневую перегородку лунки моляра нижней челюсти является жизнеспособным вариантом лечения, обеспечивающим благоприятные результаты [1, 3, 19, 20].Сообщалось, что минимальная ширина межкорешковой перегородки 3 мм необходима для обеспечения начальной стабильности имплантата [3, 21]. На основании результатов, представленных в Таблице 1, имплантаты в области первого моляра следует размещать на 2–3 мм субкрестальнее, чтобы обеспечить лучшую площадь контакта кости с имплантатом и обеспечить адекватную первичную стабильность, при этом можно ожидать меньшей резорбции кости [22]. . Однако в области второго моляра межкорневая перегородка часто бывает тонкой или отсутствует, что указывает на риск неадекватной первичной стабильности при немедленной установке имплантата.

Чтобы определить наиболее оптимальный хирургический протокол, в этом исследовании мы разделили анатомические отношения между виртуальным имплантатом и межкорешковой перегородкой на три типа: M (мезиальный), S–M (септально-мезиальный) и S (септальный). ). Результаты показали, что тип S, за которым следует тип S-M, был наиболее распространенным в первом моляре. Поэтому мы предлагаем рассмотреть вопрос о немедленной установке имплантата в центре межкорневой перегородки в области первого моляра, что дало благоприятные результаты в предыдущих исследованиях [1, 3, 19, 20].Однако в области второго моляра нижней челюсти тип М имел самую высокую распространенность, а межкорневая перегородка часто была тонкой или отсутствовала. В этом случае мезиальная корневая лунка может быть рассмотрена для немедленной установки имплантата.

Немедленная установка имплантата в межкорешковую перегородку — сложная процедура, требующая обучения. Во время подготовки места сверло может постоянно соскальзывать вниз по склону из-за морфологии межкорешковой перегородки, что приводит к потере межкорешковой кости и неточному положению имплантата [21, 23].Описаны различные хирургические подходы для установки имплантатов в лунки моляров нижней челюсти, и использование оставшихся корней в качестве ориентира для ориентации имплантата является наиболее документированным [1, 20, 21, 24, 25, 26]. Подготовка места для имплантации с учетом оставшихся корней обеспечивает предсказуемое идеальное положение и ориентацию имплантата [1, 20, 21, 24, 25, 26]. Кроме того, крайне важно сохранить целостность межкорневой перегородки и стенок экстракционной лунки при атравматичном удалении зуба [1, 2].

Предыдущие исследования предсказывали более высокий риск язычной перфорации на нижней челюсти U-типа [7]. В этом исследовании была обнаружена тенденция отнесения к U-типу более задних отделов, что сходно с результатами, полученными в предыдущих исследованиях [7]. Основываясь на данных о расстоянии между язычной внешней поверхностью пластины и поверхностью имплантата на апексе при моделировании в этом исследовании, немедленная имплантация в области второго моляра нижней челюсти представляет более высокий риск язычной перфорации, чем в области первого моляра.

Для обеспечения целостности ВНС крайне важно правильное расстояние между имплантатом и ВАС. Хотя результаты нашего исследования показали, что среднее расстояние от альвеолярного гребня до IAN составляет 16,22 мм, что обеспечивает достаточную высоту кости для немедленной установки имплантата. Доступная высота кости в области второго моляра была значительно меньше, чем в области первого моляра. Этот результат аналогичен предыдущим исследованиям, в которых указывалось, что расстояние IAN минимально на дистальных отделах второго моляра [6].Поэтому, чтобы избежать язычной перфорации и повреждения ВНС, необходимо тщательно определить максимальную длину имплантата в области второго моляра. Кроме того, среднее расстояние от уровня, на котором виртуальный имплантат был полностью окружен костью, до IAN составило 7,06 мм. Учитывая, что между имплантатом и IAN рекомендуется безопасное расстояние 1,5–2 мм [27], в апикальной базальной кости может быть достигнуто среднее крепление имплантата на уровне 5 мм.

Часто встречается горизонтальный зазор между имплантатом и стенкой лунки.В этом исследовании ширина по горизонтали от поверхности имплантата до мезиальной и дистальной стенок лунки составляла 1,59 мм и 1,89 мм. Хотя в некоторых исследованиях утверждалось, что большой зазор (4–5 мм) может зажить спонтанно, без применения регенеративных материалов [28]. Большинство авторов рекомендовали рассмотреть возможность аугментации во время установки имплантата, чтобы уменьшить резорбцию кости [18, 26].

Это исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, это «виртуальное» исследование. Межкорешковая перегородка может быть губчатой ​​и иметь низкое качество кости.Таким образом, размещение имплантата в месте моляра после удаления является сложной и трудной процедурой. Более того, во время измерений, несмотря на то, что различия между наблюдателями и внутри них были высокими, могут возникать незначительные расхождения в определении положения виртуального имплантата. По этим причинам результаты этого исследования требуют тщательной интерпретации и должны быть подтверждены хорошо спланированными проспективными контролируемыми исследованиями с длительным наблюдением.

Морфология корней моляров нижней челюсти: конусно-лучевая компьютерная томография | Абарка

Том 79, № 2 (2020)

Оригинальный артикул

Отправлено: 2019-04-23

Принято: 2019-07-17

Опубликовано онлайн: 2019-07-19

Посмотреть PDF-файл Скачать PDF-файл

Морфология корней моляров нижней челюсти: конусно-лучевая компьютерная томография

Дж.Абарка 1 2 , М. Дюран 3 , Д. Парра 1 , К. Стейнфорт 1 , К. Зарор 3 , Х. Монардес 1

DOI: 10.5603/FM.a2019.0084

·

·

Фолиа Морфол 2020;79(2):327-332.

Принадлежности
  1. Программа магистратуры по эндодонтии, стоматологический факультет, Университет Сан-Себастьян, Беллависта 7, Сантьяго, Чили
  2. Факультет стоматологии, Университет Сан-Себастьян, Лаго-Пангипульи 1390, Пеллуко-Альто, 5480000 Пуэрто-Монт, Чили
  3. Центр исследований в области эпидемиологии, экономики и гигиены полости рта (CIEESPO), факультет стоматологии, Университет Ла-Фронтера, Темуко, Чили

Том 79, № 2 (2020)

ОРИГИНАЛЬНЫЕ СТАТЬИ

Отправлено: 2019-04-23

Принято: 2019-07-17

Опубликовано онлайн: 2019-07-19

Аннотация

Справочная информация: Цель исследования состояла в том, чтобы оценить количество и анатомическую классификацию корней и корневых каналов первых и вторых нижних моляров с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии (КЛКТ) в чилийской популяции.

Материалы и методы: В этом исследовании оценивали КЛКТ-сканирование 289 пациентов в возрасте от 14 до 86 лет, получив образец из 1022 нижних первых и вторых моляров. Количество корней и корневых каналов оценивали в соответствии с анатомической классификацией, предложенной Ahmed в 2016 г. Данные анализировали с использованием критерия хи-квадрат Пирсона и ANOVA.

Результаты: Девятьсот пятьдесят один (93,05%) моляр имел два корня, а остальные 71 (6.95%) моляры имели один корень. Наиболее частыми обнаруженными морфологиями корней и корневых каналов были: 2 MM M 2 D 1 (29,65%),   2 MM M 2-1 D

5 (29,65%). и 2 MM M 1 D 1 (13,4%) (M — мезиальное, D — дистальное), всего 32 различных анатомических распределения. С-образные каналы присутствовали в 56 молярах и чаще встречались у женщин, чем у мужчин (7,1% против 1,5%).3,88%; р = 0,024).

Выводы: Анализ внутренней анатомии с помощью КЛКТ выявил очень вариабельное распределение корневых каналов. Наиболее часто встречающаяся морфология моляров нижней челюсти в чилийской популяции представляла собой два корня и три канала.

Аннотация

Справочная информация: Цель исследования состояла в том, чтобы оценить количество и анатомическую классификацию корней и корневых каналов первых и вторых нижних моляров с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии (КЛКТ) в чилийской популяции.

Материалы и методы: В этом исследовании оценивали КЛКТ-сканирование 289 пациентов в возрасте от 14 до 86 лет, получив образец из 1022 нижних первых и вторых моляров. Количество корней и корневых каналов оценивали в соответствии с анатомической классификацией, предложенной Ahmed в 2016 г. Данные анализировали с использованием критерия хи-квадрат Пирсона и ANOVA.

Результаты: Девятьсот пятьдесят один (93,05%) моляр имел два корня, а остальные 71 (6.95%) моляры имели один корень. Наиболее частыми обнаруженными морфологиями корней и корневых каналов были: 2 MM M 2 D 1 (29,65%),   2 MM M 2-1 D

5 (29,65%). и 2 MM M 1 D 1 (13,4%) (M — мезиальное, D — дистальное), всего 32 различных анатомических распределения. С-образные каналы присутствовали в 56 молярах и чаще встречались у женщин, чем у мужчин (7,1% против 1,5%).3,88%; р = 0,024).

Выводы: Анализ внутренней анатомии с помощью КЛКТ выявил очень вариабельное распределение корневых каналов. Наиболее часто встречающаяся морфология моляров нижней челюсти в чилийской популяции представляла собой два корня и три канала.

Полный текст:
Посмотреть PDF-файл Скачать PDF-файл
Ключевые слова

конфигурация корневого канала, моляр нижней челюсти, С-образный канал, конусно-лучевая компьютерная томография, анатомия корня

Об этой статье
Титул

Морфология корней моляров нижней челюсти: конусно-лучевая компьютерная томография

Журнал

Морфологический лист

Выпуск

Том 79, № 2 (2020)

Тип изделия

Оригинальный артикул

страниц

327-332

Опубликовано онлайн

2019-07-19

просмотров страниц

2392

просмотров/загрузок статьи

834

ДОИ

10.5603/FM.a2019.0084

Опубликовано

31322722

Библиографическая запись

Фолиа Морфол 2020;79(2):327-332.

Ключевые слова

конфигурация корневого канала
моляр нижней челюсти
С-образный канал
конусно-лучевая компьютерная томография
анатомия корня

Авторы

Дж.Абарка
М. Дюран
Д. Парра
К. Стейнфорт
К. Зарор
Х. Монардес

Ссылки (24)
  1. Ахмед ХМА, Мусале П.К., Эль Шахави О.И. и др.Новая система классификации аномалий зубов, корней и каналов. Международный Эндод Дж. 2018; 51(4): 389–404.
  2. Ахмед Х.М., Даммер П.М. Преимущества и применение новой системы классификации систем корней и каналов в исследованиях и клинической практике. Евр Эндод Дж. 2018; 3(1): 9–17.
  3. Ahmed HMA, Versiani MA, De-Deus G, et al. Новая система классификации корней и морфологии корневых каналов.Международный Эндод Дж. 2017; 50 (8): 761–770.
  4. Alfawaz H, Alqedairi A, Alkhayyal AK, et al. Распространенность С-образной системы каналов первых и вторых моляров нижней челюсти в саудовской популяции, оцененная с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии: ретроспективное исследование. Clin Oral Investig. 2019; 23(1): 107–112.
  5. Caputo BV, Noro Filho GA, de Andrade Salgado DM, et al.Оценка морфологии корневых каналов моляров с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии в бразильской популяции: Часть I. J Endod. 2016; 42 (11): 1604–1607.
  6. Селиктен Б., Туфенкчи П., Аксой Ю. и др. Конусно-лучевая КТ оценка морфологии корневых каналов моляров нижней челюсти у киприотов-турок. Clin Oral Investig. 2016; 20(8): 2221–2226.
  7. де Пабло О.В., Эстевес Р., Пейкс Санчес М. и др.Анатомия корня и конфигурация канала первого постоянного моляра нижней челюсти: систематический обзор. Дж Эндод. 2010 г.; 36 (12): 1919–1931.
  8. Домарк Дж. Д., Хаттон Дж. Ф., Бенисон Р. П. и др. Сравнение ex vivo цифровой рентгенографии, конусно-лучевой и микрокомпьютерной томографии при выявлении количества каналов в мезиобуккальных корнях моляров верхней челюсти. Дж Эндод. 2013; 39(7): 901–905.
  9. Filpo-Perez C, Bramante CM, Villas-Boas MH, et al.Микрокомпьютерный томографический анализ морфологии корневых каналов дистального корня первого моляра нижней челюсти. Дж Эндод. 2015 г.; 41(2): 231–236.
  10. Hartmann RC, Baldasso FER, Stürmer CP и др. Клинически значимые размеры 3-корневых премоляров верхней челюсти, полученные с помощью компьютерной томографии высокого разрешения. Дж Эндод. 2013; 39 (12): 1639–1645.
  11. Карабукак Б., Бунес А., Чехуд С. и др.Распространенность апикального периодонтита у эндодонтически пролеченных премоляров и моляров с необработанным каналом: конусно-лучевая компьютерная томография. Дж Эндод. 2016; 42(4): 538–541.
  12. Ладейра Д.Б., Круз А.Д., Фрейтас Д.К. и др. Распространенность С-образного корневого канала в бразильской субпопуляции: анализ конусно-лучевой компьютерной томографии. Браз Орал Рез. 2014; 28: 39–45.
  13. Ordinola-Zapata R, Bramante CM, Versiani MA, et al.Сравнительная точность методов Clearing Technique, CBCT и Micro-CT при изучении мезиальной конфигурации корневых каналов первых моляров нижней челюсти. Международный Эндод Дж. 2017; 50(1): 90–96.
  14. Рамирес-Саломон М., Вега-Лизама Э., Тислер В. и др. Моляр канала С-образной формы: эндодонтическое и археологическое исследование взаимоотношений между доиспанским населением майя и современным населением Юкатана. Международный Эндод Дж. 2014; 47 (11): 1084–1089.
  15. Рокко П.П., Моралес К.Г., Морага М.В. и др. Composición genética де ла población chilena: Distribución де polimorphismos де ДНК митохондриальной ан группы originarios у ан ла población mixta де Сантьяго. Revista médica de Chile. 2002 г.; 130(2): 125–131.
  16. Sabre SEDM, Ahmed MHM, Obeid M, et al. Морфология корней и каналов премоляров верхней челюсти в египетской субпопуляции с использованием двух систем классификации: конусно-лучевая компьютерная томография.Международный Эндод Дж. 2019; 52(3): 267–278.
  17. Setzer FC, Hinckley N, Kohli MR, et al. Обзор использования конусно-лучевой компьютерной томографии среди врачей-эндодонтистов в США. Дж Эндод. 2017; 43(5): 699–704.
  18. Томашевская И.М., Скиннингсруд Б., Яржебская А. и др. Внутренняя и внешняя морфология моляров нижней челюсти: оригинальное исследование микро-КТ и метаанализ с обзором последствий для эндодонтического лечения.Клин Анат. 2018; 31(6): 797–811.
  19. Торрес А., Джейкобс Р., Ламбрехтс П. и др. Характеристика морфологии корней моляров нижней челюсти и каналов с помощью конусно-лучевой компьютерной томографии и ее вариабельности в бельгийских и чилийских популяционных выборках. Imaging Sci Dent. 2015 г.; 45(2): 95–101.
  20. Varrela J. Влияние мозаицизма 45,X/46,XX на морфологию корней премоляров нижней челюсти.Дж Стоматолог Рез. 2016; 71 (9): 1604–1606.
  21. Версиани М.А., Ординола-Запата Р., Келеш А. и др. Средние мезиальные каналы первых моляров нижней челюсти: исследование микро-КТ в разных популяциях. Arch Oral Biol. 2016; 61: 130–137.
  22. Vertucci F. Морфология корневых каналов и ее связь с эндодонтической процедурой. Эндодонтические темы. 2005 г.; 10(1): 3–29.
  23. Wolf TG, Paqué F, Zeller M, et al. Морфология и конфигурация корневых каналов 118 первых моляров нижней челюсти с помощью микрокомпьютерной томографии: исследование ex vivo. Дж Эндод. 2016; 42(4): 610–614.
  24. Чжан Р., Ван Х., Тянь Ю.Ю. и др. Использование конусно-лучевой компьютерной томографии для оценки морфологии корней и каналов моляров нижней челюсти у китайцев.Международный Эндод Дж. 2011; 44(11): 990–999.

Разница между молярами верхней и нижней челюсти

Ключевая разница — моляры верхней и нижней челюсти
 

Давайте сначала посмотрим на значение двух терминов, верхнечелюстной и нижнечелюстной, прежде чем рассматривать разницу между ними.Моляры верхней челюсти — это моляры верхней челюсти, а моляры нижней челюсти — это моляры нижней челюсти. У взрослого человека есть четыре типа зубов как на верхней, так и на нижней челюсти, а именно; резцы (8), клыки (4), премоляры (8) и моляры (12). В этой статье мы в основном сосредоточимся на разнице между молярами верхней и нижней челюсти. В каждой дуге по 6 коренных зубов и по три моляра с каждой стороны дуги. Коронки моляров видоизменены в жевательную (жевательную) поверхность с 3–5 буграми.Кроме того, жевательные поверхности моляров больше, чем у других зубов. Основные функции моляров включают пережевывание пищи, поддержание вертикального размера лица и помогают поддерживать правильное положение других зубов. Ключевое различие между ними можно наблюдать в их положении и структуре.

Что такое верхнечелюстные моляры?

Верхнечелюстные моляры — это 6 моляров на верхней челюсти. С лингвальной точки зрения геометрическая форма этих моляров – трапеция.С окклюзионной стороны эти зубы ромбовидные с 2 острыми и 2 тупыми углами. Имеют две щечные чашечки и одну щечную борозду. Щечная поверхность относительно вертикальная. Верхнечелюстные моляры имеют 3 корня с треножным расположением, которые усиливают фиксацию в альвеолярной кости. Наличие косого гребня на окклюзионной поверхности является характерным признаком моляра верхней челюсти. Коронка моляра верхней челюсти более центрирована над корнем.

Что такое моляры нижней челюсти?

Нижнечелюстные моляры — это 6 моляров на нижнечелюстной дуге.Они имеют 2 корня и не имеют косого гребня. В буккальном аспекте геометрическая форма моляра нижней челюсти трапециевидная, а в проксимальном — ромбовидная. Мезиодистальная ширина этих зубов значительно превышает высоту коронки. Щечные чашечки притуплены и часто стерты. На молярах 1 st имеются две щечные бороздки, а на молярах 2 nd и 3 rd – одна щечная бороздка. Щечный гребень нижнечелюстного моляра более выражен, особенно на моляре 1 st .

В чем разница между молярами верхней и нижней челюсти?

Характеристики моляров верхней и нижней челюсти

Щечный вид

Щечные чашки

Верхнечелюстные моляры: Верхнечелюстные моляры имеют две щечные чашечки.

Моляры нижней челюсти: Моляры нижней челюсти имеют две или три щечные чашечки.

Щечная канавка

Верхнечелюстные моляры: Верхнечелюстные моляры имеют одну щечную бороздку.

Нижний моляр: Нижний моляр имеет две щечные борозды на первом моляре.

Количество корней

Верхнечелюстные моляры: Верхнечелюстные моляры имеют три корня.

Моляр нижней челюсти:  Моляр нижней челюсти имеет два корня.

Корневой ствол

Верхнечелюстные моляры: Верхнечелюстные моляры имеют более длинный корневой ствол.

Моляр нижней челюсти: Моляры нижней челюсти имеют более короткий корневой ствол.

Лингвальный вид

Шейка коронки

Моляры верхней челюсти: У моляров верхней челюсти шейка коронки сужается больше к язычной.

Моляр нижней челюсти: В моляре нижней челюсти Шейка коронки меньше сужается к язычной.

Чашки Карабелли

Моляры верхней челюсти: Чашечки Карабелли обычно можно увидеть на первом моляре верхней челюсти.

Моляр нижней челюсти: Чашечки Карабелли отсутствуют в моляре нижней челюсти:

Проксимальный вид

Корона

Моляры верхней челюсти: Моляры верхней челюсти: коронка более центрирована над корнем.

Моляр нижней челюсти: Моляр нижней челюсти: коронка наклонена более язычно над корнем.

Окклюзионный вид

Косой гребень

Моляры верхней челюсти: Моляры верхней челюсти: Имеется косой гребень.

Моляр нижней челюсти: Моляр нижней челюсти: Косой гребень отсутствует.

Поперечный гребень

Верхнечелюстные моляры: Верхнечелюстные моляры имеют только один поперечный гребень.

Моляр нижней челюсти: Моляр нижней челюсти имеет два поперечных гребня.

Корона

Коренные зубы верхней челюсти: Коронка моляра верхней челюсти квадратной формы.

Моляр нижней челюсти: Коронка моляра нижней челюсти имеет форму пятиугольника.

Фоссы

Верхнечелюстные моляры: Верхнечелюстные моляры имеют четыре; крупные центральные и сигарообразные дистальные ямки.

Моляр нижней челюсти: Моляр нижней челюсти имеет три ямки; центральный самый крупный.

 
Изображение предоставлено:
«Верхняя челюсть» Автор Машиночитаемый автор не указан.Предполагается Xauxa (на основании заявлений об авторских правах). – Не предоставлен машиночитаемый источник. Предполагается собственная работа (на основании заявлений об авторских правах). (CC BY 2.5) через Wikimedia Commons 
.
«Нижняя челюсть» Автор Машиночитаемый автор не указан. Предполагается Xauxa (на основании заявлений об авторских правах).