Содержание

LM-Активатор 2-го поколения в стоматологии «Чистое Дыхание»

ЛМ-Активатор — современный аппарат для раннего ортодонтического лечения маленьких пациентов с молочным, сменным и постоянным прикусом. Это специальная капа из эластичного и мягкого медицинского силикона, которая бережно направляет неправильно расположенные зубы в правильное положение и место. LM-Активатор изменяет молочный прикус и помогает постоянным зубам занять нужную позицию при прорезывании.

Мы успешно использовали в своей практике аппараты первого поколения. Они обеспечивали эффективное лечение и стабильные результаты коррекции. И теперь рады сообщить вам, что клиниках Чистое дыхание появились ЛМ-Активаторы 2 поколения — обновленная версия с улучшенными характеристиками и расширенными возможностями.

Отличия от LM-активатора 1 поколения

У аппаратов нет принципиальных отличий в конструкции и принципе действия. LM-активатор 2 поколения:

  • Немного плотнее и жестче. ЛМ-Активатор 2 может ускорить процесс коррекции и подходит для лечения детей более старшего возраста — например, младших школьников.
  • Сделан из более прозрачного и блестящего силикона. Аппарат эстетично выглядит, поэтому детям и подросткам комфортно его носить днем.
  • Имеет большую износостойкость из-за увеличенной жесткости. Благодаря этому активатор сложнее прокусить, если ребенок сильно сжимает его зубами.

Как и аппараты 1 поколения LM-Activator 2 гипоаллергенен, физиологичен и не повреждает эмаль зубов.

Назначение ЛМ-активатора 2-го поколения

У LM-Активатора 2 поколения те же показания, что и первого. Его используют для лечения глубокого, открытого, перекрестного, дистального прикусов, при обратном расположении резцов и клыков, скученности зубов и десневой улыбке. 

У аппарата есть специальная выемка для зубов. Благодаря ей он направляет прорезывающиеся зубы в правильное положение и корректирует позицию уже прорезавшихся. Лечение безболезненно и эффективно. За счет раннего начала и контроля над прорезыванием риска рецидива нет.

С ЛМ-Активатором 2 можно начинать или продолжать лечение. Совсем маленьким пациентам до 7-8 лет легче использовать на первом этапе аппарат первого поколения, а потом перейти на второй, как более жесткий.LM-Activator 2 отлично подойдет для лечения с 8 лет и случаев, когда воздействие на зубы должно быть более сильным. В любом случае, аппарат всегда выбирает врач. 

Модели LM-Активатора 2-го поколения

У обновленного аппарата четыре модели, у каждой из которых свое предназначение. Они различаются толщиной в области моляров и длиной в боковом отделе. Это LM-Активаторы:

  • Low Long (низкая длинная) для пациентов, у которых прорезались моляры;
  • Low Short (низкая короткая) для детей, у которых ещё нет моляров;
  • High Long (высокая длинная) для случаев, когда уже есть вторых моляры.
  • High Short (высокая короткая) для тех, у кого нет вторых моляров.

Низкие модели используют для коррекции скученности, глубокого, перекрестного, дистального прикусов. Высокие — для лечения открытого прикуса.

Дополнительная модель LM-Активатор 2 Усиленный

В отличие от первых аппаратов каждая модель активатора второго поколения существует в «усиленном» варианте. У него есть специальная вставка в переднем (фронтальном) отделе, защищающая его от повреждений.

Такие модели актуальны для детей и подростков, которые грызут, жуют, сильно надкусывают или сжимают аппарат зубами. Подходят они и для тех, кто может скрежетать или скрипеть зубами во сне. Именно поэтому усиленные активаторы особенно эффективны в случаях, когда лечение начинают при прорезавшихся нижних и верхних резцах.

Линейка LM-OrthoSizer 2

Размеры активаторов первого и второго поколений не совпадают — у них разная размерная сетка и разный шаг. Чтобы подобрать аппарат нужно использовать линейку LM-OrthoSizer 2. Она позволяет измерить расстояние между резцами не только на верхней, но и на нижней челюсти, если выбрать размер затруднительно.

Использование LM-Активатора 2 для выравнивания зубов — усовершенствованный способ ортодонтического лечения. Применять аппарат можно при прорезывании зубов и на всех этапах их развития. Благодаря повышенной жесткости он бережно, но с большим усилием направляет зубы в нужную позицию и правильное место.

Обновленный активатор идеально подходит для начала лечения в случаях, когда постоянные резцы уже прорезались. Он не доставляет дискомфорт при дневном ношении, которое нужно для эффективной коррекции. А усиленную модель невозможно прогрызть, даже если у ребенка бруксизм. 

Оцените новость:

Поделиться новостью:

LM Активаторы и трейнеры : LM-Активаторы LOW 55

Описание

LM-Activator™ является ортодонтическим аппаратом для раннего ортодонтического лечения, а также помогает зубам принять правильное положение при прорезывании.

LM-Активатор может применяться в сменном или раннем постоянном прикусе. Стандартные аппараты имеют форму, соответствующую идеальной окклюзии, и выпускаются в разных размерах. 37 различных комбинаций моделей и размеров позволяют подобрать подходящий для конкретного пациента LM-Активатор без внесения индивидуальных изменений. LM-Активатор одновременно развивает зубную дугу, выравнивает зубы и выдвигает вперед нижнюю челюсть для коррекции второго класса по Энглю.

Уход за LM-активатором.

  1. После каждого использования lm-активатор желательно промывать в проточной теплой воде.
  2. Для тщательной очистки lm-активатора желательно дважды в неделю применять растворимые таблетки Retainer Brite

 

Таблица для определения размера LM-Активатора LOW

Размер

Верхняя челюсть

расстояние (мм)

Нижняя челюсть

расстояние (мм)

10 24.8-25.9 18.8-19.5
15 26-27.1 19.6-20.3
20 27.2-28.3 20.4-21.1
25 28.4-29.5
21.1-21.9
30 29.6-30.7 22-22.7
35 30.8-31.9 22.8-23.5
40 32-33.1 23.6-24.3
45 33.2-34.3 24.4-25.1
50 34.4-35.5 25.2-25.9
55 35.6-36.7
26- 26.7
60 36.8-37.9 26.8-27.5
65 38- 39.1 27.6-28.3
70 39.2-40.3 28.4-29.1

 

Что такое LM-активатор? статья пациентам «DENTAL PROGRESS»



LM-Activator™ является ортодонтическим аппаратом для раннего ортодонтического лечения, а также помогает зубам принять правильное положение при прорезывании. Стандартные аппараты имеют форму, соответствующую идеальной окклюзии, и выпускаются в разных размерах. 37 различных комбинаций моделей позволяют подобрать подходящий для конкретного пациента ЛМ Активатор без внесения индивидуальных изменений. Использование аппарата LM-Активатр способствует программированию правильного положения постоянных зубов при прорезывании, формированию физиологической окклюзии зубных рядов, оптимизирует функции мышц, рост челюстей, положение и артикуляцию языка.

ЛМ-Активаторы изготовлены из биосовместимого силикона. Жесткость материала подбиралась таким образом, чтобы трейнер не разжевывался и не вызывал сильного дискомфорта при ношении из-за чрезмерной жесткости аппарата

Маленькие пациенты быстро адаптируются к данному аппарату, так как LM-Активатор имеет увеличенную лингвальную кромку, что позволяет ему лучше удерживаться во рту во время сна; кроме того, трейнер имеет отверстия, которые дают возможность использовать аппарат даже при затрудненном носовом дыхании; силикон не изменяет цвет во время ношения.

Лечение c LM-активатором Время лечения. В большинстве случаев рекомендуется начинать лечение в раннем сменном прикусе до прорезывания верхних резцов. Наилучшие результаты при коррекции перекрестного прикуса достигаются в том случае, если лечение начинается на этапе прорезывания зубов. С учетом роста костей челюстно-лицевой области у детей в ходе лечения необходимо задействовать от 2 и более аппаратов.

Активное лечение. ЛM-Активатор необходимо применять каждую ночь во время сна. Если лечение начато после прорезывания верхних постоянных зубов во фронтальной группе, рекомендуется носить LM-Активатор в течение двух часов днем, в дополнение к ночному ношению. Дневное ношение должно продолжаться до исправления неправильного прикуса. Общее время дневного ношения может быть разделено на периоды по 30 минут (во время просмотра телевизора, видео игр или выполнения домашнего задания). Зубы должны быть плотно закреплены в аппарате, губы должны быть закрыты. Сильное накусывание, жевание, сжимание или скрежетание зубами может привести к повреждению аппарата, поэтому таких действий нужно избегать. Второй прием у врача должен быть назначен через 4-5 недель после начала ношения. Следующие приемы должны проводиться каждые 10-12 недель на этапе активного ношения.

Ретенционный период. Окончание этапа активного ношения зависит от индивидуальных особенностей пациента. В большинстве случаев лечение может быть завершено, когда нижние клыки занимают правильное положение и лингвальный ретейнер может быть закреплен на нижней дуге. Если у пациента есть предпосылки для ретрузии или глубокого прикуса, ночное ношение следует продолжать до окончания пубертатного периода роста. Во время ретенционного периода врача следует посещать каждые 6 месяцев. Любое ортодонтическое вмешательство должно быть основано на анализе зубочелюстной, скелетной и функциональной характеристик, а также с учетом индивидуальных характеристик роста пациента для обеспечения надлежащего и безопасного лечения.

Уход за LM-активатором
    • после каждого использования lm-активатор желательно промывать в проточной теплой воде;
    • для тщательной очистки lm-активатора желательно дважды в неделю применять растворимые таблетки Protefix

Показания к применению LM-активатора
    • скученность зубов в области резцов и клыков;
    • ротация резцов и клыков;
    • детализация и положения зубов после лечения брекет-системой;
    • десневая улыбка;
    • открытый прикус;
    • дистальный прикус;
    • перекрестный прикус

Противопоказания к применению LM-активатора
    • мезиальный прикус;
    • смещение серединной линии, превышающее 3 мм;
    • очень узкая верхняя зубная дуга.

Виды LM-активаторов Существует две модели LM-Активатора — низкая и высокая. Доступны два варианта низкой модели – Низкая короткая (LOW) и Низкая длинная (LOW long). Низкая короткая модель – модель, укороченная в области моляров, для пациентов, у которых вторые моляры еще не прорезались (желтый контейнер). Низкая длинная модель – модель с удлиненной областью моляров, для пациентов, у которых уже прорезались вторые моляры (синий контейнер).

Высокая модель LM-Активатора более толстая в области вторых премоляров и моляров. Модель специально разработана для лечения скелетных и зубочелюстных аномалий при открытом прикусе. Доступны два варианта высокой модели — Высокая короткая (HIGH) и Высокая длинная (HIGH long). Высокая короткая модель – модель, укороченная в области моляров — для пациентов, у которых вторые моляры еще не прорезались. Высокая длинная модель – модель с удлиненной областью моляров для пациентов, у которых уже прорезались вторые моляры (зеленый контейнер).

Мы являемся официальным магазином LM-активаторов в России. У нас можно купить 100%-оригинальные LM-активаторы всех видов и моделей. Быстрая доставка по всей России. Заказывайте:


LM активатор для зубов | Цены на пластинки и трейнеры для зубов в СПб

Ортодонтические аппараты (пластинки, трейнеры, LM-активаторы) способны исправить прикус без использования брекет-систем. Зубочелюстная система ребенка формируется до 13 лет, поэтому при своевременном обращении к специалисту можно избежать многих проблем. Правильное лечение в детстве обеспечивает ребенку красивую ровную улыбку в будущем.

Красивая улыбка без брекетов

Пластинки для выравнивания зубов представляют собой пластмассовое основание с металлическими дугами, с помощью которых аппарат крепится к челюсти.

Изготавливаются индивидуально и могут быть разных цветов, чтобы ребенок сам выбрал пластинку. Они оказывают мягкое давление на зубы, способствуя их выравниванию. В период ношения аппарата ребенок не должен чувствовать сильный дискомфорт: зуд и болевые ощущения проходят, как правило, через несколько дней.

Трейнеры для зубов помогают избавиться от неправильного прикуса, ротового дыхания и некоторых проблем с речью. Этот аппарат в виде силиконовой капы бережно воздействует на челюстно-лицевую систему, ослабляя давление мышц на зубы. Он не изготавливается по индивидуальным меркам, размеры трейнера подбираются, исходя из конкретной патологии и размера зубов ребенка.

LM-активатор для зубов применяют для лечения некоторых видов прикуса (глубокий, открытый, перекрестный, дистальный), а также для несложного выравнивания отдельных зубов. Он имеет ряд ограничений: его нельзя применять при мезиальном прикусе, узком верхнем ряде зубов и смещении средней линии более чем на 3 мм. LM-активатор изготавливается из мягкого прозрачного силикона в нескольких размерах, довольно комфортен при использовании. Его необходимо надевать на ночь и на несколько часов в течение дня. Как правило, ношение LM-активатора назначают маленьким детям.

Небный расширитель – конструкция из гипоаллергенного металла, которая способна быстро расширить верхний зубной ряд. Расширитель применяется в комплексе или в качестве подготовки к дальнейшему ортодонтическому лечению брекет-системами или пластинками. В этом случае поставить пластинки на зубы можно лишь после того, как «поработает» небный расширитель. Обычно срок его ношения составляет около месяца.

LM-активаторы

Ортодонтическая коррекция сменного или раннего постоянного прикуса LM-активаторами

LM-активаторы — ортодонтические конструкции на основе медицинского силикона. Используются преимущественно у детей и подростков. Хорошие результаты достигаются в молочном, смешанном и начальном постоянном прикусе прикусе.

На фото: активатор развивает зубную дугу, поправляет положение зубов и нижней челюсти

Использование LM-активаторов способствует

  • правильному развитию челюстей
  • появлению постоянных зубов
  • развитию контактов зубов нижней и верхней челюстей
  • правильному расположению языка
  • улучшению дикции

Терапия LM-активаторами позволяет обойтись без сложного ортодонтического лечения. При точном соблюдении рекомендаций врача-ортодонта меры терапии очень эффективны.

Конструкция LM-активатора

LM-активаторы делаются из гипоаллергеного силиконового материала. Визуально устройство напоминает каппу, используемую боксерами. Материал выбран удачно, пациенты быстро привыкают к LM-активатору.

Форма активаторов идентична правильному прикусу. Большой выбор моделей позволяет подобрать подходящий аппарат для каждого конкретного пациента. Если ребенок испытывает при ношении неудобства, например сильное давление, действие устройства можно изменить.

Конструкция двухчелюстная. Встречаются высокие, низкие, длинные и короткие типы LM-активаторов.

  • Высокие короткие модели расширены в области вторых премоляров и моляров. Исправляют скелетные и зубочелюстные аномалий при открытом прикусе;
  • Низкие длинные модели удлинены в области моляров. Необходимы детям с прорезавшимися вторыми молярами.

Тип и размер LM-активатора подбирают индивидуально, учитывая размеры передних зубов и используя линейку LM-OrthoSizer.

В передней части LM-активаторов находятся дыхательные отверстия. Они необходимы пациентам, имеющим проблемы с носовым дыханием. Правильное положение передних зубов определяется выемками. Активатор носится с закрытым ртом и сомкнутыми зубами.

LM-активаторы

  • исправляют прикус и выравнивают зубы
  • устанавливают челюсти в правильное соотношение
  • нормализуют дыхательные процессы
  • облегчают глотание
  • нормализуют тонус мышц лица и челюстей
  • помогают избавиться от вредных привычек вроде грызения ногтей и сосания пальцев
  • исключают вероятность будущих рецидивов
  • служат для профилактики ортодонтических аномалий

Области использования

Показания для использования LM-активаторов

  • дистальный, глубокий, открытый, перекрёстный типы прикуса
  • профилактика аномалий прикуса
  • тесное положение фронтальной группы зубов
  • обратное положение отдельных зубов
  • десневая улыбка

Противопоказания

  • антериальный прикус
  • смещение средней линии более, чем на три миллиметра
  • зауженный ряд верхних зубов

LM-активатор у взрослых пациентов

Активаторы применяют у взрослых

  • при патологической стираемости эмали и дисфункции височно-нижнечелюстных суставов
  • как каппу для реминерализующей терапии
  • как ретейннер после ортодонтического лечения

Врачи-ортодонты постоянно находят новые области использования для LM-активаторов.

Достоинства

  • успешно исправляют прикус и дикцию
  • удобны и просты в использовании
  • более эстетичны в сравнении с брекетами
  • тонизируют круговую мышцу рта
  • помогают отказаться от вредных привычек
  • не вызывают аллергии
  • стоят дешевле брекет-систем

Недостатки

  • иногда выпадают из ротовой полости во время сна

Уход

За LM-активаторами можно ухаживать самостоятельно. Простой вид обслуживания — промывание конструкции в проточной воде. Достаточно щетки и зубной пасты. Футляр можно мыть в посудомоечной машине.

Продолжительность лечения

Сроки ношения LM-активатора определяются возрастом пациента, особенностями организма и выраженностью патологии. В среднем требуется не менее года. Может возникнуть необходимость в нескольких активаторах из-за взросления детей.

Особенности ношения

Наиболее благоприятное время для ношения LM-активатора — ночь. Днем можно его одевать часа на два. В зависимости от конкретной ситуации можно обойтись только ночным ношением или наоборот, требуется продолжительное дневное. Сроки ношения аппарата ночью и днем определяет врач-ортодонт.

При ношении LM-активатора необходимо правильно зафиксировать зубы и сжать губы. Аппарат нельзя прикусывать или жевать, чтобы не повредить его.

Резюме

LM-активаторы — особые ортодонтические конструкции для коррекции прикуса, безопасные, эффективные и удобные. Их можно носить всего несколько часов днем. Необходим ли лично Вам LM-активатор — ответит только профессиональный ортодонт. Мы приглашаем Вас в клинику стоматологи «Ювелирная работа» на консультации и лечение.

Смотрите также

Исправление прикуса LM активатором или капой в Калининграде

Учитывая сложность патологии прикуса, временные и возрастные рамки, для ортодонтического лечения, и исправления неправильного прикуса, врачи стоматологи-ортодонты используют не только брекет-системы, и пластинчатые ортодонтические аппараты, но и другие съемные и несъемные современные ортодонтические аппараты, одним из которых, является ЛМ активатор (LM активатор). LM активатор — это ортодонтический съемный аппарат, применяемый при раннем ортодонтическом лечении. В России, в стоматологиях и клиниках, ЛМ активаторы применяются достаточно давно, многие врачи ортодонты и пациенты смогли по достоинству оценить эффективность этого ортодонтического аппарата. Стандартные LM-активаторы, имеют форму правильной окклюзии зубов, и производятся в различных цветовых оттенках. Изготавливается LM-активатор из специального медицинского силикона, внешне LM-активатор похож на боксерскую шину, использующуюся для защиты. LM-активатор изготавливают нескольких размеров и моделей, это позволяет легко подобрать ЛМ активатор индивидуально для каждого пациента. Пациенты достаточно легко и быстро привыкают к ношению ЛМ активатора, так как уже и говорилось, он изготовлен из силикона, а силикон очень эластичный материал и быстро принимает нужную форму. Применяют ЛМ активатор на обеих челюстях сразу. Во время ношения LM-активатора, рот пациенты должен быть закрыт, а зубы должны быть сомкнуты, поэтому носить ЛМ активатор рекомендуют в ночное время и 2 часа в дневное время. Размер и модель LM-активатора врач стоматолог ортодонт, подбирает персонально каждому пациенту, при помощи специальной ортодонтической линейки или проведя специальные расчеты, опираясь на размеры передних зубов. Область применения LM-активатора очень широка — это пациенты с временным прикусом, смешанным прикусом и постоянным прикусом. ЛМ активатор не только исправляет аномалии прикуса, но так же нормализует функцию дыхания, глотания, нормализует тонус мышц челюстно лицевой области, положение языка, устраняет вредные привычки(сосание пальца, грызение ногтей, карандашей и т.д.). Сроки ортодонтического лечения ЛМ активатором, у всех индивидуальные, но не менее года. У пациентов, находящихся в фазе бурного роста, возможно придется заменять один ортодонтический аппарат на аппарат другого размера, но возможно лечение пройдет и с одним аппаратом. К сожалению не все проблемы и аномалии прикуса возможно исправить LM-активатором.

Поэтому, для того, чтобы определить какое ортодонтическое лечение и каким ортодонтическим аппаратом подходит именно Вам, необходимо проконсультироваться с врачом ортодонтом. Если Вы ищите врача ортодонта в Калининграде или стоматологию в Калининграде, то добро пожаловать в медицинскую клинику «Ортодонт-ЛЮКС». Основная специализация стоматологии «Ортодонт-ЛЮКС», как видно из названия, именно ортодонтия, где ведет прием высококвалифицированный специалист, врач стоматолог-ортодонт с многолетним стажем работы, более 30 лет. Консультации врача ортодонта, проводятся как для самых маленьких пациентов, так и для взрослых. Добрые и чуткие руки нашего доктора, сделают Ваш прикус правильным, а улыбку неотразимой. 

Получить всю необходимую информацию, связанную с ортодонтическим лечением LM-активатором, исправлением прикуса с помощью LM-активатора, а так же записаться на прием к врачу ортодонту, в удобное для Вас время, Вы можете по телефонам указанным на сайте, либо, посетив нашу стоматологию в Калининграде, по адресу указанному в разделе контакты, более подробную информацию уточняйте у наших специалистов. 

LM-активатор для зубов в СПб, цены

Показанием к применению являются нарушение прикуса (дистальный, глубокий, открытый, перекрестный), профилактика прикуса, тесное положение передней группы зубов, обратное положение некоторых зубов, а также «десневая» улыбка. Наибольшего эффекта трейнер дает при молочном и смешанном прикусе. При начальном постоянном прикусе аппарат тоже показывает хорошие результаты, а вот взрослым его редко назначают. Например, у взрослых ЛМ-активатор применяют при дисфункции височно-нижнечелюстных суставов или при высокой стираемости твердых тканей зубов. Иногда его используют как каппу для реминерализирующей терапии или ретенционную конструкцию после ортодонтического лечения.

Трейнер изготавливается из очень эстетичного медицинского силикона, который позволяет пациенту быстро привыкнуть к аппарату. ЛМ-активатор предназначен как для верхней, так и для нижней челюстей. Он имеет достаточно высокие стенки и дыхательные отверстия, расположенные в передней части.

В процессе ношения аппарата зубы должны быть максимально сомкнуты, а рот закрыт, поэтому для передних зубов есть специальные выемки, позволяющие им принимать правильное положение.

Противопоказания к применению аппарата

Аппарат не применяется при мезиальном прикусе, смещении средней линии на 3 и более мм, очень узком верхнем зубном ряде.

Модели ЛМ-активаторов

Выпускаются высокая и низкая модели аппарата. Первая имеет утолщение силикона в боковых участках и применяется для лечения открытого прикуса. Низкая модель имеет более широкий спектр назначения.

Виды ЛМ-активаторов

Все модели различаются по внешнему виду. Есть короткие и длинные виды. Короткие ЛМ-активаторы представляют собой конструкции, укороченные в задних отделах, которые применяются до прорезывания седьмых зубов.

Все модели ЛМ-активаторов имеют разные размеры. Для каждого пациента размер подбирается индивидуально, с помощью специальной линейки или расчетов.

Сроки лечения

Длительность лечения всегда индивидуальна и будет зависеть от возраста пациента, вида и степени патологии. Зачастую лечение трейнером занимает меньше года.

Носить этот аппарат рекомендуют ночью и днем в течение двух часов. Врач после осмотра пациента может сказать, что ночного ношения будет достаточно, либо может увеличить еще и дневное ношение.



Карпинская Виктория

04 Апреля 2022

Сына лечила доктор Болотова Ирина Витальевна и ассистент Елена. Спасибо за высокий профессионализм и терпение к каждому пациенту, даже когда маленькие пациенты кусают за палец.

читать далее…

Карпинская Виктория

04 Апреля 2022

Посещали клинику с сыном 3.04.22 . Хочу выразить благодарность администратору Юлии. Отзывчивая, приветливая и внимательная. Приятно приходить с ребёнком и сразу попадать в радушную обстановку!

читать далее…

Луговская Елизавета Сергеевна

04 Апреля 2022

Безмерная благодарность Евгению Олеговичу! 100% доверие врачу, фотографии сделал, снимки КТ показал, про варианты лечения «сложных» зубов рассказал. Все манипуляции безболезненны. И самое главное, больной зуб, с которым я пришла (можно сказать сбежала из другой клиники), который собирались безапелляционно депульпировать,
Евгений Олегович спас. Да кариес, да пломба, но не «мёртвый зуб» и коронка сверху. Зуб не беспокоил ни дня больше. Были перелечены ещё старые пломбы. И тоже, всё с фотографиями и ответами на все вопросы.

Желаю каждому пациенту найти «своего» врача! Мне повезло, я нашла. Берегите своё здоровье!

Евгений Олегович, тысячу раз благодарю.

читать далее…

Ватуева Ольга Петровна

26 Марта 2022

Огромное спасибо Анастасии Михайловне и всей команде, которые сегодня лечили зубы моего сына Ильи. Заняло всего 2 часа под наркозом. Ребёнок чувствует себя отлично, будто никаких манипуляций не проводилось. К сожалению, не запомнила имя и отчество анестезиолога. Хотелось бы отметить и её профессионализм. Спасибо большое ещё раз всем.

читать далее…

Бабушкина Татьяна Николаевна

24 Марта 2022

Дмитрий Юрьевич — профессионал высочайшего уровня с золотыми руками. Процедура имплантации проведена бесподобно, выше всяких похвал! Уникальный врач и человек. Огромное спасибо!

читать далее…

Виноградова Наталья

21 Марта 2022

Хочу выразить свою благодарность чудесному врачу Кудриной Светлане Айратовне, ассистенту и всему персоналу клиники за высокий профессионализм. При моем паническом страхе лечить зубы, сегодня меня просто дико трясло, в итоге в кабинет пришли еще врачи, все меня  успокаивали, измерили давление, дали успокоительное по моей просьбе. После чего было проведено безболезненное  лечение зуба. Наконец-то, я нашла своего врача. Предстоит долгое лечение, т.к. я очень запустила зубы. Буду лечить теперь только у Кудриной С.А.

читать далее…

Выбор модели и размера — LM-Dental

Выбор размера LM-Activator™ 2 доступен в 16 различных моделях.

Модель Low применима во многих различных случаях в соответствии с таблицей показаний. Модель High толще в области вторых премоляров и моляров. Он специально разработан для лечения скелетных и дентоальвеолярных случаев открытого прикуса.

Модели Low и High доступны в двух вариантах длины. Модель Short  с укороченной частью моляра предназначена для пациентов, у которых еще не прорезались вторые моляры. Длинная модель  с более длинной частью моляра предназначена для пациентов, у которых вторые моляры уже прорезались или вот-вот прорежутся.

Узкая и широкая модели относятся к ширине зубной дуги. Модель Wide подходит для пациентов с широкой зубной дугой. Ширина зубной дуги модели Narrow такая же, как у первого поколения LM-Activator™.

LM-Activator™ 2 Усиленный  с более твердым материалом в области режущего края специально разработан для глубокого прикуса, но также подходит для других пациентов, которые могут извлечь выгоду из твердой передней области или повышенной прочности и износостойкости. Модель без усиления  подходит для пациентов, которым не требуется жесткая резцовая поверхность и повышенная износостойкость в режущей области.

Выбор размера с помощью LM-OrthoSizer™

В общей сложности 128 различных комбинаций моделей и размеров позволяют выбрать LM-Activator™, подходящий для пациента, без необходимости индивидуальных модификаций. LM-OrthoSizer™ – это средство, помогающее выбрать подходящий размер. Он измеряет расстояние между верхними резцами и указывает соответствующий размер.

Выбор размера

Поместите приподнятый маркер между левым латеральным резцом верхней челюсти и клыком.

Прочтите шкалу между правым латеральным резцом верхней челюсти и клыком (т.е. на мезиальной поверхности клыка). Размеры 10, 20, 30… обозначены маркерами большего размера, а размеры 15, 25, 35… обозначены маркерами меньшего размера. (На этой фотографии размер «20»).Наденьте LM-Activator™ на пациента и дважды проверьте, правильно ли сидят зубы в пазах.

Примерка

Примерка – самый важный этап выбора размера. Приборы, используемые для примерки, можно стерилизовать в автоклаве.

Рис. 1. Клык находится на дне своего паза, и LM-Activator™ не оказывает на клык мезиодистальной силы. Если нет скученности или риска скученности, размер на фото правильный. Однако, если скученность присутствует или ожидается, следует выбрать больший размер, чтобы обеспечить расширение периметра дуги.

Рис. 2. На один размер больше, чем на Рис. 1. Клык направляется с помощью LM-Activator™ к нижней части паза для клыка и прикладывает усилие, толкающее клык дистально. Этот размер подходит, если имеется или ожидается скученность и необходимо расширение периметра зубного ряда.

Рис. 3. На три размера больше, чем на рис. 1. Прибор слишком большой. Клык направляется к гребню между двумя пазами, и аппарат неправильно направляет зубы. Выберите меньший размер.Стерилизуйте LM-Activator™ в автоклаве.

Миофункциональное лечение переднего перекрестного прикуса у растущего пациента

Целью данного клинического случая является добавление еще одного средства лечения переднего перекрестного прикуса в раннем смешанном прикусе. Выбранным функциональным устройством является устройство управления извержением (EGA). Анализируемый пациент имел функциональный передний перекрестный прикус, тенденцию к протрузии нижней челюсти и нормодивергентный характер роста. Было предложено раннее лечение, чтобы исправить аномалии прикуса и избежать неблагоприятных окклюзионных условий, которые могли закончиться характером роста аномалий прикуса III класса.Через 18 месяцев лечения при использовании в ночное время неправильный прикус полностью разрешился. Эта терапевтическая стратегия позволила скорректировать сагиттальное соотношение челюстей и максимально контролировать вертикальный размер. Через 2 года наблюдения результаты сохранились. Особенностью этого вида внутриротовых ортодонтических инструментов является использование прорезывающих, а не активных сил. Это раннее лечение передних перекрестных прикусов с помощью EGA можно считать эффективным подходом к лечению для достижения хороших функциональных и эстетических результатов.

1. Введение

Аномалия прикуса, характеризующаяся повышенным перекрытием (>4 мм), имеет тенденцию к улучшению в процессе роста из-за модели роста нижней челюсти. Наоборот, процент обратного перекрывания, свидетельствующий о аномалии прикуса III класса, имеет тенденцию к увеличению от детского (3%) к взрослому (5%) [1]. Нехирургическое лечение аномалий прикуса III класса и переднего перекрестного прикуса представляет собой ортодонтическую проблему. Правильный диагноз и раннее вмешательство могут помочь уменьшить ухудшение этой аномалии прикуса в позднем подростковом возрасте.Для достижения класса III и коррекции переднего перекрестного прикуса было предложено множество ортопедических/ортодонтических превентивных методов лечения, включая лицевую маску, связанную с быстрым небным расширителем [2], подбородочную чашу [3], аппарат Франкеля (FR-3) [2]. 4], бионатор, реверсивный твинблок [5], съемный нижнечелюстной ретрактор [6], двухкомпонентный корректор и аппараты для костной фиксации, относящиеся к эластикам III класса [7]. Среди них головной убор с обратным натяжением доказал свою эффективность для коррекции ретрогнатической верхней челюсти многими авторами.Хотя имеется умеренное количество доказательств эффективности лицевой маски в краткосрочной перспективе, недостаточно доказательств того, что результаты сохраняются в долгосрочной перспективе [8].

Согласно Tollaro et al. [9, 10], лечение переднего перекрестного прикуса и аномалий прикуса III класса функциональным аппаратом в молочном зубном ряду оказывает существенное влияние на направление роста мыщелков и, как следствие, на размер и форму нижней челюсти. Функциональная коррекция этой аномалии прикуса достигается за счет окклюзионных сил, которые могут изменить угол наклона окклюзионной плоскости и, следовательно, исправить соотношение челюстей.

Миофункциональные внутриротовые аппараты, воздействующие на окклюзионную плоскость по принципу Толларо, позволяют изменять наклон передних зубов, перевоспитывать язык, уменьшать смещение нижней челюсти вперед, улучшать проекцию подбородка и гармонию мягких тканей [11]. Аппараты для коррекции прорезывания (EGA) с различной толщиной окклюзионной поверхности относятся к тем функциональным аппаратам, которые могут воздействовать на развитие окклюзионной плоскости. Согласно современной литературе, только в двух исследованиях сообщалось о раннем лечении переднего перекрестного прикуса с помощью ЭГА [12, 13].

Настоящее клиническое наблюдение было проведено для изучения эффективности этого типа съемных миофункциональных аппаратов для коррекции тенденции к протрузии нижней челюсти у растущего пациента. Очень раннее лечение функционального переднего перекрестного прикуса может дать наилучшие шансы на достижение нормальных взаимоотношений зубов и скелета.

2. Описание случая

Пациент был 6-летним мальчиком с хорошим состоянием здоровья, отсутствием височно-нижнечелюстных заболеваний, какими-либо оральными привычками, аномалиями прикуса III класса (мать) и хорошим комплайенсом.Он родился недоношенным и провел 3 месяца в отделении реанимации новорожденных, где все время принимал антибиотики. Предыдущих визитов к ортодонту не посещал.

2.1. Диагностика
2.1.1. Профиль

Профиль пациента прямой, с открытым носогубным углом и нормальной губно-подбородочной складкой. У него было симметричное лицо, слегка увеличенная нижняя треть лица и мезоцефальная тенденция (рис. 1).

2.1.2. Стоматологическая ситуация

Его стоматологическая ситуация представляла собой клык III класса и мезиальную ступеньку молочных моляров с обеих сторон и передний перекрестный прикус с обратным перекрытием (-1.8 мм). Неправильный прикус был в пределах нормы (1,9 мм), кривая Шпее была плоской. В трансверзальной плоскости выявлены любые нарушения прикуса. В трансверзальной плоскости единственной проблемой, которую можно было обнаружить, было отклонение средней линии верхней челюсти вправо (2  мм). Выпячивание нижней челюсти было вынужденным из-за измененной окклюзии, а передний перекрестный прикус был функциональным, потому что во время открывания рта средняя линия располагалась по центру. Необходимо было улучшить гигиену полости рта (рис. 2).

2.1.3. Положение скелета

Были сделаны боковая цефалограмма и ортопантомограмма (рис. 3).У пациента был скелетный класс I (°) с выпячиванием нижней челюсти (°). Он был нормодивергентным (°;°). Межрезцовый угол был увеличен (°) из-за значительной ретроклинации верхних резцов (°). Нижние резцы нормоклинальные (°).

Значения цефалометрии были определены по рентгенограмме боковой цефалограммы. Были выполнены цефалометрический анализ МБТ и полигон Джарабака и Физзеля (табл. 1). Анализ Jaraback показал, что у пациента была гиподивергентная модель роста (°; °).Лабораторная: носо-губной угол.

2.2. Лечение

Основными целями лечения были исправление переднего перекрестного прикуса, уменьшение протрузии нижней челюсти, улучшение профиля и изменение наклона окклюзионной плоскости.

Ортодонтический инструмент, выбранный для лечения этого пациента, представлял собой аппарат для управления прорезыванием (EGA). В частности, был выбран LM-Activator High Short size 35 (LM-Instruments Oy, Parainen, Финляндия) (рис. 4).

Использование устройства было чисто ночным, и показанием было использовать его сразу после обеда (около восьми вечера) до следующего утра. Единственным исключением был первый месяц; на самом деле, EGA было предложено носить также 2 часа в течение дня, чтобы обеспечить адаптацию мягких тканей и периоральных мышц. Дневное использование предполагалось ассоциировать с эмоциональными и приятными занятиями ребенка.

Размер внутриротового приспособления был дважды изменен с увеличением поперечного размера (размер 55 и размер 60).Постепенно увеличивающийся размер аппарата стимулировал медленное расширение верхней челюсти и избегал скученности в верхней дуге. Внутриротовое устройство всегда было версией High.

Продолжительность лечения с помощью EGA составила 18 месяцев.

2.3. Результат

После ортодонтического этапа цели терапии были достигнуты.

2.3.1. Профиль

Достигнут более приятный профиль (рис. 5).

2.3.2. Стоматологическая ситуация

Передний перекрестный прикус был правильным с достижением нормального значения прикуса (2.7 мм). Верхние резцы и нижний резец были наклонены (°;°), скорректировав межрезцовый угол (°), улучшив носогубный угол. Был скорректирован мезиальный шаг моляров, который мог быть связан с тенденцией III класса (фото 6).

2.3.3. Положение скелета

Сагиттальное соотношение улучшилось (°;°). Вертикальное соотношение между нижнечелюстной плоскостью и плоскостью назион-селла остается прежним (°), а угол между нижнечелюстной плоскостью и биспинальной плоскостью увеличивается на 1 градус (°).Так, несмотря на год роста, вертикальное отношение оставалось стабильным, как и углы Джарабака (табл. 2). Рентгенологические записи были повторены после окончания лечения (рис. 7).

+

Параметры Нормальный диапазон Записанные значения

SNA 84 °
SNB 82 °
АНБ 2.Лабораторная: носо-губной угол.

Улучшения скелета, зубов и мягких тканей более очевидны при наложении цефалограмм до и после лечения (рис. 8).


2.3.4. Последующее наблюдение

Через 2 года после окончания лечения пациент по-прежнему имеет ровный красивый профиль и хорошие вертикальные пропорции (рис. 9). У него отношения зубоврачебного класса I с правильным перекрытием и неправильным прикусом (рис. 10).Пациент по-прежнему использует тот же тип ЭГА большего размера (65) в качестве активной борьбы в течение ночи.

3. Обсуждение

Функциональный передний перекрестный прикус необходимо исправлять в раннем возрасте из-за возможного негативного влияния на характер роста. Этот вид аномалий прикуса может вызвать проблемы со скелетом, замедляя рост верхней челюсти и способствуя развитию нижней челюсти вперед [14, 15].

Согласно метаанализу Chatzoudi et al., существует множество приспособлений для лечения переднего перекрестного прикуса и аномалий прикуса класса III.Среди них подбородочная чаша занимает привилегированное положение как традиционное приспособление для раннего ортопедического лечения этой аномалии прикуса. Однако в литературе выявляются разногласия и противоречия как относительно его надлежащего использования, так и его клинической эффективности [16].

Внутриротовое устройство, которое было выбрано в этом отчете, относится к группе устройств для контроля прорезывания (EGA). Согласно Keski-Nisula et al., главная особенность этих устройств заключается в том, что они не развивают активных усилий для исправления положения зубов, а используют силы прорезывания, направляя прорезывающиеся зубы к оптимальному окклюзионному положению [17].Наличие разной окклюзионной толщины между передней и задней областями позволяет различать прорезывание зубов [18]. Выбранный EGA (версия High) имел большую толщину в области моляров, чтобы замедлить прорезывание моляров и способствовать прорезыванию резцов. Таким образом, это ортодонтическое устройство может создать хороший межрезцовый угол и контролировать дентоальвеолярный вертикальный рост. Этот подход аналогичен устройству SEC, первоначально представленному Ferro et al. В протоколе SEC используются шины, эластики класса III и подбородочная чаша для контроля вертикального размера.Передняя ротация нижней челюсти обусловлена ​​использованием более тонкой рампы в переднем секторе, связанной с вертикальными эластиками [19]. Разница в том, что действие вертикальных эластиков в протоколе SEC выполняется периоральными мышцами в подходе EGA.

Кроме того, LM-Activator похож на моноблок с абсолютно плоской задней жевательной поверхностью и несколькими зубными пазами на передней поверхности. Зубные взаимоотношения, определяемые прорезями между верхней и нижней зубными дугами, относятся к клыковому классу I.Зубные щели имеют наклонную плоскую поверхность, что способствует коррекции наклона резцов и наклона зубов в соответствии с концепцией, описанной Graber et al. [11]. Таким образом, удается избежать лингвального наклона нижних резцов, что является возможным побочным эффектом лечения переднего перекрестного прикуса [20].

Правильное расположение зубных элементов по отношению к апикальному основанию и в сочетании с правильным сагиттальным соотношением способствует хорошему развитию окклюзионных сил с лучшей выраженностью роста [21, 22].

Все эти особенности выбранного EGA представлены на Рисунке 11. LM-Activator High позволял быстро смещать резцы, используя силу прорезывания, для контроля переднего перекрестного прикуса, который мог закончиться аномалиями прикуса III класса скелета.


3.1. Ограничения исследования

Основными ограничениями этого исследования являются отсутствие длительного наблюдения и отсутствие в литературе других исследований, касающихся лечения переднего перекрестного прикуса с помощью ЭГА и его стабильности во времени.

Поскольку результаты этого клинического случая являются многообещающими, было бы желательно провести клиническое исследование с более длительным наблюдением, чтобы понять реальные эффекты этого терапевтического подхода на скелет и зубочелюстную систему.

4. Заключение

Использование выбранной ЭГА в ночное время позволило разрешить передний перекрестный прикус и одновременно контролировать вертикальный размер. Восстановление правильного сагиттального соотношения было достигнуто за счет использования сил, возникающих во время окклюзии.Исправление прикуса было быстрым и эффективным благодаря вмешательству при раннем сменном прикусе.

Согласие

Информированное согласие на публикацию подписано родителями пациента, так как он был несовершеннолетним.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов в отношении публикации данной статьи.

Дополнительные материалы

Контрольный список по уходу. (Дополнительные материалы)

Программное обеспечение Romexis версии 6.1

Программное обеспечение Romexis версии 6.1

Planmeca использует файлы cookie, чтобы предоставить вам наилучшие возможности работы в Интернете. Продолжая, вы соглашаетесь с тем, что мы можем хранить и получать доступ к файлам cookie на вашем устройстве. ХОРОШО

Общий

Для большей наглядности анализатор модели и случаи CAD/CAM теперь отображаются в виде папок в браузере изображений в модуле Файл пациента .Это упрощает быстрый просмотр и выбор отдельных случаев в браузере изображений. Исследования

Исследования теперь отображаются в виде папок в виде таблицы Браузера изображений в модуле 2D .

Для ясности вложения больше не отображаются в окне мгновенного предварительного просмотра модуля управления пациентами .

Список изображений теперь автоматически обновляется, если изображение захвачено на другой рабочей станции.

Двухмерная визуализация

Romexis® 6.1 представляет новую концепцию заблокированных изображений и исследований. Это полезная функция, особенно для крупных клиник и университетов. Когда изображение или исследование заблокированы, изображение открывается в режиме только для чтения, и любые изменения, внесенные в изображение, не сохраняются. Заблокированные изображения также нельзя деактивировать. Изображения и исследования можно настроить на автоматическую блокировку через определенное количество часов после захвата или создания исследования.Блокировка может быть установлена ​​в приложении Romexis Configuration и требует разрешения администратора или пользователя. Заблокированное изображение помечается значком замка. С разрешения администратора изображения можно разблокировать из контекстного меню. По умолчанию функция блокировки отключена.

Также были добавлены новые параметры фильтрации для внутриротовых изображений. Прикусные, периапикальные или другие параметры можно выбрать на изображении зубной диаграммы.

Интеграция с цифровой камерой

Romexis® 6.1 содержит новую функцию для получения изображений с цифровых камер непосредственно в Romexis. Romexis автоматически извлекает изображения из указанного каталога и импортирует их для текущего открытого пациента. Внешняя сторонняя программа qDslr (https://dslrdashboard.info/) может использоваться для передачи изображений с цифровой камеры в локальный каталог компьютера, откуда Romexis затем извлекает их.

Эту функцию можно настроить в административном модуле Romexis .

Трехмерное изображение

В Romexis 6.1 улучшено создание виртуального цефалометрического изображения. В раскрывающемся списке выбора кривой старый вариант кривой по умолчанию был заменен на кривую X-ray . Мы также добавили ползунки для регулировки яркости и контрастности и возможность повысить резкость изображения.

Совет! При применении нового выбора кривой рентгеновского снимка можно использовать инструмент Ceph filter в модуле 2D для улучшения видимости мягких тканей.

DICOM Q/R SCP

Мы добавили новую функцию Romexis® Dental PACS Q/R SCP в качестве лицензионной опции (FE004853). Он добавляет роль DICOM Query/Retrieve server class provider (SCP), позволяющую программному обеспечению рабочей станции модальности сторонних производителей запрашивать и извлекать изображения с сервера Romexis® . Каждая лицензия дает право одной рабочей станции модальности стороннего производителя на доступ к услуге. Например. если у клиента есть пять рабочих станций, на которых запущено стороннее программное обеспечение, получающее изображения с сервера Romexis, ему необходимо пять лицензий Q/R SCP для рабочих станций (FE004853).Для этого требуется Romexis Dental PACS (FE004569), который не включается автоматически.

Шифрование DICOM TLS

Romexis 6.1 также предоставляет возможность использовать шифрование TLS для входящей и исходящей связи DICOM. Шифрование реализовано с помощью сертификатов. Пользовательский сертификат можно указать как для ролей пользователя SCU (полный DICOM), так и для служб поставщика SCP (Dental PACS). Инструкции по настройке см. в техническом руководстве.

Прибор для измерения размера LM-Activator

LM-Activator — это ортодонтический аппарат для управления прорезыванием зубов, разработанный и изготовленный компанией LM-Dental и используемый в основном для лечения растущих пациентов со сменным прикусом.Инструмент для измерения длины дуги LM-Activator помогает выбрать подходящую модель и размер устройства для контроля прорезывания LM-Activator. Инструмент измеряет расстояние между резцами (от мезиальной поверхности правого клыка до мезиальной поверхности левого клыка) и указывает предполагаемый размер аппарата.

Дополнительную информацию можно найти на сайте lm-dental.com.

Поддержка SIMtoCARE

SIMtoCARE (S2C) — голландский производитель тактильных стоматологических симуляторов.Он использует модели поверхности зубов в качестве входных данных и позволяет пользователю виртуально работать с ними, используя, например, виртуальные учения и исследователи. Теперь можно отправлять сканы напрямую из анализатора моделей Romexis® в стоматологический симулятор SIMtoCARE. Кнопку SIMtoCARE можно активировать в модуле администратора. https://www.simtocare.com/

Цефалометрический анализ

В Romexis® 6.1 алгоритм обнаружения мягких тканей был улучшен для автоматического получения лучших результатов.Кроме того, исправлен дефект, связанный с развёртыванием трасс за границы страницы при создании отчёта.

Управление клиникой

Новая версия программного обеспечения включает Romexis® Clinic Managemen t поддержку внутриротового рентгеновского аппарата Planmeca ProX™ .

— Мониторинг в режиме реального времени
— Профилактическое обслуживание
— Оперативное планирование и оптимизация

Примечание! Программный пакет Planmeca Imaging Software Package 17 и соединительная коробка Planmeca ProX также необходимы для использования Planmeca ProX с управлением клиникой Romexis.

Библиотека имплантатов

Новые и обновленные имплантаты, хирургические наборы, фиксирующие штифты и абатменты

Раннее лечение заднего перекрестного прикуса – рандомизированное клиническое исследование | Испытания

Дизайн исследования и ослепление

Исследование представляло собой рандомизированное клиническое исследование с двумя различными группами: одна терапевтическая группа и одна контрольная группа с идентичным исходным диагнозом функционального одностороннего заднего перекрестного прикуса в позднем молочном или раннем смешанном прикусе без отклонения средней линии при ортодонтическом лечении, стойких привычках, общих заболеваниях с постоянным медикаментозным лечением (например, сахарный диабет), синдромах расщелины губы и неба, общих нарушениях и структурных ортопедических заболеваниях.Краткое изложение рабочего процесса исследования в соответствии с критериями группы Consort [29, 30] с событиями измерения и группами исследования, а также с разработкой размеров выборки представлено на рисунке 1. Протокол исследования, количество пациентов, количество экзаменаторов (два специалиста по ортодонтии) и калибровка для этого рандомизированного клинического исследования были оценены до набора пациентов в тесном сотрудничестве с Центром клинических испытаний Мюнстера (Центр клинических испытаний Мюнстера является совместным учреждением Отделения медицинских наук Мюнстерского университета и Университетская клиника Мюнстера).Исследование было организовано в соответствии с Хельсинкскими критериями и одобрено локальным комитетом по этике медицинского факультета Весфальского университета Вильгельма, Мюнстер (Германия). Он был зарегистрирован в реестре клинических исследований Германии (http://www.drks.de) под регистрационным номером DRKS00003497.

Рисунок 1

пациентов

Из исходной выборки исследования, которая соответствовала критериям включения, родители 82 пациентов подписали информированное согласие и получили блок рандомизации с длиной блока 20 и соотношением распределения 1:1 [31].Пациенты были разделены на группу лечения (40 пациентов, средний возраст 7,3 года, стандартное отклонение 2,2) и контрольную группу (42 пациента, средний возраст 7,2 года, стандартное отклонение 2,0). В начале исследования соотношение полов было примерно одинаковым. В группе вмешательства 37 детей получили ортодонтическое лечение в соответствии с концепцией раннего ортодонтического лечения. У 40 детей контрольной группы ортодонтическое лечение в период наблюдения не проводилось. Тем не менее, эти пациенты получали такое же ортодонтическое лечение, как и пациенты в терапевтической группе после последующего визита.Отсев в Т1 включал пять пациентов, которые были исключены из протокола исследования после рандомизации. Интервал между началом лечения (Т1) и окончанием лечения (Т2) составил 12 месяцев. На Т2 было обследовано в общей сложности 66 пациентов (средний возраст 8,3 года, стандартное отклонение 2,2; 35 пациентов контрольной группы, средний возраст 8,2 года, стандартное отклонение 2,1) с примерно равным соотношением полов (30 мужчин и 36 женщин). 11 пациентов выбыли из исследования на Т2 по следующим причинам: 2 пациента прервали лечение по личным причинам, 4 пациента прекратили лечение во время терапии и 5 в контрольной группе не уложились в срок обследования.Данные анализировали по протоколу.

Ортодонтическое лечение

Ортодонтическое лечение было принципиально разделено на два различных этапа: 1) первоначальное расширение верхней челюсти и 2) последующее активаторное лечение для коррекции срединной линии и функциональной реабилитации. Для расширения верхней челюсти накладывали бинтовый гиракс по McNamara [32, 33], который первоначально размыкал окклюзию и носил 24 часа в сутки. Это ортодонтическое расширительное устройство (рис. 2) состояло из проволочной матрицы (1.1 мм) оборачивается вокруг боковых зубов и припаивается к расширительному гираксу (Memory Anatomic Expander Type S, прогиб пружины: 1 мм, усилие пружины: 500 сН, общее расширение: 8 мм; Forestadent, Пфорцхайм, Германия). Плато прикуса из смолы (Palapress clear; Heraeus Kulzer, Ханау, Германия) полимеризовали на жевательных зубах и механически прикрепили к соседней проволочной матрице. Устройство расширения Hyrax было зафиксировано стеклоиономерным цементом (Ketac Cem; 3M ESPE, Зеефельд, Германия). После четкого описания лечения для пациентов и их родителей рекомендуемая частота активации один раз в день была обязательной (то есть каждая активация приводила к 0.ежедневное расширение 2 мм). Общее расширение, включая 1 мм предотвращения рецидива, рассчитывали путем анализа исходных ортодонтических гипсовых моделей пациентов. Был разработан индивидуальный протокол для выполнения расширения примерно за три недели путем активации винта через день. После завершения расширения верхней челюсти (в среднем 3,2 недели, стандартное отклонение 1,2) наступил период ретенции (в среднем 12,6 недель, стандартное отклонение 1,8), в результате чего общее время для связанного дамана in situ составило 16,2 недели (стандартное отклонение 0,6).

Рисунок 2

Расширение верхней челюсти приклеенное. Небный расширитель, используемый для медленного расширения верхнечелюстных костей, приклеивается к жевательным зубам.

Для сохранения достигнутого расширения верхней челюсти и для функциональной координации срединной линии применялся U-образный активатор по Karwetzky (рис. 3a и 3b) [34, 35] в среднем на 36,8 недель (таблица 1). U-образный активатор представляет собой двухпластинчатый активатор в сочетании с одноименными U-образными проволочными дугами с каждой стороны (Scheu Dental, Изерлон, Германия).Проволочные компоненты состоят из выступающих и губных дуг на верхней и нижней челюстях. В верхнечелюстной пластине используется дополнительный поперечный расширительный винт (расширительный винт, 7 мм; Forestadent, Пфорцхайм, Германия) для ретенционного управления расширением верхней челюсти. Коррекция срединной линии достигается односторонней активацией U-образных дуг.

Рисунок 3

Активатор U-образной дуги. Активатор U-образной дуги типа 1, описанный Karwetzky, используется для достижения координации срединной линии и сохранения небного расширения. (а) Внешний вид, (б) внутренний вид.

Таблица 1 Время лечения для расширения верхней челюсти с помощью бонда и U-bow Activator

Процедура измерения

Для оценки ортодонтических гипсовых моделей в начале (T1) и в конце испытания (T2) были изготовлены гипсовые модели и установлено программное обеспечение для цифрового анализа на основе конусно-лучевой компьютерной томографии (КЛКТ). Использовали Digimodel (Orthoproof, Nieuwegein, Нидерланды).Все метрические измерения на этой математической полигональной сетке были связаны с окклюзионной плоскостью, которая была определена ранее. На выходе данных анализа цифровой модели были измерены следующие параметры (таблица 2):

  1. 1.

    поперечные измерения верхней челюсти (рис. 4)

Рисунок 4

Верхнечелюстные поперечные измерения. Для анализа межклыкового, переднего, среднего и заднего поперечного ширины все измерения выполнялись в проекции на окклюзионную плоскость. Для межклыковой ширины за реперные точки принимали клыки клыков, первый и второй молочные моляры и шестилетние моляры, наиболее глубокие точки ямок.

Таблица 2 На выходе данных анализа цифровой модели были измерены следующие параметры

Для анализа межклыковой, передней, средней и задней поперечной ширины все измерения выполнялись в проекции на окклюзионную плоскость.Для межклыковой ширины за реперные точки принимали клыки клыков, первый и второй молочные моляры и шестилетние моляры, наиболее глубокие точки ямок.

  1. 2.

    длина и наклон верхней челюсти (рис. 5)

Рисунок 5

Длина и наклон верхней челюсти. Длина перпендикулярной контрольной линии между плоскостью бугра и резцами верхней челюсти была определена как длина сагиттальной дуги.Угол между правой и левой соединительными линиями определялся как наклон арки.

Длина перпендикулярной контрольной линии между плоскостью бугра и резцами верхней челюсти была определена как длина сагиттальной дуги. Угол между правой и левой соединительными линиями определялся как наклон арки.

  1. 3.

    длина поперечной небной дуги основания (рис. 6)

Рисунок 6

Длина поперечной небной дуги основания. На основе сетки трехмерной цифровой модели были измерены передние, средние и задние поперечные длины небных базальных дуг. Ориентирами служили средние небные зубодесневые переходы с правой и левой сторон как для первого, так и для второго временного моляра и, если они присутствовали, для первого постоянного моляра.

На основе сетки трехмерной цифровой модели были измерены передние, средние и задние поперечные длины небных базальных дуг. Ориентирами служили средние небные зубодесневые переходы с правой и левой сторон как для первого, так и для второго временного моляра и, если они присутствовали, для первого постоянного моляра.

  1. 4.

    небная глубина (рис. 7)

Рисунок 7

Небная глубина. Небная глубина первого и второго молочных моляров измерялась перпендикулярно окклюзионной плоскости по срединному шву. Из-за различий в контрольных точках между Т1 и Т2, вызванных возможным вертикальным ростом первых постоянных моляров, измерение не проводилось.

Глубина неба измерялась для первого и второго временных моляров перпендикулярно окклюзионной плоскости по срединному шву. Из-за различий в контрольных точках между Т1 и Т2, вызванных возможным вертикальным ростом первых постоянных моляров, измерение не проводилось.

  1. 5.

    поперечные измерения нижней челюсти (рис. 8)

Рисунок 8

Поперечные измерения нижней челюсти. Межклыковое расстояние на нижней челюсти измеряли между правым и левым клыками. Переднюю поперечную ширину нижней челюсти определяли как расстояние между аппроксимальными контактными точками первых и вторых молочных моляров нижней челюсти. Для средней и задней поперечной ширины регистрировали расстояние между дистощечными буграми.

Межклыковое расстояние на нижней челюсти измеряли между правым и левым клыками. Переднюю поперечную ширину нижней челюсти определяли как расстояние между аппроксимальными контактными точками первых и вторых молочных моляров нижней челюсти.Для средней и задней поперечной ширины регистрировали расстояние между дистощечными буграми.

  1. 6.

    отклонение средней линии (рис. 9)

Рисунок 9

Отклонение средней линии. Отклонение средней линии измеряли во фронтальной плоскости между верхней и нижней срединными линиями в окклюзионной плоскости.

Отклонение средней линии измеряли во фронтальной плоскости между верхней и нижней срединными линиями в окклюзионной плоскости.

  1. 7.

    неправильный и неправильный прикус (рис. 10)

Рисунок 10

Неправильный прикус и перерезка. Вертикальный прикус измеряли между краем самого верхнего вертикально прорезавшегося среднего резца и соответствующим резцовым краем противоположного нижнечелюстного зуба перпендикулярно окклюзионной плоскости.Сагиттальное перекрытие измеряли между самой передней точкой центральных резцов верхней челюсти и соответствующей контрольной точкой на резце нижней челюсти.

Вертикальный прикус измеряли между краем самого верхнего вертикально прорезавшегося среднего резца и соответствующим резцовым краем противоположного нижнечелюстного зуба перпендикулярно окклюзионной плоскости. Сагиттальное перекрытие измеряли между самой передней точкой центральных резцов верхней челюсти и соответствующей контрольной точкой на резце нижней челюсти.

Статистика

Консультации и планирование статистического анализа осуществлялись в тесном сотрудничестве с Координационным центром клинических испытаний (сеть KKS, Мюнстер, Германия).

SPSS 12.0 (Lead Tech., Чикаго, Иллинойс, США) использовали для статистического анализа зарегистрированных переменных. Что касается описательной статистики, были указаны средние значения и стандартные отклонения. Исходные группы (лечебная и контрольная) сравнивали с помощью теста Колмогорова-Смирнова при Т1 на наличие отклонений от нормального распределения.Значимых отклонений получено не было; поэтому тест t был использован для анализа значимых различий для всех парных сравнений.

Уровни значимости были установлены следующим образом: P <0,001*** «очень значимый», P <0,01** «высоко значимый» и P <0,05* «значимый».

Для анализа погрешности метода было выполнено повторное измерение для 10 случайно выбранных цифровых моделей с анонимизацией с интервалом в неделю.Погрешность оценивалась по формуле Дальберга: s = √(×1-×2)2/2. Уровни ошибок были установлены на 0,5° и 0,5 мм в соответствии с Трпковой и др. . [36]. Стандартные ошибки были ниже 0,5 мм и 0,5° для всех измеряемых переменных.

Amazon.com: Hydro Dipping Film от Southern Hydrographics — пленка для печати Star Universe LM — графика с высоким разрешением — используется для оружия, чашек для йети, автозапчастей и многого другого — проста в использовании

Пленка для гидрографической печати с высоким разрешением — с четкими и четкими изображениями

Гидрографическая печать — это процесс печати в домашних условиях, при котором изображение с пленки переносится на любую твердую поверхность, которую можно безопасно погружать под воду.Этот невероятный процесс создает удивительные декоративные узоры и изображения на квадроциклах, грузовиках, автомобилях, мотоциклах, спортивных товарах, электронике, охотничьем снаряжении, огнестрельном оружии, предметах интерьера и на всем, что только можно себе представить.

Наши гидрографические пленки изготавливаются с использованием превосходных чернил и производственного процесса высокой четкости, что позволяет создавать четкие изображения с яркими цветами.

Этот дизайн «Звездная Вселенная» представляет собой привлекательный гидрографический рисунок, благодаря которому любой твердый объект снова выглядит как новый. Поскольку это плотный рисунок, он прекрасно работает с объектами любого размера

Отлично подходит для новичков и опытных ковшов

Никогда раньше не занимались гидрографической печатью? Не беспокойтесь — наши продукты одни из лучших на рынке.Вы не столкнетесь ни с одной из проблем, с которыми вы могли бы столкнуться с некачественной пленкой, например, со складками или комками. Активатор, который мы продаем, отлично работает с нашими пленками. Мы предоставляем простые инструкции, которые помогут любому новичку в гидрографическом процессе. Вы будете в восторге от результатов, независимо от того, какой объект вы выберете для печати.

Мы уверены, что вы будете в восторге от этой гидрографической пленки. После тщательного тестирования мы считаем, что это комплект самого высокого качества на рынке сегодня. Если вы не согласны по какой-либо причине, просто сообщите нам об этом, и мы будем рады предоставить вам полный и немедленный возврат средств.Мы берем на себя все риски, поэтому вы можете попробовать этот комплект без риска. Вы будете рады, что сделали это.

Получите лучшую гидрографическую пленку на рынке — не принимайте никаких заменителей — приобретите эту гидрографическую пленку «Звездная Вселенная» сегодня

Эффекты лечения активатором на височно-нижнечелюстной сустав: проспективная продольная магнитно-резонансная томография и клиническое исследование

Activator1 — это съемный функциональный аппарат, используемый в основном для коррекции неправильного прикуса класса II, раздела 1.Основанный на принципе «перескакивания прикуса», введенном Kingsley2 в 1877 году, активатор производит прерывистое функциональное перескакивание прикуса. Это означает, что нижняя челюсть выдвигается в протрузионное положение всякий раз, когда пациент вгрызается в аппарат.

В ходе лечения активатором силы, передаваемые аппаратом на зубы и челюсти, приводят к дентоальвеолярным и скелетным адаптационным процессам3–12, которые вызывают трансформацию дистальной аномалии прикуса в терапевтически желаемую нейтральную окклюзию.Эффективность прибора преимущественно зависит от соблюдения. Таким образом, до тех пор, пока процесс трансформации не завершится, пациенты с Активатором занимают разные мыщелковые позиции в их привычной дистальной окклюзии (мыщелок в ямке) и в терапевтическом положении нижнечелюстного прыжка, заданном Активатором (выдвинутое мыщелковое положение).

Исследования пациентов Herbst показали, что постоянные механические прыжки приводят к временному субклиническому капсулиту нижнего слоя заднего прикрепления из-за его постоянного расширения вследствие прыжкового положения нижней челюсти.13 Ранее не изучалось, вызывает ли прерывистый функциональный скачок прикуса, как при терапии активаторами, капсулит заднего прикрепления.

Хронический капсулит заднего прикрепления может привести к снижению вязкости синовиальной жидкости, вызывая, таким образом, повышенное трение в верхнем отделе сустава. нижний слой заднего прикрепления, который стабилизирует диск на мыщелке.Хроническая нагрузка на нижний слой может привести к его удлинению и, следовательно, к смещению диска.18,19 

Таким образом, возможно, что лечение активатором у пациентов, не поддающихся лечению, может способствовать развитию ВНЧС. Таким образом, целью настоящего исследования было изучить влияние лечения активатором на состояние заднего прикрепления ВНЧС и положение суставного диска с учетом степени согласия пациента при оценке.

За исключением расстояний 5 и 6 (см. ниже), все измерения проводились относительно ПП путем перпендикулярной проекции реперных точек на ПП. Спроецированные контрольные точки отмечены апострофом (‘).

Относительное положение диска относительно ямки (рис. 2):

Относительное положение мыщелка и ямки (рис. 3 и 4):

РИСУНОК 2.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения диска относительно ямки. 1 – Дм’–Ти’; (2) Dm’–TP

РИСУНОК 2.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения диска относительно ямки. 1 – Дм’–Ти’; (2) Дм’–ТП

РИСУНОК 3.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения мыщелка и ямки. (3) Ca’-Ti’; (4) Ca’–TP

РИСУНОК 3.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения мыщелка и ямки. (3) Ca’-Ti’; (4) Ca’–TP

РИСУНОК 4.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения мыщелка и ямки (5) передней суставной щели и (6) задней суставной щели

РИСУНОК 4.

Измеренные расстояния для оценки относительного положение от мыщелка к ямке (5) передней суставной щели и (6) задней суставной щели

Для расстояний с 1 по 4 определялось следующее: если средняя точка диска (Dm’) или самая передняя точка мыщелка (Ca’) располагались кзади от контрольных точек Ti’ или TP соответственно, измеренное расстояние достигло положительного значения; если они располагались впереди реперных точек, то расстояние принимало отрицательное значение.

Кроме того, положение мыщелка оценивали с помощью следующего индекса суставной щели (JSI) с использованием переменных 5 и 6:

Для JSI было определено следующее: значение индекса, равное нулю (0), соответствовало сагиттально центрированному положению мыщелка.Положительный индекс (+) подразумевал переднее, а отрицательный индекс (-) заднее положение мыщелка.

Относительное положение диска относительно мыщелка (рис. 5):

  • 7. Dm’–Ca’

  • 8. Dm’–Cm/Tm.

РИСУНОК 5.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения диска относительно мыщелка.7 – Дм’-Са’; (8) Dm’–Cm/Tm

РИСУНОК 5.

Измеренные расстояния для оценки относительного положения диска и мыщелка. 7 – Дм’-Са’; (8) Дм’–См/Тм

Для расстояний 7 и 8 было определено следующее: если середина диска Dm’ располагалась позади исходной точки Ca’ или исходной линии Cm/Tm соответственно, расстояние достигало положительного значения.Если он располагался впереди контрольной точки или линии, то расстояние принимало отрицательное значение.

Предпосылками для хорошей реакции на лечение Activator являются, в основном, поздний сменный прикус II класса, подразделение 1, лечение во время пубертатного скачка роста, носовое дыхание, положение во сне с закрытым ртом и хорошее соблюдение пациентом режима ношения (не менее 14 часов в день). ). Все присутствующие 30 пациентов соответствовали этим критериям, за исключением фактора соответствия.В течение годичного периода наблюдения наблюдалось улучшение сагиттального окклюзионного соотношения со средним уменьшением перерезки на 50%. Однако не у всех пациентов удалось достичь молярного соотношения I класса. Это может быть связано с ограниченной продолжительностью периода наблюдения и отсутствием сотрудничества у некоторых пациентов.

В литературе можно найти различные методы анализа положения суставного диска с помощью МРТ.Большинство методов основаны на визуально-описательном анализе положения диска; 29–35, однако, описывается и метрический анализ. суставного диска относительно мыщелка относительно так называемого положения на 12 часов. Таким образом, взаимосвязь между положением диска и наклоном суставного ската не учитывается [23, 40]. Это ограничение можно преодолеть, используя метод Бумана и Лоцмана, 21 Бумана и Варгаса-Перейры, 22 и Варгаса-Перейры.23 Кроме того, используя нормативные значения, можно различать смещения диска, мыщелка или диска и мыщелка.

Ошибка метода МРТ-анализа оказалась приемлемой, хотя она была больше, чем описанная Vargas-Pereira,23 Bumann et al,41 и Bumann и Vargas-Pereira.42 Возможной причиной этого мог быть тот факт, что в В настоящем исследовании ошибка метода была рассчитана с использованием повторных регистраций 10 случайно выбранных МРТ, тогда как Vargas-Pereira,23 Bumann et al,41 и Bumann и Vargas-Pereira42 проанализировали 21 различную запись по 20 раз каждая.Кроме того, они включили в свое исследование только оптимальные МРТ, тогда как в настоящем исследовании некоторые из МРТ показали небольшие артефакты движения. Ручному функциональному анализу21,24,43 было отдано предпочтение перед другими методами клинического функционального анализа44–47, поскольку он позволяет поставить тканеспецифический диагноз.21,25

Дифференциация групп пациентов с хорошим и плохим взаимодействием оказалась затруднительной, несмотря на то, что несколько критериев (записи времени ношения, развитие сверхструйной струи, истории болезни, клинический осмотр активатора на точность подбора и признаки использования, обращение с активатором пациентом).Это было особенно верно, потому что у некоторых пациентов записи о времени ношения либо отсутствовали, либо были неполными. Поэтому следует отметить, что разделение на уступчивые и неуступчивые группы могло подсознательно зависеть от степени наблюдаемого улучшения.

Все изменения соотношения диска и мыщелка находились в физиологических пределах. Таким образом, лечение активатором в среднем не влияло на физиологическое состояние до лечения.

Как до, так и после одного года лечения активатором положение мыщелка в ямке было в пределах физиологического диапазона по всем 18 параметрам, но оно демонстрировало большую межиндивидуальную вариабельность, как сообщалось для бессимптомных популяций.23,48-51 JSI продемонстрировал большие межиндивидуальные и индивидуальные вариации при сравнении различных срезов суставов. 23,52,53 Таким образом, изменчивость мыщелкового положения, по-видимому, частично является выражением естественных вариаций.

Тем не менее, была тенденция к переднему мыщелковому положению в пределах предварительной обработки ямки. Это может быть характерно для аномалий прикуса класса II, отдела 1, о чем сообщалось ранее как в рентгенографических исследованиях54, так и в исследованиях МРТ13,55. Эта тенденция увеличилась (девять из 18 параметров) после одного года лечения и может быть выражением новой сенсорной инграммы нижней челюсти56, вызванной лечением Активатором.Кроме того, в экспериментах на животных Woodside et al4 обнаружили пролиферацию задней части диска, которая, по-видимому, заполняет пространство, созданное смещением мыщелков. Vargervik и Harvold57 и Arat et al58 у пациентов с Activator, а также Chintakanon et al55 у пациентов с двойной блокадой также сделали аналогичные наблюдения. Также сообщалось о несколько переднем положении мыщелка после лечения Гербста.13

Отношение диска к мыщелку существенно не изменилось.Как до, так и после одного года лечения была обнаружена средняя физиологическая взаимосвязь. Однако через год лечения отмечена тенденция к несколько переднему положению диска относительно мыщелка. Было обнаружено, что эта тенденция связана с увеличением степени смещения диска у пациентов со смещением диска до лечения. Однако у субъектов с физиологическим положением диска до лечения не было замечено никаких изменений соотношения диска и мыщелка. Это согласуется с выводами Keeling et al.59, которые при анализе лечения Bionator обнаружили, что субъекты со звуками ВНЧС при последующем наблюдении с большей вероятностью были теми, у кого до лечения было щелканье, и что лечение Bionator не подвергало здоровых детей риску возникновения развитие признаков ВНЧС.В другом исследовании МРТ Arat et al.58 сообщили о небольшом статистически незначимом выпячивании диска относительно мыщелка во время лечения активатором по сравнению с контрольной группой, не получавшей лечения. С другой стороны, Pancherz и соавт. 53 и Ruf и Pancherz 13 обнаружили небольшую ретрузию диска после лечения Herbst, в то время как Chintakanon и соавт. 55 сделали это при двухблочной терапии.

Не было доказательств положительного влияния активатора на смещение диска с точки зрения повторного захвата.То же самое было описано для двухблочной терапии.55 Кроме того, Foucart et al.,60 с использованием съемного аппарата Herbst, сообщили, что у трех из 10 пациентов Herbst развилось смещение диска во время лечения Herbst. Ruf и Pancherz, 13, с другой стороны, описали, что с помощью терапии Herbst возможна репозиция частичного смещения диска, которая остается стабильной до конца периода наблюдения через год после лечения. Таким образом, жесткая стабилизация повторно захваченного диска может быть предпосылкой для успешной процедуры репозиции диска в ходе функциональной аппаратной терапии.Это, конечно, было бы возможно только с помощью стационарных функциональных приспособлений.

Четыре из 12 параметров МРТ, описывающих положение диска относительно ямки, показали значительное изменение диска в переднем направлении. Поскольку диск физиологически следует за мыщелком при протрузии нижней челюсти, это изменение, скорее всего, будет результатом изменения переднего положения мыщелка в ямке. Однако переднее положение диска по отношению к мыщелку также вносит свой вклад в переднее положение диска по отношению к ямке.

Были выполнены пассивные нагрузки на суставы для выявления возможных реакций в заднем прикреплении ВНЧС. Важно отметить, что все болевые реакции, описанные в этом исследовании, были исключительно провокационными при пассивной нагрузке на сустав и, таким образом, носили исключительно субклинический характер. Ни один из пациентов не сообщал о болях в ВНЧС или жевательных мышцах в любое время в течение периода наблюдения.

Во время лечения активатором увеличилось как количество пациентов с провоцируемой болью из-за капсулита заднего прикрепления, так и количество участков боли на одного пациента.При нормальном раскрытии челюсти, когда мыщелок выходит из суставной ямки, в области заднего прикрепления возникает отрицательное давление, что приводит к его расширению за счет дилатации ретродискового венозного сплетения, утолщению трабекул, разделяющих вены, и расширению синовиальной оболочки в области заднего прикрепления. суставные щели.26,27,61–64 При полном раскрытии челюсти заднее крепление расширялось примерно в четыре-пять раз по сравнению с его объемом при закрытой челюсти.63

При введении активатора нижняя челюсть перемещается вперед в резцовое положение от края до края.Мыщелок расположен на вершине суставного возвышения. Таким образом, заднее крепление расширяется во время ношения активатора до 14 часов в день, а не только на несколько минут, как это было бы в случае отсутствия влияния на функцию нижней челюсти. Хотя расширение, по-видимому, не оказывает длительного влияния на синовиальное давление65, оно приводит к механическому раздражению ткани, ведущему к воспалительной реакции66–69. Это может объяснить повышенную распространенность капсулита заднего прикрепления. во время лечения Активатором.

Сообщалось также об увеличении распространенности капсулита заднего прикрепления во время лечения Herbst.13,70 В отличие от настоящего исследования, во время активного лечения Herbst капсулит заднего прикрепления регулярно обнаруживался у всех пациентов. Это несоответствие результатов, вероятно, связано с разницей в конструкции прибора. Активатор, будучи съемным, расширяет заднее крепление только во время ношения.Это, однако, очень изменчиво. Аппарат Гербста, с другой стороны, является фиксированным, воздействующим на функцию нижней челюсти 24 часа в сутки без каких-либо различий между пациентами.

По данным Petrovic и Stutzmann,71 удлинение заднего прикрепления связано с усилением кровотока и лимфотока, что приводит к лучшему снабжению питательными и ростостимулирующими факторами, а также к снижению локально продуцируемых клеточных катаболитов и других негативных факторов. факторы обратной связи.Вместо того, чтобы интерпретироваться как патологическое состояние в классическом понимании, капсулит заднего прикрепления скорее может быть предпосылкой для стимуляции мыщелкового роста при использовании средств функциональной аппаратуры. Это кажется еще более вероятным, так как пациенты с Activator с капсулитом заднего прикрепления или без него не показали различий в параметрах МРТ.

Влияние степени податливости на положение диско-мыщелкового комплекса при лечении Активатором ранее не рассматривалось; таким образом, сравнение с другими литературными исследованиями было затруднено.Уменьшение избыточной реактивности является одной из целей лечения активатором. Это может быть результатом торможения роста верхней челюсти, ретроклинации верхних резцов, проклинации нижних резцов и/или стимуляции роста нижней челюсти. несоответствующая группа. Кроме того, лучшая кооперация, по-видимому, была связана с небольшим передним расположением диска и мыщелка по отношению к ямке, а также более задним положением диска по отношению к мыщелку.Однако следует отметить, что систематических групповых различий обнаружено не было, а также имелись некоторые противоречивые данные (Dm’-TP латеральный срез левого ВНЧС). Таким образом, основываясь на настоящих результатах, степень податливости во время лечения активатором, по-видимому, не влияет ни положительно, ни отрицательно на диско-мыщелковый комплекс. Однако Keeling et al [59] сообщили, что безуспешное лечение бионатором увеличивает риск развития ВНЧС.

Основной активатор вирусной транскрипции модулирует динамику хроматина

Abstract

Хотя ICP4 является единственным важным активатором транскрипции вируса простого герпеса 1 (HSV-1), механизмы его действия до сих пор изучены лишь частично.Мы и другие исследователи предлагаем модель, в которой геномы ВПГ-1 хроматинизированы в качестве клеточной защиты для ингибирования транскрипции ВПГ-1. Чтобы противодействовать сайленсингу, HSV-1 должен был выработать белки, которые предотвращают или дестабилизируют хроматинизацию для активации транскрипции. Эти белки должны действовать как активаторы транскрипции HSV-1. Мы показали, что геномы ВПГ-1 организованы в высокодинамичные нуклеосомы и что динамика гистонов увеличивается в клетках, инфицированных ВПГ-1 дикого типа. Теперь мы показываем, что в то время как мутанты HSV-1, не кодирующие функциональный ICP0 или VP16, частично усиливали динамику гистонов, мутанты, не кодирующие функциональный ICP4, делали это лишь минимально.Временной экспрессии ICP4 было достаточно для усиления динамики гистонов в отсутствие других белков HSV-1 или ДНК HSV-1. Динамика h4.1 повышалась в клетках, экспрессирующих ICP4, в большей степени, чем h4.3. Динамика h3B была увеличена в клетках, экспрессирующих ICP4, тогда как у канонического h3A — нет. ICP4 предпочтительно нацелен на подавление h4.1, а также может быть нацелен на подавление вариантов h3A. В инфицированных клетках динамика гистонов была увеличена в компартментах вирусной репликации, где локализуется ICP4.Эти результаты предполагают механизм, посредством которого ICP4 активирует транскрипцию, нарушая или предотвращая образование стабильных замалчивающих нуклеосом в геномах HSV-1.

Резюме автора

Реплицирующиеся в ядре ДНК-вирусы семейства герпесвирусов вызывают различные заболевания. Восемь герпесвирусов заражают человека. Три из них, включая вирус простого герпеса 1 (ВПГ-1), относятся к подсемейству альфа-герпесвирусов. Вирусы этого семейства имеют самые быстрые циклы репликации среди всех герпесвирусов, вызывая острые симптомы.Во время литической инфекции геномы ВПГ-1 связываются с гистонами в более динамичном хроматине, чем геномы бета- и гамма-герпесвирусов. Активатор транскрипции ICP4 консервативен только среди альфа-герпесвирусов. Хотя ICP4 необходим, относительно мало известно о механизмах его действия. Мы показали, что динамика гистонов усиливается в клетках, литически инфицированных ВПГ-1. Здесь мы показываем, что мутанты HSV-1 в ICP4 лишены своей способности усиливать динамику гистонов. ICP4 было достаточно для усиления динамики гистонов в отсутствие других белков или ДНК HSV-1.Динамика гистонов была выше в компартментах вирусной репликации, где локализуется ICP4, чем в клеточном хроматине. Таким образом, ICP4 может мобилизовать гистоны из геномов HSV-1 для активации транскрипции. Такой механизм активации транскрипции привел бы к высокодинамичной природе вирусного хроматина и быстрым циклам репликации, а также к острым патологиям альфа-герпесвирусов.

Образец цитирования: Gibeault RL, Conn KL, Bildersheim MD, Schang LM (2016) Основной активатор вирусной транскрипции модулирует динамику хроматина.PLoS Pathog 12(8): е1005842. https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842

Редактор: Erle S. Robertson, Медицинская школа Пенсильванского университета, США

Получено: 20 мая 2016 г.; Принято: 3 августа 2016 г .; Опубликовано: 30 августа 2016 г.

Авторское право: © Gibeault et al., 2016. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в документе и в файлах вспомогательной информации.

Финансирование: Эти исследования финансировались Канадским институтом исследований в области здравоохранения (CIHR). RLG был поддержан NSERC. MDB был поддержан AI-HS. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Мы заявляем об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Гены двухцепочечной (дц) ДНК вируса простого герпеса 1 (HSV-1) экспрессируются координированно. VP16, белок вириона, сначала активирует экспрессию пяти генов немедленного раннего развития (IE), частично посредством рекрутирования гистондеметилазы LSD1 и гистон-ацетилтрансферазы CBP/p300 на промоторы IE [1-5]. Два белка IE, ICPO и ICP4, затем активируют транскрипцию ранних (E) генов, которые кодируют белки, необходимые для репликации ДНК HSV-1 и некоторых других функций [6].Поздние (L) гены транскрибируются после репликации ДНК. И ICP0, и ICP4 также способствуют активации экспрессии гена L.

Механизмы, с помощью которых VP16 активирует транскрипцию гена ИЭ, хорошо изучены [1, 3, 5, 7–12]. Напротив, механизмы, с помощью которых ICP0 и ICP4 затем активируют транскрипцию генов E и L, остаются только частично понятыми. ICP4 связывается со специфическими последовательностями ДНК, чтобы ингибировать транскрипцию генов IE [13]. Однако он не связывается ни с какими специфическими последовательностями для активации транскрипции генов E или L [14].Масс-спектрометрическим анализом было идентифицировано более 141 белка, взаимодействующего с ICP4 через 6 ч после заражения (hpi), включая комплексы ремоделирования хроматина SWI/SNF, Ino80 и NuRD [15]. Гистонацетилтрансфераза CLOCK была идентифицирована как еще один интерактер ICP4 методом коиммунопреципитации [16]. ICP4 также взаимодействует со многими компонентами медиаторного комплекса и может активировать транскрипцию по механизму образования петель [15], способствуя рециркуляции РНК-полимеразы II с 3′-конца гена обратно к местам начала транскрипции.

В то время как геномы HSV-1 регулярно хроматинизированы при латентной инфекции, геномы HSV-1 имеют особенно динамичный хроматин при литических инфекциях [17]. Основной единицей хроматина является нуклеосома, которая состоит из двух димеров каждого из основных гистонов h3A-h3B и h4-h5, обернутых 146 парами оснований двухцепочечной ДНК. Линкерный гистон h2 дополнительно связывает ДНК в местах входа и выхода ядра нуклеосомы. Хроматин динамичен, нуклеосомы разбираются, а затем высвободившиеся гистоны диффундируют через ядро, связываясь с шаперонами, и вновь собирают нуклеосомы в разных местах.Линкерные гистоны более динамичны, чем коровые гистоны, их обмен происходит за минуты или часы соответственно [18–20].

Динамика клеточных нуклеосом изменяется за счет посттрансляционных модификаций гистонов и включения вариантов гистонов вместо канонических среди прочих факторов [21–30]. Ацетилирование гистоновых хвостов гистон-ацетилтрансферазами обычно дестабилизирует нуклеосомы, тогда как их метилирование гистон-метилтрансферазами дестабилизирует или стабилизирует нуклеосомы в зависимости от сайта и степени метилирования [21-29].Нуклеосомы, содержащие h4.3, более динамичны, чем содержащие h4.1 [30]. Канонический гистон h4.1 собирается в хроматине с вновь синтезированной ДНК с помощью гистонового шаперона CAF-1, тогда как вариант h4.3, отличающийся всего 5 аминокислотными остатками, собирается в хроматине транскрибируемых генов или теломер с помощью HIRA или DAXX. соответственно, независимо от репликации ДНК [31–36]. h4.3 обычно посттрансляционно модифицируется большим количеством маркеров активной транскрипции, чем h4.1, таких как метилирование K4 и K79 и ацетилирование K9, K14 и K23 [37].

Мы обнаружили, что динамика гистонов увеличивается при инфицировании ВПГ-1 дикого типа [38–40]. Динамика гистонов по-прежнему увеличивалась в инфицированных клетках, обработанных фосфоноуксусной кислотой, что указывает на то, что ни репликация ДНК ВПГ-1, ни экспрессия гена L не требуются, в то время как УФ-инактивированный ВПГ-1 практически не влиял на них, что указывает на недостаточное прикрепление или проникновение вириона. Следовательно, белки IE или E, скорее всего, влияют на динамику гистонов.

Мы и другие исследователи предлагаем модель, в которой хроматинизация ДНК ВПГ-1 представляет собой клеточный защитный механизм, подавляющий экспрессию гена ВПГ-1.Чтобы противодействовать этому механизму, HSV-1 должен был выработать белки, которые предотвращают или нарушают стабильную хроматинизацию геномов HSV-1. Этот процесс дестабилизации нуклеосом увеличивает динамику гистонов и способствует транскрипции. В рамках этой модели ожидается, что один или несколько из трех активаторов транскрипции HSV-1 будут усиливать динамику гистонов.

Здесь мы сообщаем, что мутанты HSV-1, не кодирующие функциональных VP16, ICP0 или ICP4, по-прежнему усиливают динамику гистонов, но в гораздо меньшей степени, чем HSV-1 дикого типа.Мы также показываем, что мутант HSV-1, не кодирующий функциональный ICP4, является наиболее дефицитным в усилении динамики гистонов. Временной экспрессии ICP4 было достаточно для усиления динамики гистонов в отсутствие какого-либо другого белка или ДНК HSV-1. Кроме того, ICP4 может предпочтительно нацеливаться на варианты гистонов, вызывающие молчание, такие как h4.1. Динамика канонического h3A не увеличивалась в клетках, экспрессирующих ICP4, что позволяет предположить, что другие варианты h3A могут быть нацелены на ICP4. Во время литических инфекций гистоны были более динамичны в компартментах репликации, где локализуется ICP4, чем в клеточном хроматине.Вместе наши результаты предполагают новый механизм активации транскрипции с помощью ICP4, в котором ICP4 предотвращает образование стабильных нуклеосом на геномах HSV-1 или дестабилизирует предварительно сформированные, чтобы способствовать транскрипции, обеспечивая доступ комплекса РНК-полимеразы II к HSV-1. 1 ген.

Результаты

Функциональные белки ICP4 или E необходимы для усиления динамики гистонов сверх базового уровня

Белки

IE или E усиливают динамику линкеров и ядерных гистонов во время инфекции HSV-1 [38–40].Чтобы проверить, требует ли усиленная динамика экспрессии ICP4 или любого белка E, мы использовали штамм HSV-1 n12, который экспрессирует некомпетентный к трансактивации укороченный ICP4 [41]. Следовательно, белки IE, отличные от ICP4, экспрессируются на высоких уровнях в отсутствие какой-либо экспрессии белков E или L или репликации ДНК. Уровни слитых белков зеленого флуоресцентного белка (GFP) и гистонов в свободных пулах и начальные скорости восстановления флуоресценции после фотообесцвечивания (коровые гистоны) или время восстановления 50% относительной флуоресценции в области фотообесцвечивания (T 50 ; для линкерного гистона h2.2), оценивали для анализа динамики гистонов [38–40]. Восстановление флуоресценции гистонов двухфазное [18, 20, 42]. Начальная, более быстрая фаза восстановления флуоресценции, анализируемая наклоном восстановления флуоресценции между первыми двумя временами, отражает гистоны, собранные в наиболее динамичном хроматине, например, в быстро транскрибируемых генах. Более поздняя, ​​более медленная фаза восстановления флуоресценции, анализируемая наклоном восстановления флуоресценции между 25 и 100 секундами для основных гистонов, отражает гистоны, собранные в менее динамичном хроматине.Относительная интенсивность флуоресценции сразу после фотообесцвечивания отражает «свободный пул» гистонов, поскольку только гистоны, не находящиеся в хроматине, диффундируют в обесцвеченную область и из нее во время фотообесцвечивания. Глобальная динамика линкерных гистонов описывается наиболее чувствительным параметром T 50 .

Уровни всех свободных гистонов имели унимодальное нормальное частотное распределение в популяции инфицированных n12 клеток U2OS (рис. 1А). Заражение n12 клеток U2OS было недостаточным для увеличения свободных пулов любого основного гистона, тогда как пулы h2.2 были увеличены до базовой степени только в ранние сроки после заражения (рис. 1А; P<0,05). Уровни всех свободных гистонов также имели унимодальное нормальное частотное распределение в популяции инфицированных n12 клеток Vero (рис. 1В). Свободные пулы h4.1, h4.3 и h5 также увеличивались при 4 и 7 hpi в клетках Vero, инфицированных n12, хотя и меньше, чем в клетках, инфицированных KOS [39, 40].

Рис. 1. Динамика линкерных и ядерных гистонов минимально изменяется в отсутствие функционального ICP4.Клетки

U2OS ( A ) или Vero ( B ) трансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP, слитые с h3A, h3B, h4.1, h4.3, h5 или h2.2. Трансфицированные клетки имитировали инфекцию или инфицировали 30 бляшкообразующими единицами (БОЕ) на клетку штамма n12 ВПГ-1, и исследовали динамику гистонов через 4–5 или 7–8 часов после инфицирования (hpi) ( 4 hpi или 7 hpi , соответственно) по FRAP. Графики частотного распределения, показывающие процент свободного GFP-h3A, -h3B, -h4.1, -h4.3, -h5 или -h2.2 на индивидуальную ложно- (пунктирная линия) или n12 (сплошная линия) инфицированную клетку при 4 или 7 HPI. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., не существенно. n ≥ 20 клеток как минимум из 3 независимых экспериментов, за исключением U2OS h3A (n = 20 клеток из 2 независимых экспериментов).

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g001

Ранее мы показали, что усиление динамики гистонов в клетках Vero, инфицированных мутантом HSV-1 в ICP0, было частично нарушено, так что усиление поздних в конечном итоге происходит усиление динамики гистонов (рис. 2А и 2В, n212 [38–40]).Пулы некоторых свободных гистонов увеличивались в еще большей степени при 7 hpi в отсутствие ICP0 (рис. 2А, n212 [38–40]). Двойной мутант ICP0 и VP16 HSV-1, который экспрессирует небольшое количество ICP4 в клетках Vero [43], усиливал динамику гистонов почти только до базального уровня в этих клетках (рис. 2A и 2B, KM110 [38–40]). Клетки Vero, инфицированные мутантом ICP4 n12, имели только базальное увеличение уровней свободных линкеров и ядерных гистонов, которое не усиливалось в более поздние сроки после заражения (рис. 1B и 2).Таким образом, экспрессия ICP0, ICP22, ICP27 или ICP47 в отсутствие функционального ICP4 (и белков E) недостаточна для увеличения пулов свободных коровых или линкерных гистонов в той же степени, что и при инфицировании мутантным ICP0 или VP16 дикого типа. штаммы ВПГ-1 (рис. 2 [38–40]).

Рис. 2. Динамика сердцевинных и линкерных гистонов при заражении штаммами дикого типа или мутантными штаммами HSV-1, дефектными по VP16, ICP0 или ICP4.

Клетки U2OS или Vero трансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP, слитый с h3A, h3B, h4.1, h4.3, h5 или h2.2. Трансфицированные клетки имитировали или инфицировали 30 БОЕ на клетку штамма ВПГ-1 KOS, n212, KM110 или n12 или 6 БОЕ на клетку штамма KOS (клетки U2OS). Динамика гистонов оценивалась от 4 до 5 ( 4 hpi ) или от 7 до 8 ( 7 hpi ) hpi с помощью FRAP. A), B) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h3A, -h3B, -h4.1, -h4.3, -h5 или -h2.2 по сравнению с таковыми в ложно инфицированных клетках (установлено на 1,0). ) мощностью 4 или 7 л.с. C), D) Гистограммы, показывающие средние начальные скорости восстановления нормализованной флуоресценции (коровые гистоны) или среднее значение T 50 (h2.2) относительно таковых в ложно инфицированных клетках (установлено на 1,0) при 4 или 7 HPI. Планки погрешностей, SEM. ( ) Данные для GFP-h3B, -h4.1, -h4.3 и -h2.2 для штаммов ВПГ-1 KOS, n212 и KM110 (Vero и U2OS) и GFP-h5 для ВПГ-1 штамм KOS (Vero), включенный для сравнения, взят из ранее опубликованных экспериментов [38–40].

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g002

Чтобы проверить, была ли неспособность n12 усиливать динамику гистонов выше базальной степени неизвестными мутациями в этом штамме, динамика гистонов была повторно оценена в комплементарная клеточная линия, полученная из Vero (n-33), которая экспрессирует ICP4 HSV-2 при инфицировании [44].Динамика коровых и линкерных гистонов усиливалась примерно в одинаковой степени в клетках n-33, инфицированных n12 или KOS дикого типа (рис. 3).

Рис. 3. Функциональный ICP4 усиливает динамику гистонов во время инфекции n12.

клетки n-33, трансфицированные плазмидами, экспрессирующими GFP, слитый с h3A, h3B, h4.3, h5 или h2.2, были ложно инфицированы или инфицированы 30 PFU на клетку штамма HSV-1 KOS (☐) или n12 (■ ). Динамика гистонов оценивалась от 4 до 5 ( 4 hpi ) или от 7 до 8 ( 7 hpi ) hpi с помощью FRAP.A) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h3A, -h3B, -h4.3, -h5 или -h2.2 в клетках, инфицированных KOS или n12, по сравнению с таковыми в ложно инфицированных клетках (установлено на 1,0). ) мощностью 4 или 7 л.с. B) Гистограммы, показывающие средние начальные скорости восстановления нормализованной флуоресценции (ядерные гистоны) или средние T 50 (h2.2) в клетках, инфицированных KOS или n12, по сравнению с таковыми в ложно инфицированных клетках (установлено на 1,0) на 4 или 7 л.с. Планки погрешностей, SEM. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., незначительный. n ≥ 15 клеток как минимум из 2 независимых экспериментов, за исключением GFP-h3A и -h5 n ≥ 8 клеток из 1 эксперимента.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g003

Динамика увеличения коровых гистонов h3B и h5 в клетках, транзиентно экспрессирующих ICP4

Таким образом,

Гистоны минимально мобилизованы в клетках U2OS или Vero, инфицированных мутантным HSV-1, не кодирующим функциональный ICP4 (Figs 1-3). ICP4 может сам по себе вызывать усиление динамики гистонов.Альтернативно, белковый продукт гена Е может усиливать динамику гистонов (репликация ДНК или L-белки не требуются [39, 40]), поскольку для экспрессии генов Е требуется ICP4. Чтобы проверить эти возможности, мы проанализировали влияние эктопически выраженного ICP4 на динамику гистонов.

h5 и h3B не имеют основных вариантов, поэтому они представляют всю популяцию димеров h4-h5 и h3A-h3B соответственно. Чтобы оценить динамику h5 и h3B в клетках, транзиентно экспрессирующих ICP4, мы оптимизировали котрансфекцию GFP-h3B или GFP-h5 свободным красным флуоресцентным белком (RFP) или RFP-ICP4 таким образом, чтобы примерно половина клеток, экспрессирующих обнаруживаемые уровни GFP также экспрессировали обнаруживаемые уровни слитых белков RFP (или свободных RFP).Этот подход позволяет нам анализировать динамику гистонов в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые или неопределяемые уровни тестируемых белков в идентичных условиях. Флуоресценция GFP в обесцвеченной области была нормализована к общей ядерной флуоресценции, чтобы учесть различия в экспрессии GFP. Относительную флуоресценцию в обесцвеченной области в каждый момент времени затем нормализовали к исходной относительной флуоресценции в той же области до фотообесцвечивания. Таким образом, результаты не зависят от уровней экспрессии GFP-гистонов [38-40].

Свободные пулы GFP-h5 или -h3B были на 22 или 12% больше, соответственно, в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые, чем неопределяемые уровни RFP-ICP4 (p<0,01) (фиг. 4A, 4B, 4D и 4E). Как и ожидалось, свободные пулы GFP-h5 или -h3B не были значительно выше в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни свободного RFP, чем неопределяемые (фиг. 4B и 4E). Скорость медленного обмена GFP-h3B, которая оценивает динамику молекул h3B в нуклеосомах с низким оборотом, была на 57% выше в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые, чем неопределяемые уровни RFP-ICP4 (p<0,0.05) (рис. 4С). В то время как медленная скорость обмена GFP-h5, как правило, была выше в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые, чем неопределяемые уровни RFP-ICP4, это было незначительно (рис. 4F). Скорости медленного обмена GFP-h3B или -h5 существенно не изменились в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни свободного RFP (фиг. 4C и 4F).

Рис. 4. Динамика h3B и h5, представляющих каждый димер гистонов, усиливается в клетках, временно экспрессирующих ICP4.

Клетки Vero котрансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP-h3B или -h5 и RFP-ICP4 или RFP, так что примерно половина клеток, экспрессирующих обнаруживаемые уровни GFP-гистонов, также экспрессировала определяемые уровни RFP.A), D) Средние кривые восстановления флуоресценции для GFP-h3B и -h5, соответственно, для клеток, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. B), E) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h3B или -h5, соответственно, в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4 или RFP, по сравнению с таковыми в клетках, экспрессирующих неопределяемые уровни RFP-ICP4 или RFP, соответственно. C), F) Гистограммы, показывающие среднюю скорость медленного обмена GFP-h3B или -h5 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4 или RFP, по сравнению с таковыми в клетках, экспрессирующих неопределяемые уровни RFP-ICP4 или RFP.Планки погрешностей, SEM. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., не существенно. n ≥ 15 клеток по крайней мере из 3 независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g004

Динамика увеличения канонического h4.1 и варианта h4.3 в клетках, транзиентно экспрессирующих ICP4

h4.3 изначально обнаруживается в нуклеосомах, собранных с геномами ВПГ-1, тогда как h4.1 выявляется в нуклеосомах ВПГ-1 только после начала репликации ДНК ВПГ-1 [45].Следовательно, динамика h4.1 и h4.3 по-разному затрагивается в клетках, инфицированных ВПГ-1 дикого типа [40]. Их свободные пулы уменьшаются между 4 и 7 hpi в клетках Vero, но пулы h4.1 уменьшаются в гораздо большей степени (Fig. 2). Свободные пулы h4.1 также уменьшаются между 4 и 7 hpi в клетках U2OS, тогда как пулы h4.3 этого не делают (Fig 2). В то время как свободный пул h4.3 при 7 HPI не зависит от репликации ДНК HSV-1, более того, пул h4.1 в два раза больше, когда репликация ДНК HSV-1 ингибируется [40].Динамика h5 была усилена в клетках, временно экспрессирующих ICP4 (фиг. 4D и 4E). Поэтому мы ожидали, что динамика h4.1 или h4.3, которые образуют димеры с h5, также будет усилена.

Свободный пул GFP-h4.3 был на 14% больше в клетках Vero, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4, чем неопределяемые (p<0,05) (рис. 5A и 5B). Пик унимодального частотного распределения свободных пулов GFP-h4.3 был смещен вправо, что указывает на больший свободный пул в клетках, экспрессирующих обнаруживаемый ICP4, по сравнению с клетками, экспрессирующими неопределяемый ICP4 (рис. 5E).Напротив, частотное распределение свободных пулов GFP-h4.3 не изменилось в клетках, экспрессирующих обнаруживаемый или неопределяемый RFP (фиг. 5B и 5F).

Рис. 5. Динамика h4.1 усиливается больше, чем динамика h4.3 в клетках Vero, временно экспрессирующих ICP4.

Клетки Vero котрансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP-h4.1 или -h4.3 и RFP-ICP4 или RFP, так что примерно половина клеток, экспрессирующих определяемые уровни GFP, также экспрессируют определяемые уровни RFP. A), C) Средние кривые восстановления флуоресценции для GFP-h4.3 и -h4.1, соответственно, для клеток, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. B), D) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h4.3 или -h4.1, соответственно, в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4 или RFP, по сравнению с клетками, экспрессирующими неопределяемые уровни RFP-ICP4 или RFP, соответственно. E) Частотное распределение свободного пула GFP-h4.3 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. F) Частотное распределение свободного пула GFP-h4.3 в клетках, экспрессирующих определяемый (темно-красная линия) или неопределяемый (зеленая линия) уровень RFP. G) Частотное распределение свободного пула h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. H) Частотное распределение свободного пула GFP-h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (темно-красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP. I) Репрезентативные изображения флуоресцентных ядер, экспрессирующих GFP-h4.1 и обнаруживаемые или неопределяемые уровни RFP-ICP4, непосредственно перед фотообесцвечиванием (T = 0) или после (T = 1) или через 200 секунд.Планки погрешностей, SEM. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., не существенно. n ≥ 15 клеток по крайней мере из 3 независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g005

GFP-h4.1 был мобилизован в гораздо большей степени (рис. 5C, 5D и 5G). Средний свободный пул GFP-h4.1 был на 248% больше в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4, чем неопределяемые (рис. 5D). Кривые частотного распределения свободных пулов GFP-h4.1 показали, кроме того, что клетки, экспрессирующие неопределяемые уровни ICP4, имели свободные пулы, распределенные нормально около 20%, тогда как клетки, экспрессирующие обнаруживаемый ICP4, имели асимметричное распределение с пиком в два раза больше (рис. 5G). ).Клетки, экспрессирующие обнаруживаемый RFP или не экспрессирующие свободные пулы в равной степени (фиг. 5H). Повышенная динамика GFP-h4.1 также отражалась его ядерным распределением (рис. 5I). GFP-h4.1 имел прерывистую локализацию, характерную для хроматина в клетках, экспрессирующих неопределяемые уровни RFP-ICP4. Напротив, GFP-h4.1 диффузно распределялся по ядру в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4, распределение которых согласуется с растворимыми белками (т.е. свободным h4.1). Бесплатные пулы GFP-h4.1 или -h4.3 не были затронуты в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни свободного RFP (фиг. 5).

Свободные пулы GFP-h4.3 или -h4.1 также были на 22% или 40% больше, соответственно, в клетках U2OS, экспрессирующих обнаруживаемые, чем неопределяемые уровни RFP-ICP4 (p<0,01) (рис. 6A–6D). Клетки, экспрессирующие неопределяемые уровни RFP-ICP4 или RFP, имели одинаково нормально распределенные свободные пулы GFP-h4.1 или h4.3 (фиг. 6E, 6F, 6G и 6H). Напротив, клетки, экспрессирующие обнаруживаемые уровни ICP4, имели свободные пулы GFP-h4.1 с асимметричным распределением с четким плечом, достигающим пика на уровне 40%. Повышенная динамика GFP-h4.1 также отражалась его ядерным распределением в клетках U2OS (рис. 6I).

Рис. 6. Динамика h4.1 усиливается больше, чем динамика h4.3 в клетках U2OS, временно экспрессирующих ICP4.

Клетки U2OS котрансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP-h4.1 или -h4.3 и RFP-ICP4 или RFP, таким образом, что примерно половина клеток, экспрессирующих определяемые уровни GFP, также экспрессируют определяемые уровни RFP.A), C) Средние кривые восстановления флуоресценции для GFP-h4.3 и -h4.1, соответственно, для клеток, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. B), D) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h4.3 или -h4.1, соответственно, в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4 или RFP, по сравнению с таковыми в клетках, экспрессирующих неопределяемые уровни RFP-ICP4 или Запрос предложений. E) Частотное распределение свободного пула GFP-h4.3 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4.F) Кривая частотного распределения свободного пула GFP-h4.3 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (темно-красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP. G) Частотное распределение свободного пула GFP-h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. H) Кривая частотного распределения свободного пула GFP-h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (темно-красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP. I) Репрезентативные изображения флуоресцентных ядер, экспрессирующих GFP-h4.1 и обнаруживаемые или неопределяемые уровни RFP-ICP4, непосредственно перед (T = 0) или через 1 секунду после (T = 1) фотообесцвечивания или через 200 секунд. Планки погрешностей, SEM. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., не существенно. n ≥ 15 клеток по крайней мере из 3 независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g006

Динамика канонического h3A не была затронута в клетках, транзиентно экспрессирующих ICP4

h3B были мобилизованы в клетках, экспрессирующих ICP4, хотя их свободный пул увеличивал наименьшее количество коровых гистонов (рис. 4).h3B образует димеры с каноническим h3A или любым из его многочисленных вариантов. Не было показано, что вариант h3A взаимодействует с геномами HSV-1, тогда как канонический h3A взаимодействует. Таким образом, мы совместно трансфицировали клетки плазмидами, экспрессирующими GFP-h3A и RFP-ICP4. Удивительно, но динамика канонического GFP-h3A не подвергалась значительному влиянию в клетках, экспрессирующих определяемые уровни RFP-ICP4 (или свободного RFP) (фиг. 7A и 7B).

Рис. 7. Динамика h2.2, но не канонического h3A, усиливается в клетках, временно экспрессирующих ICP4.

Клетки Vero котрансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP-h3A или -h2.2 и RFP-ICP4 или RFP, таким образом, что примерно половина клеток, экспрессирующих определяемые уровни GFP, также экспрессируют определяемые уровни RFP. A), C) Средние кривые восстановления флуоресценции для GFP-h3A и -h2.2, соответственно, для клеток, экспрессирующих обнаруживаемые (красная линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-ICP4. B), D) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h3A или -h2.2, соответственно, в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4 или RFP, по сравнению с таковыми в клетках, экспрессирующих неопределяемые уровни RFP-ICP4 или RFP, соответственно.E) Гистограммы, показывающие среднее значение T 50 GFP-h2.2 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4 или RFP, по сравнению с клетками, экспрессирующими неопределяемые уровни RFP-ICP4 или RFP. Планки погрешностей, SEM. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., не существенно. n ≥ 15 клеток по крайней мере из 3 независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g007

Динамика линкерного гистона h2.2 увеличивалась в клетках, транзиентно экспрессирующих ICP4

Все линкерные гистоны мобилизованы в клетках, инфицированных ВПГ-1 дикого типа [38].Вариант h2.2 был мобилизован больше всего, при этом Т 50 в инфицированных клетках составляло 60% от такового в ложно инфицированных клетках. h2.2 синтезируется независимо от стадии клеточного цикла и во всех типах клеток, которые инфицирует ВПГ-1. Поэтому мы сосредоточились на мобилизации h2.2 в клетках, экспрессирующих RFP-ICP4.

T 50 GFP-h2.2 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-ICP4, составляет 76% от такового в клетках, экспрессирующих неопределяемые уровни RFP-ICP4 (p<0,01) (рис. 7C и 7E), а свободный пулы были на 17% больше (p<0.01) (рис. 7D). Как и ожидалось, GFP-h2.2 T 50 или его свободные пулы существенно не отличались в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые или неопределяемые уровни свободного RFP (фиг. 7D и 7E).

Укороченный транскрипционно неактивный мутант ICP4 n12 не усиливает динамику гистонов

HSV-1 n12 кодирует только амино-концевой 251 аминокислотный остаток ICP4. Этот мутант не способен активировать раннюю или позднюю экспрессию генов [41]. Мутантный вирус HSV-1 n12 едва усиливал динамику любого гистона в клетках Vero или U2OS (рис. 1 и 2).Поэтому не ожидалось, что мутантная форма ICP4 изменит динамику гистонов. Для проверки этой модели была сконструирована плазмида, кодирующая n12-форму ICP4, слитую в рамке с красным флуоресцентным белком (RFP-n12). Мобилизацию ядерных и линкерных гистонов анализировали в клетках, экспрессирующих RFP-n12. Динамика отсутствия гистонов не изменялась в клетках Vero, экспрессирующих обнаруживаемые или неопределяемые уровни RFP-n12 (фиг. 8). Свободные пулы, быстрый и медленный обмен или T 50 отсутствия гистона были затронуты экспрессией RFP-n12.GFP-h4.1 имел ожидаемую прерывистую локализацию в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-n12 или RFP (рис. S1).

Рис. 8. Динамика отсутствия гистона изменена в клетках, временно экспрессирующих укороченный, нефункциональный мутант ICP4 n12.

Клетки Vero котрансфицировали плазмидами, экспрессирующими GFP-гистоны и RFP-n12 или RFP, таким образом, что примерно половина клеток, экспрессирующих определяемые уровни GFP, также экспрессируют определяемые уровни RFP-n12. A-E), G) Гистограммы, показывающие средние уровни свободного GFP-h2.2, -h3A, -h3B, -h4.3, -h5 и -h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни RFP-n12 или RFP, по сравнению с клетками, экспрессирующими неопределяемые уровни RFP-n12 или RFP, соответственно. F) Средние кривые восстановления флуоресценции для GFP-h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (оранжевая линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-n12. H) Кривая распределения свободного пула GFP-h4.1 в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые (оранжевая линия) или неопределяемые (зеленая линия) уровни RFP-n12. I) Кривая распределения свободного пула GFP-h4.1 в клетках, экспрессирующих определяемый (темно-красная линия) или неопределяемый (зеленая линия) уровень RFP. Планки погрешностей, SEM. **, р < 0,01; *, р < 0,05; н . с ., не существенно. n ≥ 15 клеток по крайней мере из 3 независимых экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g008

Динамика гистонов преимущественно увеличивается в компартментах репликации HSV-1

ДНК ВПГ-1 и ICP4 локализуются в компартментах репликации ВПГ-1, где они также совместно локализуются с небольшим пулом гистонов (рис. 9).В компартментах репликации наблюдалась меньшая флуоресценция, чем в клеточном хроматине (рис. 9), что может указывать на меньшее количество гистонов в компартментах репликации или на то, что гистоны в компартментах репликации более динамичны и проводят в них меньше времени, чем в клеточном хроматине. Флуоресцентная микрофотография не может различить на 80% меньше гистонов или то же количество гистонов, имеющих на 80% меньшее время пребывания в компартментах репликации.

Рис. 9. Большая часть ICP4 локализуется в компартментах репликации с небольшим пулом гистонов.

Цифровые флуоресцентные микрофотографии, показывающие клетки Vero, экспрессирующие GFP-h3B, инфицированные 30 БОЕ штамма HSV-1 KOS и окрашенные антителами против ICP4. Клетки фиксировали при 7 HPI и иммуноокрашивали на ICP4. Показаны одноканальные и объединенные изображения. Обратите внимание на присутствие небольшого пула GFP-h3B в компартментах репликации, подобная локализация уже описана для GFP-h2.2, -h3B, -h4.1 и -h4.3 [38-40].

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g009

Поэтому далее мы охарактеризовали динамику гистонов в компартментах репликации и клеточном хроматине той же клетки (рис. 10А). Свободные пулы основных гистонов h3A, -h3B, -h4.1, -h4.3 и -h5, а также пулы линкерного гистона GFP-h2.2 увеличились преимущественно в компартментах репликации HSV-1 (рис. 10). . GFP-h5 и -h4.1 имели самые большие средние относительные свободные пулы в компартментах репликации, на 73 или 67% больше, чем в клеточном хроматине, соответственно (фиг. 10B и 10C; p<0.01). Свободные пулы GFP-h3A, -h3B и -h4.3 были на 50-56% больше в компартментах репликации, чем в клеточном хроматине, тогда как пулы линкерного гистона GFP-h2.2 имели наименьшую разницу, 41%. больше в компартментах репликации, чем в клеточном хроматине (фиг. 10B и 10C; p<0,01). Свободные пулы были неизменно выше в компартментах репликации, чем в клеточном хроматине во всех клетках (фиг. 10C).

Рис. 10. Восстановление флуоресценции гистонов, меченных GFP, в компартментах репликации HSV-1 или клеточном хроматине.

A) Микрофотографии флуоресценции ядра клеток Vero, инфицированных HSV-1, экспрессирующих GFP-h2.2 и подвергающихся FRAP при 7-8 HPI. Левая и средняя микрофотографии, непосредственно до (до) или после фотообесцвечивания (T = 0) соответственно; правая микрофотография, 60 секунд после фотообесцвечивания. Белая стрелка, направленная вниз, и белый кружок, область репликационного компартмента, подлежащая фотообесцвечиванию; черная стрелка, направленная вверх, и черный кружок — область клеточного хроматина, подлежащая фотообесцвечиванию. Обратите внимание на наличие небольшого пула h2.2 в отсеках репликации. B) Линейные графики, представляющие средние кривые восстановления флуоресценции ± SEM гистонов GFP-h4.1 (n = 10), GFP-h4.3 (n = 13), GFP-h5 (n = 14), GFP-h3A (n = 10), GFP-h3B (n = 13) и GFP-h2.2 (n = 10) в компартментах репликации или клеточном хроматине через 7–8 ч после заражения ВПГ-1, штамм KOS. C) Точечный график, представляющий свободные пулы в отсеках репликации или клеточный хроматин в каждой отдельной клетке. Сплошные линии, те же клетки.

https://дои.org/10.1371/journal.ppat.1005842.g010

Средние скорости медленного обмена h4.3 или h3B были на 67 или 128% выше (P<0,01) соответственно в компартментах репликации, чем в клеточном хроматине, тогда как других гистонов статистически не отличались.

Обсуждение

Недавно было широко признано, что геномы ВПГ-1 хроматинизируются во время литических инфекций [46-53], хотя вирусный хроматин гораздо более динамичен, чем клеточный [17]. Клеточный хроматин, содержащий транскрибируемые гены, более динамичен, чем содержащий молчащие гены [21, 54–56].Таким образом, динамика вирусного хроматина согласуется с высокой скоростью транскрипции вирусных геномов во время литической инфекции.

Баланс между клеточными и вирусными эффектами может определять необычную динамику хроматина HSV-1. Сборка нуклеосом с ДНК ВПГ-1 может быть клеточным ответом на ингибирование транскрипции ВПГ-1 путем сборки вирусного генома в молчащем хроматине. Чтобы противодействовать такому молчанию, HSV-1 должен был выработать белки, дестабилизирующие нуклеосомы или мобилизующие их из своего генома.Любой из этих механизмов приводит к усилению доступа РНК-полимеразы II к вирусной ДНК, активируя транскрипцию. Таким образом, можно ожидать, что эти белки HSV-1 будут действовать как активаторы транскрипции, фактически не связываясь со специфическими последовательностями промоторов.

ICP4 является одним из трех активаторов транскрипции ВПГ-1 и единственным, необходимым для репликации ВПГ-1. Хотя он связывается со специфическими последовательностями ДНК для ингибирования транскрипции, он не активирует ее аналогичным образом [13, 14]. Его механизм активации транскрипции остается только частично понятым.Здесь мы показываем, что ICP4 необходим и достаточен для увеличения динамики гистонов. В соответствии с этими выводами геномы ВПГ-1 менее доступны для расщепления нуклеазами в отсутствие белков IE [57], а ассоциация h4 с ДНК ВПГ-1 увеличивается в отсутствие функционального ICP4 [58] (изменения не были статистически значимыми). , возможно, из-за вариабельности степени повышенной ассоциации с мутантным вирусом ICP4).

Мы выбрали гистоны для оценки на основе следующих критериев.h2.2 экспрессируется во всех типах клеток, которые инфицирует HSV-1, и мобилизуется больше всех линкерных гистонов [38]. h5 и h3B не имеют вариантов и, следовательно, представляют два основных димера гистонов, тогда как h4 и h3A имеют несколько вариантов. h4.1 и h4.3 связываются с геномами HSV-1 посредством механизмов, зависимых или независимых от репликации ДНК, соответственно [45], и их динамика по-разному затрагивается в инфицированных HSV-1 клетках [40]. Канонический h3A является наиболее распространенным h3A в нуклеосомах, и до сих пор не сообщалось ни о каком варианте h3A, взаимодействующем с хроматином HSV-1.Мы проанализировали динамику гистонов при 4 или 7 HPI и никогда не превышали 8 HPI. В более поздние времена сдвиг или маргинализация хроматина [59], вероятно, будет косвенно влиять на динамику гистонов.

Мутант HSV-1 n212 ICP0 индуцировал увеличение свободных пулов всех гистонов, кроме h5, в клетках U2OS больше, чем индуцируемый вирусом дикого типа, что позволяет предположить, что ICP0 может вызывать деградацию гистонов в свободных пулах. Тем не менее, мутант HSV-1, кодирующий укороченный нефункциональный ICP4 n12, был наиболее дефектным.Этот мутант либо не смог усилить динамику гистонов (в клетках U2OS), либо только усилил их до базального уровня (в клетках Vero), даже несмотря на то, что он сверхэкспрессирует все другие белки IE. Таким образом, ICP4 может модулировать динамику гистонов сам по себе. Альтернативно, ICP4 может косвенно влиять на динамику гистонов через любой E-белок, поскольку для экспрессии всех E-белков требуется ICP4 (репликация ДНК или L-белки не требуются [38-40]). Чтобы проверить эти возможности, мы сконструировали плазмиды, экспрессирующие полноразмерные или укороченные формы ICP4, слитые в рамке с RFP.Динамика всех ядерных гистонов, кроме h3A, увеличивалась в клетках, транзиентно экспрессирующих ICP4, но не в клетках, экспрессирующих нефункциональную укороченную мутантную форму n12 ICP4.

h4.3 изначально собирается в нуклеосомах с геномами ВПГ-1, тогда как h4.1 начинает собираться в нуклеосомах ВПГ-1 одновременно с репликацией ДНК ВПГ-1 [45]. Нуклеосомы, содержащие h4.3, более динамичны, чем содержащие h4.1 [30]. Следовательно, можно ожидать, что нуклеосомы, содержащие h4.1, менее склонны поддерживать транскрипцию, чем те, которые содержат h4.3. Свободные пулы GFP-h4.3 увеличились только на 15 или 22% в клетках Vero или U2OS, экспрессирующих ICP4, тогда как пулы GFP-h4.1 увеличились на 248 или 40% в клетках Vero или U2OS соответственно. Таким образом, ICP4 может предпочтительно предотвращать сборку геномов HSV-1 в более стабильных нуклеосомах, содержащих h4.1.

Свободный пул или скорость медленного обмена GFP-h3B увеличились на 12% или 57% соответственно в клетках, экспрессирующих ICP4. h3B образует димеры с каноническим h3A или любым из его многочисленных вариантов. До сих пор не сообщалось о связывании варианта h3A с геномами HSV-1.Поэтому ожидалось, что h3A будет мобилизован в клетках, экспрессирующих ICP4. Удивительно, но это не так. Таким образом, наиболее вероятно, что некоторые другие варианты h3A являются мишенью для ICP4. В то время как h3A и h3A.X ассоциируют как с транскрибируемыми, так и с молчащими генами, например, macroh3A преимущественно ассоциирует с молчащими [60]. Нуклеосомы, содержащие macroh3A, менее динамичны, чем содержащие канонический h3A [61, 62]. Подобно его разным эффектам на h4.1 и h4.3, ICP4 может также предпочтительно мобилизовать определенные варианты h3A, такие как macroh3A, из геномов HSV-1.

Если ICP4 сам по себе увеличивает динамику гистонов, то можно ожидать, что динамика гистонов будет увеличиваться преимущественно в компартментах репликации, где ICP4 накапливается. Действительно, мы обнаружили, что динамика всех гистонов была быстрее в компартментах репликации, чем в клеточном хроматине тех же ядер. Хотя свободные пулы всех гистонов были больше в компартментах репликации, скорость медленного обмена только у GFP-h3B и GFP-h4.3 была значительно выше, а у GFP-h3B почти вдвое больше, чем у GFP-h4.3. Следовательно, медленная скорость обмена только GFP-h3B также была значительно выше в клетках, экспрессирующих обнаруживаемые уровни ICP4. HSV-1 и, в частности, ICP4 могут предпочтительно влиять на менее динамичные нуклеосомы, которые больше всего влияют на медленный обменный курс, по сравнению с более динамичными.

Все герпесвирусы кодируют белки, регулирующие динамику хроматина. Эти белки являются либо тегументными белками и поэтому вводятся в клетку вместе с инфицированными вирионами, либо экспрессируются сразу после проникновения в ядро ​​вирусного генома.В любом случае, все они доступны для ремоделирования хроматина перед активацией генерализованной экспрессии вирусных генов. Например, геномы цитомегаловируса человека (ЦМВ) имеют гораздо менее динамичный хроматин в отсутствие непосредственно раннего белка 1, а основной белок тегумента вируса Эпштейна-Барр (ВЭБ) BNRF1 связывается с шапероном h4.3 Daxx, который физиологически собирает сайленсинговые h4.3-содержащие нуклеосомы в теломерах, тем самым предотвращая сайленсинговое включение h4.3 в хроматин EBV [63, 64].Тем не менее, геномы бета- или гамма-герпесвирусов собраны в гораздо менее динамичном хроматине, чем геномы альфа-герпесвирусов. Геномы HCMV и EBV менее доступны для расщепления MCN, чем геномы HSV-1 [63, 65–67], что согласуется с их сборкой в ​​менее динамичном хроматине. ChIP также ко-иммунопреципитирует относительно больше ДНК EBV или HCMV, чем ДНК HSV-1, что также согласуется с тем, что хроматин EBV и HCMV менее динамичен, чем хроматин HSV-1 [68-70]. Нуклеосомы также более однородно собраны с EBV или HCMV, чем с геномами HSV-1 [70-72], что опять-таки согласуется с менее динамичным хроматином для первого.Альфа-герпесвирусы также имеют гораздо более короткие циклы репликации (~18 часов для ВПГ-1), чем бета- или гамма-герпесвирусы (~3 дня для HCMV, ~4-5 дней для EBV). ICP4 консервативен только среди всех альфа-герпесвирусов, но не у бета- или гамма-герпесвирусов. Заманчиво предположить, что ICP4 может индуцировать особую динамику хроматина альфа-герпесвируса, что, в свою очередь, приведет к увеличению скорости транскрипции и, следовательно, к более короткому циклу репликации.

гена HSV-1 транскрибируются комплексом клеточной РНК-полимеразы II, который обогащен генами HSV-1, но обеднен клеточными генами при литических инфекциях [73, 74].Нуклеосомы нарушают доступность комплекса РНК-полимеразы II к промоторной ДНК [21, 54–56], а хроматин ВПГ-1 гораздо более динамичен и доступен, чем клеточный [17]. ICP4 может поддерживать геномы HSV-1 в этом динамичном и легкодоступном хроматине, что приводит к секвестрации комплексов РНК-полимеразы II от клеточного генома к геномам HSV-1 [74], что приводит к активации HSV-1. транскрипцию и ингибирование клеточной транскрипции.

Таким образом, мы показываем, что активатора транскрипции HSV-1 ICP4 достаточно и необходимо для усиления динамики гистонов.ICP4 предпочтительно влияет на замалчивающий гистон h4.1, а не на активирующий вариант h4.3, и не влияет на канонический h3A. Таким образом, ICP4 может нацеливаться на замалчивающие гистоны, предотвращая их сборку замалчивающих нуклеосом с геномами HSV-1 или мобилизуя их от нуклеосом HSV-1 для активации транскрипции гена HSV-1. Эта мобилизация может функционировать, чтобы противодействовать клеточному защитному механизму против вирусов dsDNA, включающему замалчивание хроматина.

Материалы и методы

Клетки и вирусы

Клетки Vero африканской зеленой мартышки и их производная клеточная линия n-33, экспрессирующая HSV-2 ICP4 (щедрый подарок от покойного доктора С.П. Шаффер; [44]) содержали в модифицированной Дульбекко минимальной среде Игла (DMEM) с добавлением 5% эмбриональной бычьей сыворотки (FBS) при 37°C в 5% CO 2 . Клетки остеокарциномы человека U2OS (щедрый подарок доктора Дж. Смайли, Университет Альберты) поддерживали в модифицированной Дульбекко минимальной среде Игла (DMEM) с добавлением 10% FBS при 37°C в 5% CO 2 .

Описан штамм ВПГ-1 дикого типа KOS и мутантный штамм n12 (щедрые дары покойного доктора П. Шаффера) [75, 76].Вирусные запасы KOS были приготовлены, и титры были определены с помощью стандартного анализа бляшек, как описано [38–40]. Приготовление штаммов вируса n12 и определение титров n12 было таким же, как и для KOS, за исключением того, что вместо клеток Vero использовали клетки n-33. Параллельное титрование n12 клеток Vero гарантировало, что генетический дефект в ICP4 не был устранен за счет рекомбинации с HSV-2 ICP4 во время приготовления вирусного исходного материала.

Плазмиды

Плазмиды слияния зеленого флуоресцентного белка (GFP) и гистонов были описаны ранее [38, 39, 40, 42].pEGFP-h4.3 был щедрым подарком от доктора Джона Тинг (Медицинская школа Северного Онтарио). Аминоконцевые 2300 пар оснований ICP4 амплифицировали из ДНК HSV-1 с использованием праймеров 5′ AGA TCT CCG GAG GAT CGC CCC GCA TCG и 5′ CGT CCG AGC CGG GGG CGT CCG, а карбоксиконцевые 1800 пар оснований использовали с использованием праймеров 5 ‘ CGG CGG CCC GCG ACC CCC и 5’ TCT AGA TCA CAA GCG CCC CGC CCC. Фрагменты ПЦР ICP4 расщепляли SapI, а амино- и карбокси-фрагменты лигировали лигазой Т4 (Invitrogen).Затем полноразмерный ICP4 клонировали в сайты BglII и XbaI вектора pmCherry-C1 (Clontech).

Трансфекции и инфекции

Клетки

U2OS, Vero и n-33 трансфицировали липофектамином 2000, высевали на покровные стекла и инфицировали FRAP в основном, как описано [38–40].

Для котрансфекции 2,2–2,4×10 5 Клетки Vero или U2OS трансфицировали 14 или 4 мкл соответственно реагента Lipofectamine 2000 (Invitrogen), 0,2 или 1 мкг соответственно GFP-гистоновой плазмиды и 1.8 или 1 мкг соответственно RFP-ICP4, RFP-n12 или RFP-экспрессирующих плазмид. После 6,5 ч инкубации со смесью для трансфекции к клеткам добавляли 1 мл среды DMEM при 37°C с добавлением 10% FBS. Клетки высевали на покровные стекла не менее чем через 4 часа. Клетки инкубировали при 37°C в течение не менее 12 (GFP-h3A, -h3B, -h4.3 или -h2.2) или 24 (GFP-h4.1 или -h5) ч после трансфекции перед последующим инфицированием. Трансфицированные клетки высевали на покровные стекла и инфицировали FRAP, как описано [38–40].

Восстановление флуоресценции после фотообесцвечивания (FRAP)

Мобилизацию гистонов оценивали с помощью FRAP через 24–48 ч после трансфекции, по существу, как описано [38, 39].Область шириной 1,5 мкм, охватывающая ядро, подвергалась фотообесцвечиванию с 30–45 итерациями при интенсивности 95%. На одну обработку оценивали пятнадцать или более клеток из по меньшей мере трех независимых экспериментов. Статистическую значимость проверяли с использованием одностороннего Т-критерия Стьюдента (для двусторонних сравнений) или ANOVA (для множественных сравнений).

Иммунофлуоресценция

Локализацию

ICP4 визуализировали с помощью иммунофлуоресценции, как описано [38].

FRAP в компартментах вирусной репликации по сравнению с клеточным хроматином

Равные объемы компартментов репликации или клеточного хроматина в тех же инфицированных клетках (фиг. 10А) подвергали фотообесцвечиванию через 7 часов после инфицирования (hpi) с помощью 10 БОЕ/клетку HSV-1, штамм KOS.Восстановление флуоресценции в областях фотообесцвечивания контролировали один раз в секунду в течение первых 20 секунд и один раз каждые две секунды в течение следующих 40 секунд. Фоновую флуоресценцию вычитали, а флуоресценцию нормализовали к флуоресценции всего ядра. Флуоресценция в любой момент времени выражается в процентах от нормализованной интенсивности флуоресценции в той же области фотообесцвечивания (репликационный компартмент или клеточный хроматин) непосредственно перед фотообесцвечиванием.

Дополнительная информация

S1 Рис.RFP или RFP-n12 не изменяют ядерное распределение h4.1.

Репрезентативные изображения флуоресцентных ядер, экспрессирующих GFP-h4.1 и обнаруживаемые или неопределяемые уровни RFP или RFP-n12, непосредственно перед (T = 0) или после (T = 1) фотообесцвечивания или через 200 секунд.

https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005842.s001

(PDF)

Благодарности

Авторы выражают признательность и благодарность доктору Майклу Дж. Хендзелу за его советы и поддержку в оценке динамики гистонов.Джек Сяо был первым, кто обнаружил предпочтительное увеличение динамики гистонов в компартментах репликации HSV-1. LMS является исследователем BWF в области патогенеза инфекционных заболеваний.

Вклад авторов

  1. Концептуализация: LMS.
  2. Формальный анализ: KLC RLG LMS MDB.
  3. Финансирование приобретения: LMS.
  4. Расследование: РЛГ КЛЦ МДБ.
  5. Методология: KLC RLG.
  6. Администрация проекта: LMS.
  7. Надзор: LMS.
  8. Валидация: RLG KLC.
  9. Визуализация: RLG KLC MDB LMS.
  10. Письмо — первоначальный проект: RLG KLC MDB LMS.
  11. Написание — обзор и редактирование: LMS RLG KLC MDB.

Каталожные номера

  1. 1. Эррера Ф.Дж., Тризенберг С.Дж. VP16-зависимая ассоциация модифицирующих хроматин коактиваторов и недопредставленность гистонов на промоторах немедленно-ранних генов во время инфекции, вызванной вирусом простого герпеса.Дж Вирол. 2004; 78: 9689–9696. пмид:15331701
  2. 2. Hill JM, Quenelle DC, Cardin RD et al. Ингибирование LSD1 снижает герпесвирусную инфекцию, выделение и рецидив, способствуя эпигенетической супрессии вирусных геномов. Sci Transl Med. 2014;6:265ra169. пмид:25473037
  3. 3. Лян Ю., Фогель Дж. Л., Нараянан А., Пэн Х., Кристи ТМ. Ингибирование гистондеметилазы LSD1 блокирует литическую репликацию и реактивацию альфа-герпесвируса из латентного периода. Нат Мед. 2009;15:1312–1317.пмид:19855399
  4. 4. Лян И., Кенель Д., Фогель Дж. Л., Маскаро С., Ортега А., Кристи ТМ. Новый селективный ингибитор LSD1/KDM1A эпигенетически блокирует литическую репликацию и реактивацию вируса простого герпеса из латентного периода. МБио. 2013;4:e00558–12. пмид:23386436
  5. 5. Мемедула С., Белмонт А.С. Последовательное привлечение компонентов HAT и SWI/SNF к конденсированному хроматину с помощью VP16. Карр Биол. 2003; 13: 241–246. пмид:12573221
  6. 6. Эверетт РД. Транс-активация транскрипции продуктами вируса герпеса: потребность в двух полипептидах HSV-1 немедленного начала для максимальной активности.EMBO J. 1984; 3: 3135–3141. пмид:6098466
  7. 7. apRhys CM, Ciufo DM, O’Neill EA, Kelly TJ, Hayward GS. Перекрывающиеся мотивы октамера и TAATGARAT в VF65-ответных элементах в непосредственно-ранних промоторах вируса простого герпеса представляют собой независимые сайты связывания клеточного ядерного фактора III. Дж Вирол. 1989; 63: 2798–2812. пмид:2542590
  8. 8. Герстер Т., Родер Р.Г. Трансактивирующий белок герпесвируса взаимодействует с фактором транскрипции OTF-1 и другими клеточными белками.Proc Natl Acad Sci U S A. 1988; 85:6347–6351. пмид:2842768
  9. 9. Kristie TM, Roizman B. Белки клетки-хозяина связываются с цис-действующим участком, необходимым для вирион-опосредованной индукции генов вируса простого герпеса 1 альфа. Proc Natl Acad Sci U S A. 1987; 84:71–75. пмид:3025864
  10. 10. Нараянан А., Руечан В.Т., Кристи Т.М. Коактиватор фактора клетки-хозяина-1 опосредует триметилирование Set1 и MLL1 h4K4 на непосредственных ранних промоторах герпесвируса для инициации инфекции.Proc Natl Acad Sci U S A. 2007;104:10835–10840. пмид:17578910
  11. 11. Сяо П., Капоне Дж.П. Клеточный фактор связывается с трансактиватором вируса простого герпеса типа 1 Vmw65 и необходим для сборки Vmw65-зависимого комплекса белок-ДНК с Oct-1. Мол Селл Биол. 1990; 10:4974–4977. пмид:2167442
  12. 12. Чжоу Г., Те Д., Ройзман Б. Репрессор CoREST/REST одновременно необходим и неблагоприятен для экспрессии генов вируса простого герпеса. МБио. 2011;2:e00313–10.
  13. 13.Резник Дж., Бойд Б.А., Хаффи М.Л. Связывание ДНК белком ICP4 вируса простого герпеса типа 1 необходимо для эффективной понижающей регуляции промотора ICP0. Дж Вирол. 1989;63:2497–2503. пмид:2542567
  14. 14. Шепард А.А., ДеЛука Н.А. Ревертант второго сайта дефектного белка ICP4 вируса простого герпеса с восстановленной регуляторной активностью и нарушенными свойствами связывания ДНК. Дж Вирол. 1991; 65: 787–795. пмид:1846199
  15. 15. Вагнер Л.М., ДеЛука Н.А. Временная ассоциация вируса простого герпеса ICP4 с клеточными комплексами, функционирующими на нескольких этапах транскрипции PolII.ПЛОС Один. 2013;8:e78242. пмид:24147125
  16. 16. Каламвоки М., Ройзман Б. ЧАСЫ гистон-ацетилтрансферазы являются важным компонентом транскриптома вируса простого герпеса 1, который включает TFIID, ICP4, ICP27 и ICP22. Дж Вирол. 2011; 85: 9472–9477. пмид:21734043
  17. 17. Лакасс Дж.Дж., Шанг Л.М. При литических инфекциях ДНК вируса простого герпеса 1 типа находится в комплексах со свойствами нестабильных нуклеосом. Дж Вирол. 2010; 84: 1920–1933. пмид:20007274
  18. 18.Кимура Х, Кук PR. Кинетика основных гистонов в живых клетках человека: небольшой обмен h4 и h5 и некоторый быстрый обмен h3B. Джей Селл Биол. 2001; 153:1341–1353. пмид:11425866
  19. 19. Левер М.А., Тхнг Дж.П., Сан Х, Хендзел М.Дж. Быстрый обмен гистона h2.1 на хроматине в живых клетках человека. Природа. 2000;408:873–876. пмид:11130728
  20. 20. Мистели Т., Гунджан А., Хок Р., Бастин М., Браун Д.Т. Динамическое связывание гистона h2 с хроматином в живых клетках.Природа. 2000;408:877–881. пмид:11130729
  21. 21. Айгюн О, Мехта С, Гревал С.И. Опосредованное HDAC подавление оборота гистонов способствует эпигенетической стабильности гетерохроматина. Nat Struct Mol Biol. 2013;20:547–554. пмид:23604080
  22. 22. Hieb AR, Gansen A, Böhm V, Langowski J. Конформационное состояние сайта входа-выхода нуклеосомы модулирует связывание TBP с боксом TATA. Нуклеиновые Кислоты Res. 2014;42:7561–7576. пмид:24829456
  23. 23. Ким Дж, Ли Дж, Ли ТХ.Ацетилирование лизина способствует спонтанной динамике ДНК в нуклеосоме. J Phys Chem B. 2015;119:15001–15005. пмид:26575591
  24. 24. Kuo MH, Brownell JE, Sobel RE et al. Связанное с транскрипцией ацетилирование с помощью Gcn5p гистонов h4 и h5 по специфическим лизинам. Природа. 1996; 383: 269–272. пмид:8805705
  25. 25. Даужат С., Вайс Т., Мон Ф. и др. Триметилирование h4K64 маркирует гетерохроматин и динамически ремоделируется во время перепрограммирования развития. Nat Struct Mol Biol.2009; 16: 777–781. пмид:19561610
  26. 26. Джек А.П., Буссемер С., Хан М. и др. h4K56me3 представляет собой новую консервативную гетерохроматиновую метку, которая в значительной степени, но не полностью, перекрывается с h4K9me3 как по регуляции, так и по локализации. ПЛОС Один. 2013;8:e51765. пмид:23451023
  27. 27. Литт М.Д., Симпсон М., Гаснер М., Аллис К.Д., Фельзенфельд Г. Корреляция между метилированием гистонов-лизина и изменениями развития в локусе бета-глобина курицы. Наука. 2001; 293:2453–2455.пмид:11498546
  28. 28. Сантос-Роса Х., Шнайдер Р., Баннистер А.Дж. и др. Активные гены триметилированы по K4 гистона h4. Природа. 2002; 419:407–411. пмид:12353038
  29. 29. Чжэн И, Типтон Д.Д., Томас П.М., Келлехер Н.Л., Свит С.М. Сайт-специфичная стабильность метилирования человеческого гистона h4: быстрый оборот K4me3. Протеомика. 2014;14:2190–2199. пмид:24826939
  30. 30. Jin C, Felsenfeld G. Стабильность нуклеосом, опосредованная вариантами гистонов h4.3 и h3A.З. Гены Дев. 2007; 21:1519–1529. пмид:17575053
  31. 31. Ahmad K, Henikoff S. Вариант гистона h4.3 маркирует активный хроматин путем независимой от репликации сборки нуклеосом. Мол Ячейка. 2002; 9: 1191–1200. пмид:12086617
  32. 32. Elsässer SJ, Huang H, Lewis PW, Chin JW, Allis CD, Patel DJ. DAXX обволакивает димер гистонов h4.3-h5 для распознавания, специфичного для h4.3. Природа. 2012; 491: 560–565. пмид:23075851
  33. 33. Goldberg AD, Banaszynski LA, Noh KM et al.Различные факторы контролируют локализацию варианта гистона h4.3 в определенных областях генома. Клетка. 2010; 140: 678–691. пмид:20211137
  34. 34. Льюис П.В., Эльзессер С.Дж., Нох К.М., Стадлер С.К., Эллис К.Д. Daxx является специфическим для h4.3 гистоновым шапероном и сотрудничает с ATRX в независимой от репликации сборке хроматина на теломерах. Proc Natl Acad Sci U S A. 2010;107:14075–14080. пмид:20651253
  35. 35. Ray-Gallet D, Quivy JP, Scamps C, Martini EM, Lipinski M, Almouzni G.HIRA имеет решающее значение для пути сборки нуклеосом, независимого от синтеза ДНК. Мол Ячейка. 2002; 9: 1091–1100. пмид:12049744
  36. 36. Tagami H, Ray-Gallet D, Almouzni G, Nakatani Y. Гистоновые комплексы h4.1 и h4.3 опосредуют пути сборки нуклеосом, зависящие или независимые от синтеза ДНК. Клетка. 2004; 116: 51–61. пмид:14718166
  37. 37. McKittrick E, Gafken PR, Ahmad K, Henikoff S. Гистон h4.3 обогащен ковалентными модификациями, связанными с активным хроматином.Proc Natl Acad Sci U S A. 2004; 101:1525–1530. пмид:14732680
  38. 38. Конн К.Л., Хендзел М.Дж., Шанг Л.М. Линкерные гистоны мобилизуются при заражении вирусом простого герпеса типа 1. J Virol. 2008; 82: 8629–8646. пмид:18579611
  39. 39. Конн К.Л., Хендзел М.Дж., Шанг Л.М. Основные гистоны h3B и h5 мобилизуются во время инфекции вирусом простого герпеса 1. J Virol. 2011;85:13234–13252. пмид:21994445
  40. 40. Конн К.Л., Хендзел М.Дж., Шанг Л.М. Дифференциальная мобилизация гистонов h4.1 и h4.3 вирусом простого герпеса 1 связывает динамику гистонов со сборкой вирусного хроматина. PLoS Патог. 2013;9:e1003695. пмид:24130491
  41. 41. ДеЛука Н.А., Шаффер П.А. Физические и функциональные домены белка ICP4, регулирующего транскрипцию вируса простого герпеса. Дж Вирол. 1988; 62: 732–743. пмид:2828668
  42. 42. Th’ng JP, Sung R, Ye M, Hendzel MJ. Гистоны семейства h2 в ядре. Контроль связывания и локализации с помощью С-концевого домена. Дж. Биол. Хим.2005; 280:27809–27814. пмид:15

    1

  43. 43. Моссман К.Л., Смайли Дж.Р. Усечение С-концевого кислого домена активации транскрипции вируса простого герпеса VP16 делает экспрессию непосредственно-ранних генов почти полностью зависимой от ICP0. Дж Вирол. 1999;73:9726–9733. пмид:10559282
  44. 44. Смит, Калифорния, Шаффер, Пенсильвания. Мутанты, дефектные по вирусу простого герпеса 2 типа ICP4: выделение и предварительная характеристика. Дж Вирол. 1987; 61: 1092–1097. пмид:3029403
  45. 45.Placek BJ, Huang J, Kent JR et al. Вариант гистона h4.3 регулирует экспрессию гена при литической инфекции вирусом простого герпеса типа 1. J Virol. 2009;83:1416–1421. пмид:1

    46
  46. 46. Конн К.Л., Шанг Л.М. Динамика хроматина при литической инфекции вирусом простого герпеса 1. Вирусы. 2013; 5: 1758–1786. пмид:23863878
  47. 47. Кнайп Дм. Ядерное зондирование вирусной ДНК, эпигенетическая регуляция вирусной инфекции простого герпеса и врожденный иммунитет.Вирусология. 2015; 479–480: 153–159. пмид:25742715
  48. 48. Кристи ТМ. Динамическая модуляция хроматина ВПГ способствует инициации инфекции и обеспечивает мишени для эпигенетической терапии. Вирусология. 2015; 479–480: 555–561. пмид:25702087
  49. 49. Блум Д.С., Джордани Н.В., Квятковски Д.Л. Эпигенетическая регуляция экспрессии латентного гена ВПГ-1. Биохим Биофиз Акта. 2010; 1799: 246–256. пмид:20045093
  50. 50. Knipe DM, Lieberman PM, Jung JU et al. Снимки: хроматиновый контроль вирусной инфекции.Вирусология. 2013; 435:141–156. пмид:23217624
  51. 51. Либерман ПМ. Молчание: хроматиновый контроль латентности гамма-герпесвируса. Nat Rev Microbiol. 2013; 11: 863–875. пмид:24192651
  52. 52. Лу Х, Триценберг С.Дж. Сборка хроматина на геномах вируса простого герпеса во время литической инфекции. Биохим Биофиз Акта. 2010; 1799: 217–222. пмид:19682614
  53. 53. Ройзман Б. Контрольные точки экспрессии вирусных генов при продуктивной и латентной инфекции: роль репрессорного комплекса HDAC/CoREST/LSD1/REST.Дж Вирол. 2011; 85: 7474–7482. пмид:21450817
  54. 54. Альмер А., Рудольф Х., Хиннен А., Хорц В. Удаление расположенных нуклеосом с промотора PHO5 дрожжей при индукции PHO5 высвобождает дополнительные активирующие элементы ДНК выше по течению. EMBO J. 1986; 5: 2689–2696. пмид:3536481
  55. 55. Дион М.Ф., Каплан Т., Ким М., Буратовски С., Фридман Н., Рэндо О.Дж. Динамика независимого от репликации оборота гистонов у почкующихся дрожжей. Наука. 2007; 315:1405–1408. пмид:17347438
  56. 56.Mao C, Brown CR, Griesenbeck J, Boeger H. Окклюзия регуляторных последовательностей промоторными нуклеосомами in vivo. ПЛОС Один. 2011;6:e17521. пмид:21408617
  57. 57. Ференци М.В., ДеЛука Н.А. Эпигенетическая модуляция экспрессии генов покоящихся геномов вируса простого герпеса. Дж Вирол. 2009; 83: 8514–8524. пмид:19535445
  58. 58. Клифф А.Р., Найп Д.М. Вирус простого герпеса ICP0 способствует как удалению гистонов, так и ацетилированию вирусной ДНК во время литической инфекции.Дж Вирол. 2008;82:12030–12038. пмид:18842720
  59. 59. Моньер К., Армас Дж. К., Эттельдорф С., Газаль П., Салливан К. Ф. Аннексия межхромосомного пространства при вирусной инфекции. Nat Cell Biol. 2000; 2: 661–665. пмид:10980708
  60. 60. Толсторуков М.Ю., Голдман Дж.А., Гилберт С., Огрызко В., Кингстон Р.Е., Парк П.Дж. Вариант гистона h3A.Bbd связан с активной транскрипцией и процессингом мРНК в клетках человека. Мол Ячейка. 2012; 47: 596–607. пмид:22795134
  61. 61.Бауэрман С., Верещински Дж. Влияние Macroh3A и h3A.Z на динамику нуклеосом, выясненное с помощью моделирования молекулярной динамики. Биофиз Дж. 2016; 110: 327–337. пмид:26789756
  62. 62. Чакраварти С., Люгер К. Гистоновый вариант макро-h3A предпочтительно образует «гибридные нуклеосомы». Дж. Биол. Хим. 2006; 281:25522–25531. пмид:16803903
  63. 63. Залквар Э., Паулюс С., Тилло Д. и др. Нуклеосомные карты генома цитомегаловируса человека обнаруживают временное переключение в организации хроматина, связанное с основным белком IE.Proc Natl Acad Sci U S A. 2013;110:13126–13131. пмид:23878222
  64. 64. Цай К., Чан Л., Гибо Р. и др. Вирусное перепрограммирование шаперона гистона Daxx h4.3 во время ранней инфекции вирусом Эпштейна-Барр. Дж Вирол. 2014;88:14350–14363. пмид:25275136
  65. 65. Дайсон П.Дж., Фаррелл П.Дж. Структура хроматина вируса Эпштейна-Барр. Джей Ген Вирол. 1985; 66: 1931–1940. пмид:2993484
  66. 66. Маггеридж М.И., Фрейзер Н.В. Хромосомная организация генома вируса простого герпеса при острой инфекции центральной нервной системы мышей.Дж Вирол. 1986; 59: 764–767. пмид:3016340
  67. 67. Ницше А., Паулюс С., Невельс М. Временная динамика сборки хроматина цитомегаловируса в продуктивно инфицированных клетках человека. Дж Вирол. 2008;82:11167–11180. пмид:18786996
  68. 68. Коулман Х.М., Коннор В., Ченг З.С., Грей Ф., Престон К.М., Эфстатиу С. Модификации гистонов, связанные с геномами вируса простого герпеса типа 1 во время покоя и после ICP0-опосредованной дерепрессии. Джей Ген Вирол. 2008; 89: 68–77. пмид:18089730
  69. 69.Мурата Т., Кондо Ю., Сугимото А. и др. Эпигенетическая гистоновая модификация промотора BZLF1 вируса Эпштейна-Барр во время латентности и реактивации в клетках Раджи. Дж Вирол. 2012; 86: 4752–4761. пмид:22357272
  70. 70. Nitzsche A, Steinhäusser C, Mücke K, Paulus C, Nevels M. Метилирование лизина 4 гистона h4 маркирует пострепликативный хроматин цитомегаловируса человека. Дж Вирол. 2012;86:9817–9827. пмид:22761369
  71. 71. Арви А, Темпера I, Либерман ПМ. Интерпретация эпигенома вируса Эпштейна-Барра (EBV) с использованием высокопроизводительных данных.Вирусы. 2013;5:1042–1054. пмид:23549386
  72. 72. О Дж., Сандерс И.Ф., Чен Э.З. и др. Полногеномное картирование нуклеосом для HSV-1 показывает, что нуклеосомы откладываются в предпочтительных положениях во время литической инфекции. ПЛОС Один. 2015;10:e0117471. пмид:25710170
  73. 73. Costanzo F, Campadelli-Fiume G, Foa-Tomasi L, Cassai E. Доказательства того, что ДНК вируса простого герпеса транскрибируется клеточной РНК-полимеразой B. J Virol. 1977; 21: 996–1001. пмид:191658
  74. 74. Абриш Р.Г., Эйдем Т.М., Яковчук П., Кугель Дж.Ф., Гудрич Дж.А.Заражение вирусом простого герпеса 1 вызывает почти полную потерю присутствия РНК-полимеразы II в геноме клетки-хозяина. Дж Вирол. 2016;90:2503–2513.
  75. 75. Смит КО. Связь между оболочкой и инфекционностью вируса простого герпеса. Proc Soc Exp Biol Med. 1964; 115: 814–816. пмид:14155835
  76. 76. ДеЛука Н.А., Шаффер П.А. Активация непосредственно-ранних, ранних и поздних промоторов чувствительными к температуре и дикими формами белка ICP4 вируса простого герпеса типа 1.Мол Селл Биол. 1985; 5:1997–2008. пмид:3018543
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.